// // За частными музеями — будущее России

За частными музеями — будущее России

12

Формула выживания

За частными музеями — будущее России
В разделе

Частных музеев в России с каждым годом становится всё больше. Их создатели даже не скрывают, что мечтают о славе известных русских меценатов и коллекционеров — братьев Петра и Сергея Третьяковых, Ивана Морозова, Павла и Сергея Щукиных, чьи коллекции вошли в историю не только русской, но и мировой культуры. Затем все они стали государственными. В наши дни, похоже, намечается обратная тенденция. В наступающем году налог на землю и имущество будут платить не только частные музеи, но и государственные. Банкротство, переход исторических зданий в центрах городов в частные руки — вот что ждёт уже вскоре многие музеи, находившиеся до 1 января 2006 года на госбалансе.

Сразу оговоримся, крупные музеи — Эрмитаж, изобразительных искусств им. А.С. Пушкина или Петергоф — нововведение Минфина России переживут. «Большим ударом это будет для маленьких музеев, которых новые ставки земельного налога поставят за грань выживания», — считает директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Впрочем, их положение и без усиления налогового бремени было отнюдь не блестящим. Кражи ценнейших картин, сгоревшие в огне или подпорченные из-за очередного прорыва канализации раритетные книги и даже вынесенные буквально на глазах охраны куски уникального метеорита — всё это будни государственных коллекций, о которых «Версия» писала не раз.

«Мы заложники странной ситуации, когда слово «культура» в России исчезло. И мы превратились в сферу быта, а о некоторых услугах, видимо, можно и забыть...» — говорит директор Государственного музея-заповедника В.Д. Поленова Наталья Грамолина.

Но если нашему государству музеи не по карману, то, может быть, и к лучшему, что они отойдут новым, частным владельцам? Тем более что сегодня в России насчитывается — и это только официальные цифры — более 100 таких музеев. Увы, всё не так просто, как хотелось бы.

Одни владельцы частных собраний богаты и знамениты — они постоянные гости ведущих аукционных домов мира. Другие же еле сводят концы с концами. К тому же тот самый налог на имущество и на прибыль, который с 1 января будут платить государственные музеи, частники платят уже давно. Галерейщикам тоже не всегда хватает средств на существование и развитие. Вот только пенять на государство они не могут. Так что каждый решает этот вопрос по-своему в надежде выжить. «Я искал такую его концепцию, чтобы музей сам себя окупал, — говорит создатель музея-театра «Ледниковый период — мамонтовая палата» Фёдор Шидловский. — И мы научились не только коллекционировать экспонаты, но и создавать их. Сейчас у нас достаточно серьёзное производство сборных скелетов животных ледникового периода. И недавно Челябинский краеведческий музей купил у нас два экспоната за серьёзные деньги...»

Но и в успешных и в менее прибыльных музеях собираются, хранятся и выставляются уникальные экспонаты. И тянутся к ним посетители не только из других городов, но даже стран. А там действительно есть на что посмотреть.

Так, директор частного ярославского музея «Музыка и время» цирковой артист Джон Мостославский с самых малых лет собирал колокольчики. Над ним посмеивались. Но время шло, коллекция колокольчиков росла. А потом появилась ещё и коллекция необычных часов. Сейчас у него хранятся часы, которые заводил сам Антон Чехов, а другие — Фёдор Шаляпин. С особенной любовью Джон Григорьевич говорит о своём собрании золотофонных икон конца XIX — начала XX века, сделанных пошехонскими мастерами для купеческих домов... Музей этот, кстати, расположен в бывшем купеческом доме, который восстановлен Мостославским на собственные средства.

По теме

В Москве уже очень давно существует Ломаковский музей старинных автомобилей и мотоциклов. Вырос он из семейной коллекции авто. И сейчас там находятся 120 исторических автомобилей и мотоциклов. От мотоцикла

«Пежо» 1914 года выпуска до «Чайки» «ГАЗ-13» 1977 года, подаренной Патриарху Московскому и всея Руси Пимену генеральным секретарём ЦК КПСС Леонидом Брежневым. Среди раритетов коллекции «Мерседес-Бенц-540 СКЛ» 1936 года, выпущенный, по словам владельца музея, в единственном экземпляре, и «Хорьх-853» 1935 года, принадлежавший когда-то Герману Герингу.

Вообще, в России много действительно уникальных музеев — чайников и утюгов, уникальных кукол, коньяка, русской водки и паровозов. Есть даже Музей предпринимателей, меценатов и благотворителей.

Возникает частный музей только тогда, когда уже существует коллекция или её собрание. Например, «Ледниковому периоду» всего год. А начиналось всё 26 лет назад, когда инженер-конструктор Шидловский отправился по весне на охоту и в Якутии в крутом обрыве реки Березовка нашел берцовую кость и фрагмент бивня мамонта. Они и стали первыми экспонатами. Шидловский увлечённо продолжил поиски и уже к 1994 году собрал большую коллекцию. Тогда-то и родилась мечта — создать такой музей, в котором каждый посетитель может не только посмотреть на представленные экспонаты, но и потрогать их. Так увлечение палеонтологией стало делом всей его жизни.

Так какие же музеи нам нужны — государственные или частные? Ответ однозначный — и те и другие. Хотя основатель ныне государственной Третьяковки Павел Николаевич Третьяков, который в семь лет начал работать в лавке отца, а в 19 — собирать картины, в своём завещании пожелал: «Чиновников к созданию галереи не привлекать».

Опубликовано:
Отредактировано: 23.11.2016 23:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх