// // В ближайшее время можно ожидать новых аварий

В ближайшее время можно ожидать новых аварий

29

Удар током

В ближайшее время можно ожидать новых аварий
В разделе

На минувшей неделе все мы осознали, как сильно зависим от электричества. В первые часы катастрофы выдвигались версии о теракте, однако потом стало понятно, что скорее всего во всём виновата самая обыкновенная техническая халатность. Как бы то ни было, на целые сутки миллионы людей остались без воды и света. Около полутора тысяч застряли в лифтах и десятки тысяч оказались запертыми в душных вагонах метро, не имея абсолютно никакой информации о происходящем. Москва оказалась не готова к техногенной катастрофе и, как следствие, абсолютно незащищённой. В том числе и перед террористами...

Мало кто задумывается, что мы ещё легко отделались, ведь любая техногенная катастрофа может иметь для мегаполиса поистине ужасные последствия.

Развитие аварийной ситуации в энергосистемах Москвы, Московской, Тульской и Калужской областей удалось остановить лишь спустя сутки, когда электроснабжение наконец было восстановлено.

24 мая примерно в 21.20 по московскому времени на подстанции «Чагино» в одном из трансформаторов произошёл взрыв. В результате была разрушена изоляция воздухоотводов и выключателей по всей подстанции. Цепная реакция привела к отключению находящейся поблизости подстанции «Капотня» и частичному отключению Московского нефтеперерабатывающего завода. Также пропало электроснабжение в Марьине, Печатниках, Люблине и Текстильщиках. Восстановить его удалось к 22 часам, однако утром 25 мая в 10 часов утра от подстанции «Очаково» отключились две тепловые электростанции. Затем перестала работать подстанция «Чагино» на 500 киловольт и 45 подстанций на 220 и 110 киловольт.

Метрополитен, который в первую очередь пострадал от аварии, — одна из наиболее уязвимых точек столицы. Тем, кого катастрофа застала по дороге на работу, пришлось провести в душных вагонах по нескольку часов. Власти уверяют, что пассажиров эвакуировали оперативно и без паники, однако руководитель независимой службы «Диггер-Спас»

Вадим Михайлов рассказал «Версии» следующее:

— Паника в метро была, я видел это собственными глазами, ведь мы также участвовали в эвакуации пассажиров. В основном она была связана с отсутствием информации и духотой. По нашим данным, в Московском метрополитене функционируют далеко не все системы вентиляции, поэтому зачастую важную роль играет так называемый поршневой эффект, который создаётся едущими поездами. Естественно, когда вся линия стоит, этого эффекта нет, отсюда и духота, которой многие просто не выдерживали. Люди шли по путям, детей несли на руках, многие спотыкались и падали на рельсы.

Всё это лишний раз говорит о том, что наше население, а также сотрудники метрополитена попросту не готовы к чрезвычайным ситуациям и поэтому не могут оперативно предоставить информацию о случившемся. А ведь в подобного рода ситуациях именно паника провоцирует человеческие жертвы. По-хорошему, в каждом вагоне должен быть человек, который сможет взять ситуацию под свой контроль. Для начала он должен просто успокоить пассажиров, а затем громко руководить их действиями. Естественно, в реальной жизни подобное невозможно. Поэтому были случаи, когда некоторые люди пытались выбраться из западни самостоятельно, выбивая стёкла и открывая двери.

— То, что произошло, можно назвать электростатическим ударом, — продолжает Михайлов. — По типовому развитию событий в таких ситуациях всё электроснабжение переключается на другие подстанции. Естественно, возникает перегрузка, ведь эти подстанции далеко не в идеальном состоянии. Поэтому в самое ближайшее время нас ждут новые сбои и отключения электричества.

Действительно, все подстанции тесно связаны между собой, поэтому авария на одной не может не сказаться на всех остальных. Эксперты называют это эффектом карточного домика: когда вынимаешь одну карту, следом постепенно рушится всё сооружение. Что ждёт нас в дальнейшем, сказать пока сложно. Всё зависит от того, будут ли чиновники заниматься исключительно поисками виноватого или действительно ликвидировать последствия катастрофы.

По теме

И это всего лишь одно из узких мест Москвы. А если бы техногенная катастрофа отразилась на работе предприятий атомной энергетики миллионного города или области? Последствия могли быть куда более серьёзными, чем в Чернобыле.

Ещё одно слабое место столицы — «Мосводосток». Мало кто представляет себе, что это целые подземные реки и тоннели, заполненные водой. А, между прочим, водосточно-дренажная система Москвы далеко не в лучшем состоянии. Мелкие аварии случаются уже сейчас, но в дальнейшем возможны более крупные ЧП — оседания и даже провалы.

Кстати, по оценке санитарных служб города, в результате энергоаварии в Москву-реку могло попасть до 150 тыс. кубометров неочищенных сточных вод, поэтому купаться в ней или в Оке до нормализации работы очистных сооружений попросту опасно — слишком велик риск заболевания острыми кишечными инфекциями, гепатитом, холерой.

Отдельно надо сказать о старых московских предприятиях, которые уже давно не функционируют. Проверить, какие и насколько ядовитые вещества всё ещё находятся в хранилищах, невозможно, ведь большинство из них в частном владении. Однако, если они попадут в воду или атмосферу, последствия будут просто катастрофическими. Всё это лишний раз свидетельствует о том, что мы попросту не готовы к подобного рода авариям. Иными словами, трагедии на прошлой неделе удалось избежать лишь чудом...

В некоторых больницах воздух в реанимации качали вручную

25 мая в столице без электричества остались не только метрополитен, жилые дома, магазины и предприятия, но и 28 больниц. Несмотря на все заверения чиновников из Минздрава, призванные успокоить население, проблемы в больницах всё же были. В основном в Южном, Юго-Восточном и Юго-Западном округах столицы. Если в крупных клиниках, как правило, существует автономная система электроснабжения, то в небольших больницах её нет.

Например, не было сбоев в работе НИИ нейрохирургии им. Бурденко. Врачи рассказали нам, что у них есть автономные электрогенераторы, которые работают на обеспечение операционных блоков.

А вот городская клиника № 49 осталась не только без света, но и без воды: «Когда отключили свет, мы сразу стали звонить во все службы. Хорошо, что Служба спасения сработала оперативно, и нам очень быстро доставили генератор и цистерны с водой. Ведь в нашем районе воду и свет включили только вечером. Панике никто не поддался, правда, серьёзные операции пришлось отложить».

Тяжело пришлось и сотрудникам городской больницы № 17. «Пациентов, которые находились в реанимации на аппарате искусственного дыхания, перевели на ручную систему. Несколько часов подряд врачи по очереди качали воздух, — рассказал зам главного врача больницы Евгений Леонтьевич Лопатин. — Операции заканчивали при светильниках, работающих на автономных элементах питания. Остальные операции пришлось отменить. Всего без электричества мы оставались около четырёх часов. Ещё одна проблема — накормить пациентов, поэтому обед тоже пришлось перенести. Но про нас не забыли: звонили из московского Департамента здравоохранения и предлагали перевезти тяжёлых пациентов в другую клинику».

В наркологической больнице № 19 на Люблинской улице света не было до вечера. Правда, никаких операций там не проводилось, поэтому особых проблем не возникло. К сожалению, машины «Скорой помощи» приезжали на вызовы с большим опозданием из-за пробок.

Котировки акций РАО «ЕЭС» и «Мосэнерго» резко не упали

Ущерб от аварии ещё предстоит долго подсчитывать. Но, по предварительным данным, экономисты называют цифру в $1 миллиард. Некоторые предприниматели свои калькуляции закончили и уже готовятся выставить иски. Например, сеть универмагов «Патэрсон» насчитала, что каждый из 17 закрытых универсамов потерял по $10 тысяч. «Мы понесли значительные потери как по выручке, так и по испорченному товару, которые суммарно составили $170 тыс.», — говорит генеральный директор сети универсамов «Патэрсон» Юрий Яковчик. Руководство сообщило, что оно уже готово выставить иски за понесённый ущерб.

По теме

Другие ещё не знают, во сколько им обойдутся потери. Так, АПК «Черкизовский» пострадал от остановки Бирюлёвского мясоперерабатывающего завода и Петелинской птицефабрики. На первом пропало 12 тонн мясопродуктов, а на второй потери гораздо существеннее: из-за нарушения климатических систем погибли 278 тыс. кур. «Сколько это в денежном эквиваленте, ещё предстоит подсчитать, — говорит директор по связям с общественностью АПК Дмитрий Зубков. — Ведь кроме прямых потерь надо учесть затраты на утилизацию испорченной продукции, упущенную выгоду и множество других факторов».

На бирже особого волнения в связи с перебоями в электроснабжении не было. «На два часа пришлось приостановить торги, так как у наших клиентов были перебои со связью», — рассказал «Версии» пресс-секретарь ММВБ Вадим Егоров. Но, несмотря на это, котировки акций РАО «ЕЭС» и «Мосэнерго», как можно было бы ожидать, резко не упали.

От духоты людям в вагонах метро становилось плохо

Ирина СВЕТЛОВА, 37 лет:

— С моей клаустрофобией продержаться в набитом поезде почти час было сущим испытанием. Было очень душно и всё время становилось плохо. Когда поезд наконец-то доехал до платформы, я пулей вылетела из него, однако на станции перед эскалатором собралась огромная толпа, а сам он не работал. Подниматься наверх пришлось пешком в абсолютной темноте. Кроме того, никто не знал, что происходит. Люди видели, что мне плохо, и предлагали помощь. У какой-то девушки даже валокордин нашёлся. Все надеялись, что хотя бы наверху будет «Скорая помощь», однако, когда я вышла на улицу, никаких медработников не было. Ещё пришлось бог знает сколько времени ловить машину — троллейбусы не ходили, а потом стоять в пробках. Только через полтора часа после выхода «из подземелья» я добралась домой.

Елена ИСАЕВА, 41 год:

— Такого ужаса, какой я испытала в тот день, никому не пожелаю. Авария застала меня в метро по дороге на работу. Поезд, в котором я ехала, вдруг встал в тоннеле. В душном, переполненном вагоне мне пришлось провести два часа. Никакой информации о том, что происходит, у нас не было. На все попытки перепуганных пассажиров связаться с машинистом звучало лишь: «Я не в курсе». И ни слова поддержки. В конце концов у людей началась паника. Некоторые стали пытаться выбить стекло. У одного из пассажиров нашлись плоскогубцы, и он пытался отжать резиновый профиль двери, но у него ничего не вышло. От спёртого воздуха многим становилось плохо. Дети ложились на сиденья, которые им уступали взрослые. Когда спустя два часа поезд поехал, нас ждал новый сюрприз. Повезло тем, кто догадался выйти на ближайшей станции. Остальные поехали дальше, не теряя надежды добраться до работы, да и машинист обнадёжил, сказав, что движение восстановлено. Однако уже в следующем переезде мы вновь остановились. На этот раз на полчаса. Многие люди были настолько испуганы и измотаны, что не могли даже выйти из поезда. Уже потом я узнала, что на некоторых станциях людей эвакуировали прямо по рельсам, однако о нас, похоже, попросту забыли.

Вызывает недоумение и поведение машиниста. Ведь именно он в чрезвычайный ситуации должен руководить поведением людей, хотя бы элементарно их успокоить, чтобы предотвратить панику.

Юлия ШАГЕЛЬМАН, заместитель начальника пресс-службы «Мосэнерго»:

— Высоковольтная подстанция «Чагино» мощностью 500 кВт была введена в эксплуатацию в 1964 году. В результате аварии по Москве и Московской области было обесточено 258 подстанций мощностью от 35 до 200 кВт, 53 из них — в Москве. Уже к 6 часам утра все подстанции, кроме «Чагино», снова работали.

Всего же в Москве сотни подстанций. Правда, таких мощных, как Чагинская, лишь несколько. Притом 60—70% оборудования на них изношено. Связано это с нехваткой финансирования, ведь наши сети работают с нагрузкой 120—150%. Система нуждается в новых мощностях, поэтому и происходят аварии.

Опубликовано:
Отредактировано: 29.10.2016 22:52
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх