// // В праве на лечение отказать!

В праве на лечение отказать!

211

Правосудие по-ростовски

В разделе

Напоминаем читателям, что до вступления в законную силу приговора суда любой человек считается невиновным. Но до этого приговора ещё надо дожить! Ростовского предпринимателя Олега Грызлова сначала лишили свободы, а затем и отказали ему в необходимой медицинской помощи.

Врачи у нас, оказывается, тоже люди подневольные: клятва Гиппократа — это свято, но до Гиппократа далеко, а всесильный судья тут, близко.

Когда вызванная в суд бригада «Скорой помощи» зафиксировала у Грызлова очень высокое давление и настаивала на его немедленной госпитализации, судье достаточно было побеседовать с врачом, чтобы в карте вызова появилась запись: «В связи с нахождением Грызлова под стражей госпитализация невозможна».

Слишком влиятельные силы в области заинтересованы в том, чтобы дело против непокорного ростовского бизнесмена было завершено как можно скорее. Отчаявшись добиться справедливости другими способами, он решил прибегнуть к крайнему: объявил голодовку с требованием — обеспечить его лечение и дать отвод следователю и судье, участвующим в этом судебном процессе.

История болезни

Об этом запутанном деле не так давно писали многие СМИ. Его фигуранты — семья Грызловых, предприниматели из Ростова-на-Дону, которые уже несколько лет подвергаются уголовному преследованию. По другую сторону барьера — «тяжеловес», хозяин крупнейшей системы «Донинвест», собственник и руководитель ООО «ТагАз» Михаил Парамонов и мобилизованные им финансовые, административные и другие ресурсы.

Суть такова. В феврале 2002 года Ростовской таможней было возбуждено уголовное дело в отношении должностных лиц ООО «ТагАЗ» по факту уклонения от уплаты таможенных платежей в особо крупном размере. Речь шла о неоплаченном провозе на территорию РФ 140 автомобилей «Дэу Люблин-2». Но почему-то именно на Олега Грызлова, который в ООО «ТагАЗ» никогда не работал, списываются все грехи. А повод простой: фирма, которой он руководил, занималась в числе прочих и реализацией этих машин.

Но в ноябре 2003 года многочисленные жалобы Олега Грызлова и его адвокатов были услышаны: следствие было возобновлено и дело передано на рассмотрение в управление Генпрокуратуры РФ в Южном федеральном округе. Семь месяцев следственных действий, и вот результат: частичное прекращение уголовного преследования в отношении Олега Грызлова и возбуждение уголовного дела в отношении Михаила Парамонова, которого следствие как раз и посчитало именно тем лицом, которое уклонилось от уплаты таможенных пошлин. Ведь машины-то ввозила именно его фирма — «ТагАЗ».

Но такой поворот событий почему-то не устроил губернатора Ростовской области Владимира Чуба. И хотя он через своих доверенных лиц неоднократно заявлял, что не испытывает к этому уголовному делу никакого интереса, некоторые его действия говорят об обратном. Владимир Фёдорович написал письмо на имя Генерального прокурора Российской Федерации Владимира Устинова с просьбой «организовать проверку Генеральной прокуратурой РФ законности возбуждения уголовного дела в отношении Парамонова М.Ю.». Там, в частности, есть и такие слова: «...вместо продолжения расследования и доказательства уже выявленных фактов преступной деятельности обвиняемых следствие начинает заниматься сплошной проверкой хозяйственной деятельности, различных нарушений, фактически идя на поводу необоснованных и клеветнических измышлений Грызлова О.И.».

По теме

Причём письмо самого Чуба — лишь завершающий аккорд в солидном хоре, прозвучавшем во спасение Парамонова. Чуть раньше, 17 мая, послание с тем же содержанием было отправлено в адрес генпрокурора от имени группы депутатов Госдумы от Ростовской области. А 25 мая «разобраться в сложившейся ситуации» генпрокурора Устинова просит и преемник Парамонова, новый гендиректор «ТагАЗа» Геннадий Ряднов.

Столь массированная атака на Генпрокуратуру имела мгновенный и ошеломляющий результат. Письмо Чуба, датированное 11 июня, поступило в Генпрокуратуру 15-го, в пятницу.

В этот же день было расписано Устиновым его первому заместителю Бирюкову, который получив его на исполнение 17-го числа, даже помечает время — 17.30! Неужели за оставшиеся 30 минут рабочего дня исполнители успели затребовать в Москву из Ростова-на-Дону уголовное дело в 98 томах, получить и изучить его, подготовить докладную записку Бирюкову и даже подготовить для него проект решения: отменить «преждевременное» постановление следователя Управления Генпрокуратуры в ЮФО о прекращении уголовного преследования Грызлова? Но факт остаётся фактом. 21 июня Бирюков подписал постановление о передаче данного дела в прокуратуру Ростовской области. При этом в сопроводительном письме в ростовскую прокуратуру указано что «версия о причастности гендиректора ООО «ТагАЗ» Парамонова М.Ю... в материалах дела подтверждения не находит».

Когда копии этих документов оказались в руках адвоката Грызлова, обвиняемый и его защитник обратились в Генпрокуратуру РФ и попросили рассмотреть вопрос об ответственности губернатора за вмешательство в процесс расследования, усмотрев в этом уголовно наказуемое деяние (ч. 3 ст. 294 УК РФ). Ясно, что здесь Генпрокуратура сработала совсем с другим результатом.

Но последствия, увы, были для Грызлова предсказуемы. И он, и его адвокат считают, что именно это обращение послужило причиной столь нетерпимого отношения к Олегу Грызлову со стороны правоохранительных и судебных органов Ростовской области.

Молчи — здоровее будешь

1 февраля 2005 года Олег Грызлов был в очередной раз задержан и взят по стражу, где находится и по сей день. За годы (!) целенаправленного уголовного преследования его здоровье резко ухудшилось. Хотя ему нет ещё и 40, налицо целый букет серьёзных заболеваний: ишемическая болезнь сердца, кардиосклероз, вазоспастическая стенокардия, артериальная гипертония 3-й степени, кризовое течение, гипертонический криз, пароксизмальная форма мерцательной аритмии, хронический пиелонефрит, дисциркуляторная энцефалопатия, состояние после острого нарушения мозгового кровообращения...

Прошлым летом Грызлов почти 2 месяца находился на стационарном лечении в Москве, в 2 ведущих кардиологических лечебных учреждениях России. Диагнозы оказались неутешительные. В октябре по результатам освидетельствования Главным бюро медико-социальной экспертизы ему была дана 2-я группа инвалидности.

Но подобные «мелочи» для наших решительно настроенных правоохранителей и судейских помехой не стали. Инвалид? Это мы ещё посмотрим. 21 февраля этого года прокуратура Ростовской области направляет запрос в Главное бюро медико-социальной экспертизы: насколько обоснованно установление 2-й группы инвалидности?

И уже 28 февраля Олег Грызлов получает письмо из этого экспертного учреждения. Там поясняется, что «в поликлинике № 11, выдавшей вам направление на МСЭ, отсутствует первичная медицинская документация» и «по информации Министерства здравоохранения Ростовской области, данные о том, что вы перенесли острый инфаркт миокарда и острое нарушение мозгового кровообращения, не подтверждаются». Иными словами, полный ход назад с рекомендацией для решения вопроса о группе инвалидности «обратиться в лечебно-профилактическое учреждение по месту жительства». Ну как ещё расценить это, если не как издевательство? Ведь человек-то находится под стражей! Характерно, что тем же 28-м числом помечено и другое письмо, где Главное бюро медико-социальной экспертизы рапортует прокуратуре области, что данные диагноза не подтверждаются. Там чёрным по белому написано, что поскольку Олег Грызлов отказался от повторного освидетельствования (!), то справку по инвалидности можно считать недействительной. И когда же это Грызлов, которому, напомним, в тот же самый день было направлено письмо «экспертов», что требуется повторное освидетельствование, успел от него отказаться? Опять наблюдается прямо-таки радующая душу «оперативность» наших чиновников, теперь уже и от медицины, если вышестоящие лица дали отмашку.

По теме

Теперь о той истории в суде, с которой начинается эта статья. Всё случилось 9 марта, когда Олег Грызлов во время судебного заседания почувствовал себя плохо и была вызвана «скорая», поначалу настаивавшая на его госпитализации с диагнозом гипертонический криз. Вместо госпитализации он тогда был снова доставлен в УЧ 61/1 ГУИН Минюста по Ростовской области, а заседание перенесено на 11 марта. Не вышло, поскольку гипертонический криз даже волей судьи не отменишь, и в больницу подследственный всё же попал — как раз 11-го. Правда, ненадолго, никакой медицинской помощи ему там не оказали, заболевание сердца лечили аскорбиновой кислотой, обследований не проводили и уже 14-го препроводили обратно.

16 марта заседание действительно состоялось. Олегу Грызлову опять стало плохо, хотя, по справке медиков СИЗО, давление у него утром было как у космонавта — 120/80. Вероятно, помогла аскорбиновая кислота, ведь до этого дня оно не снижалось ниже 160/100 — 150/90. Как пояснил сам Грызлов, показаний тонометра в СИЗО он не видел, о результатах измерения ему сообщили устно, но при этом чувствовал он себя так же плохо, как обычно при высоком давлении, о чём и сказал врачу.

Адвокат Грызлова рассказывает: во время судебного заседания Грызлов попросил вызвать ему «скорую», почувствовав, что не может в таком тяжёлом состоянии участвовать в процессе и вообще — адекватно воспринимать происходящее в зале. На сей раз врачей «Скорой помощи» на всякий случай не вызывали: вдруг строптивые попадутся? В оказании медицинской помощи также отказали. Правда, давление подследственному всё же измерили — снова гипертонический криз (давление 161/111). Но участвующий в заседании прокурор Караичев А.В. выразил сомнение в объективности показаний прибора, и судья Веремеенко, согласившись с ним и отвергнув призывы адвокатов к соблюдению законности и прав человека, сочла, что повода для оказания медицинской помощи нет. После чего дала указание продолжить заседание. Вполне возможно, что судья сочла приступ Грызлова за способ затянуть судебное следствие. Но ведь для того, чтобы понять, так это или нет, требуются знания специалистов. А судья Веремеенко вряд ли имеет тайное медицинское образование.

Процесс завершился только около 10 вечера, то есть Олег Грызлов, это при таком-то высоком давлении, был вынужден находиться в зале заседания более 8 часов подряд, так и не дождавшись необходимой ему помощи врачей, о которой он не один раз просил. А приехавшую «скорую помощь» не пустили не только к больному, но даже в само здание суда.

Закон суров, но он всё же закон?

Олег Грызлов объявил голодовку, которая вряд ли поспособствует улучшению его здоровья, потому что не видит, как ещё можно добиться, казалось бы, элементарного — соблюдения своих законных человеческих прав. Сколько жалоб было написано, сколько обращений, сколько документов приложено. Но всё впустую, всё как о глухую каменную стену.

В своём заявлении в суд Ленинского района города Ростова-на-Дону он написал: «На основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ заявляю отвод участникам настоящего процесса — следователю по особо важным делам отдела по расследованию преступлений на транспорте и в таможенной сфере прокуратуры Ростовской области Писаренко Д.А. и федеральному судье Ленинского районного суда Веремеенко Л.Г.», поскольку «имеются основания полагать, что они лично прямо или косвенно заинтересованы в исходе данного дела...» На чём основаны эти предположения?

Грызлов и его адвокаты считают: судья нарушила конституционные права обвиняемого, а также превысила свои полномочия, практически взяв на себя решение вопроса о необходимости его госпитализации. А работники прокуратуры при этом особо рьяно настаивали на том, чтобы врач «Скорой помощи» срочно покинул помещение суда. Если не лично заинтересованы, тогда почему? Почему те же лица сделали всё, чтобы не оказать медицинской помощи больному Грызлову в ходе следующего слушания в суде 16 марта? Как заметил на судебном заседании сам Олег, почему судья воспринимает все немотивированные и бездоказательные заявления прокуратуры как правду в последней инстанции, хотя на самом деле следователь Писаренко фальсифицирует обстоятельства по данному уголовному делу, а все доводы защиты полностью игнорирует?

Естественно, при таком отношении Ленинского райсуда результаты заседания были предсказуемы: в отводе судьи Веремеенко и следователя Писаренко отказано, а все ходатайства следователя (о продлении срока содержания под стражей Грызлова и ограничении его во времени для ознакомления с материалами уголовного дела до 11 мая 2005 года) удовлетворены. Голодовку Олег Грызлов обещает продолжить до того момента, как ему будет наконец-то оказана квалифицированная медицинская помощь, которой он получить никак не может, а также предоставлена возможность действительно защищать свои права и интересы.

Но это сколько же здоровья надо, чтобы выдержать поединок с сильными мира сего! Между тем, по мнению профессора Ю. Бузиашвили, замдиректора НЦ ССХ имени Бакулева, где лечился Олег Грызлов, «содержание больного (Грызлова О.И.) без возможности оказания квалифицированной медицинской помощи сопряжено с высоким риском кардинальных событий с непредсказуемыми последствиями».

Не хочется о таком даже думать, но кто же первым поставит точку в этом затянувшемся скандальном деле? Столь рьяная судья Ленинского райсуда или Господь Бог? И ещё вопрос: как же там с нашими правами? Есть они у всех или только у некоторых?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх