// // Торжества по поводу 130-летия деревенской школы закончились карательной акцией

Торжества по поводу 130-летия деревенской школы закончились карательной акцией

39

Бей забитых!

Торжества по поводу 130-летия деревенской школы закончились карательной акцией
В разделе

«Оранжевые революции» подбираются к России. В последнее время заговорили, что первая российская «оранжевая» случится в Башкирии. Поводом к этой потенциальной революции может послужить история, случившаяся в городе Благовещенске. Там в декабре прошлого года местная милиция, подкреплённая республиканским ОМОНом, несколько дней проводила массовые избиения горожан. Причиной жесточайшей расправы с Благовещенском стала стычка милицейского патруля с несколькими молодыми людьми.

Милиционеры оказались в этой стычке биты и, заручившись поддержкой руководства башкирского МВД, решили показать, кто в городе хозяин.

Как оказалось, случай в Благовещенске не уникален.

Практика расправы над целыми населёнными пунктами за проступок одного человека давно взята на вооружение российской милицией. Просто скандал в Благовещенске первым стал достоянием общества.

Отечественные силовики, привыкнув в Чечне обращаться со штатскими как с покорённым врагом, быстро внедрили чеченский опыт по всей России.

«Версия» расследовала инцидент, случившийся 5 февраля этого года в селе Рождествене Калининского района Тверской области.

Рождествено было бы самым обыкновенным селом российского Нечерноземья, если бы не рождественская школа. В первую субботу февраля эта школа отмечала своё 130-летие. Согласитесь, не всякая столичная школа обладает столь древней историей.

Отмечать уникальный юбилей собрались не только учителя и учащиеся. В Рождествено приехали все сколько-нибудь заметные люди района. Съехались почти все выпускники этой школы, почитай, за последние лет 20, даже те, кто давно перебрался в Тверь или Москву. Прибыл глава района Пётр Толстов, подтянулись представители православного духовенства. В общем, это было событие из тех, по которым в российских деревнях ведётся летоисчисление: это было за год до того, как в школе отмечали юбилей.

К 10 вечера официальные торжества закончились и школу закрыли. Толпа деревенских и их гости потянулись в клуб на дискотеку. По плану дискотеки не должно было быть, но после закрытия школы это было единственное место, где собравшиеся могли продолжить праздник. Пришлось уговаривать директора клуба устроить внеплановые танцы.

Выключили свет, включили музыку. Танцы продолжались не более получаса. В клуб ворвались люди в камуфлированной форме и масках. Была дана команда: «Всем на пол». Тех, кто не выполнил приказ в течение трёх секунд, начали избивать резиновыми дубинками и ногами. Тем, кто моментально подчинился, тоже досталось, их били за любую попытку пошевелиться, приподнять голову, задать вопрос.

В клуб стали заводить тех, кто перекуривал на улице, и тех, кто подъехал к клубу уже после появления людей в масках. Новоприбывших также укладывали лицом в пол, сопровождая всё это побоями.

Впоследствии очень многие из тех, кто лежал в эту ночь ничком на холодном и грязном полу деревенского клуба, вспоминали: «Первой мыслью было: чеченские террористы берут нас в заложники».

Однако вслед за «чеченскими террористами» в клуб вошли уже без всяких масок несколько милиционеров. Их жители Рождествена хорошо знали. Это были старший участковый Калининского района Сергей Воробьёв, просто участковый, в ведении которого было Рождествено, Александр Иванов, инспектор по делам несовершеннолетних Зарина Нурова и несколько оперов в штатском.

По теме

Они не спеша стали проводить рутинную милицейскую работу. Инспектор по делам несовершеннолетних Нурова стала выявлять подростков, пришедших на танцы без сопровождения родителей. Работникам клуба она мило пояснила, что милиция прибыла сюда в сопровождении ОМОНа, чтобы устранить следующие правонарушения: нахождение несовершеннолетних на танцах после 23.00 и распитие ими же пива.

Между тем участковых подростки мало интересовали, они занялись паспортным контролем. Людей по одному поднимали с пола, выясняли, кто и откуда, и отпускали. Они явно искали кого-то, многие несколько раз слышали, как милиционеры между собой называют имя Виталия Спирина. Несколько раз они прокричали: теперь будете знать, что такое милиция и как надо вести себя с участковым.

Задерживали только тех, кто был из посёлка Первомайского, что в семи километрах от Рождествена. Таких набралось с полдюжины, их задержали и увезли в Тверь.

Пострадавшие

Всего в клубе, по разным оценкам, было от 60 до 100 человек. Избиты были десятки людей, несколько человек получили такие травмы, что могут стать инвалидами.

Один из пострадавших, 30-летний житель Рождествена Андрей Ананьев, вспоминает, что, когда его, сильно избитого, отпустили, он шёл по полу, так плотно устланному людьми, что трудно было поставить ногу, чтобы не наступить на односельчанина.

Другой избитый, Евгений Бондаренко, давно проживает в Твери, на юбилей своей школы он отправился на собственном автомобиле. К клубу он подъехал, когда побоище было в самом разгаре. Его вытащили из машины люди в масках, долго избивали ногами и дубинками на снегу, а потом поволокли в помещение. Ему пришлось идти по полу, залитому лужами крови, а когда его бросили на пол, перед его глазами оказались два чьих-то выбитых зуба.

Несколько лет назад Евгений попал в автокатастрофу. Ногу после этого ему собирали в Москве лучшие специалисты страны. Евгений — предприниматель и смог оплатить 32 дорогостоящие операции. В московской клинике ему сказали, что больше его собранная из мелких частей нога ни одной операции не выдержит.

В ту ночь он кричал: «Только не бейте меня по ногам». Люди в камуфляже и масках, услышав это, стали специально лупить дубинками его изрезанные ноги.

Насиба Авагимян вышла замуж и тоже живёт в Твери. В Рождествене осталась её мать. На юбилей родной школы она приехала вместе с мужем. Когда люди в масках ворвались в клуб, Насиба стояла на улице. Услышав крик мужа, она кинулась внутрь, дорогу ей преградили омоновцы. Насибу заволокли в клуб и с размаху ударили несколько раз головой о батарею. Уже через несколько недель, когда она подписывала очередную коллективную жалобу в прокуратуру, то с трудом смогла расписаться, таковы были последствия тех ударов.

Александр Бахтин живёт в Рождествене. На дискотеку в клуб отправился вместе с женой Людмилой. Его, как и всех, положили на пол и били ногами по голове, пока он не потерял сознание. От тех побоев он за два месяца так и не отошёл, у него постоянно кружится голова, теперь он может потерять сознание и просто так, без всяких побоев.

Роман Матросов был также избит до потери сознания, но он из соседнего села Первомайского, поэтому его не отпустили, а увезли вместе с односельчанами в Тверь. Там в райотделе милиции один из омоновцев снял маску, намотал её на кулак, чтоб не оставлять следов и опять его бил. После той ночи Роман попал в больницу, где через пять дней понял, что разучился читать. Невропатологи смогли его вылечить только через месяц.

Перечислять избитых и покалеченных можно довольно долго. Далеко не все отправились в прокуратуру жаловаться на милицию. Например, Татьяна Ерёмина пострадала из-за своего юридического образования. У омоновцев она потребовала ответа, на основании чего они проводят подобную силовую акцию. В качестве объяснения ей разбили очки и несколько раз ударили лицом о стенку. Татьяна жаловаться не пошла. «Стыдно было с синяками на лице ходить по городу», — объясняет она теперь.

По теме

Стенка на стенку — деревенская забава

Официальное объяснение случившегося: плановое оперативно-профилактическое мероприятие. И всё. Никаких иных комментариев от милицейского начальства нам получить не удалось.

У председателя Рождественского сельсовета Николая Зотова есть своя версия того, зачем 5 февраля приезжала милиция.

У рождественских и первомайских старинная вражда. Первомайские регулярно устраивают драки на дискотеке в рождественском клубе. На новогодней дискотеке была страшная драка. Бились железными прутьями.

Лидер первомайских хулиганов — тот самый Роман Матросов, которого избили до потери сознания и который после этого учился заново читать.

Директор клуба несколько раз жаловался участковому на Романа, но реакции не последовало. Может, потому что его отчим Николай Катихин — сельский олигарх, ему на 90% принадлежат местный сельскохозяйственно-промышленный кооператив (бывший совхоз), магазин и кафе в посёлке Первомайском.

В конце концов милиция решила просто прибыть на дискотеку в целях профилактики и чтобы самостоятельно убедиться в безобразиях, чинимых хулиганом Матросовым. В тот момент, когда омоновцы вошли в клуб, Роман как раз занимался любимым делом — затевал драку с местными подростками. Омоновцы не стали разнимать драчунов, а просто положили всех на пол и навели порядок, по крайней мере так, как они это понимали.

К тому времени, когда сам Зотов прибыл в клуб, на полу находилось не больше пяти человек, никого не били и вообще вели себя вежливо и интеллигентно. А что касается пострадавших, так ведь ОМОН не институт благородных девиц, могли, конечно, кого-то и грубо толкнуть.

Сам председатель сельсовета милицию, естественно, не оправдывает, но результатами их рейда в целом доволен. После него первомайские присмирели, а Матросов стал так просто шёлковый.

Драка на поверку оказалась перепалкой

В версии председателя Рождественского сельсовета Николая Зотова были два момента, показавшихся подозрительными.

Во-первых, участковый Александр Иванов присутствовал при расправе ОМОНа над посетителями клуба. Получается, что он сначала покрывал Матросова, а потом сам же и привёл ОМОН для профилактики матросовских безобразий. Во-вторых, по плану никакой дискотеки не должно было быть, о том, что вечером директора клуба уговорят её устроить, милиционеры в Твери знать не могли.

Татьяна Сухачёва, медсестра рождественской больницы, знакома со всеми пострадавшими, и почти все они обращались в больницу за первой помощью и освидетельствованием. Татьяна — женщина молодая и на танцы ходит регулярно, каждое воскресенье. Никакой новогодней драки с железными прутьями она не помнит. Что касается вражды первомайских с рождественскими, то утверждает, что за рамки обычной деревенской традиции это не выходит. Последний раз стычка молодёжи двух сёл была года два-три назад. А когда драться приезжали каблуковские (Каблуково — деревня километрах в 15 от Рождествена), то рождественские с первомайскими даже объединились.

Это подтвердили впоследствии почти все жители обеих деревень, с которыми нам удалось встретиться.

Директор клуба Надежда Иванова вообще рассказала, что написала заявление на Матросова единственный раз — год назад, когда он ей нахамил, сам Роман — парень хоть и дерзкий, но, в сущности, неплохой. Что касается драки, учинённой Матросовым в тот злополучный вечер, то, по её словам, с большой натяжкой за неё можно выдать лишь перебранку Матросова с билетёршей, но случилась она ещё до прибытия милиции.

Коллективная ответственность, или Месть всей деревне

Ещё одно объяснение планового оперативно-профилактического мероприятия мы получили во время встречи с матерью Матросова Валентиной Катихиной.

В январе, за несколько недель до злополучного школьного юбилея, участковый Александр Иванов арестовал в Рождествене местного воришку Максима Захарова. Захарова разыскивали давно и наконец-то задержали. Вместе с Захаровым был задержан житель Первомайского Максим Бывшев. Он находился в нетрезвом виде в общественном месте.

По теме

Подвыпившие приятели Бывшева то ли решили его выручить, то ли просто проследить, чтобы милиционеры не избили его по дороге, и отправились на машине за милицейским «каблуком».

По одной версии, они остановили милиционеров и говорили с ними на повышенных тонах, по другой — просто подрезали автомобиль милиционеров.

После этого случая сотрудник Калининского райотдела милиции Олег Калько позвонил Николаю Катихину, тому самому местному олигарху, который приходился отчимом Матросову, и попросил «по дружбе» выяснить, кто мог быть за рулём того автомобиля, пассажиры которого повели себя так дерзко.

Законопослушный и совсем не последний человек в Первомайском Катихин, естественно, сообщил, что машина принадлежит Виталию Спирину и он и был в тот вечер за рулём. (Видимо, именно этого Спирина искали милиционеры впоследствии в клубе.)

Однако самостоятельно задержать Спирина сотрудники Калининского райотдела не могли, так как Первомайский относится уже к Конаковскому району. Им пришлось договариваться уже с конаковским участковым Сергеем Лаврентьевым. Совместное задержание Спирина было намечено на 29 января, но в этот день калининские милиционеры не приехали и на неделю, казалось, вообще забыли про Спирина.

Остаётся лишь предположить, что конаковский участковый Лаврентьев резонно заявил коллегам, что подрезать милицейские автомобили плохо, но тем не менее это скорее всего административное правонарушение. И максимум что можно, так это лишить Спирина прав. А вот это оскорблённых коллег не устраивало, и они решили выждать время.

О юбилее уникальной школы и готовящихся торжествах знала вся область. Также было известно, что в этот день в Рождествено соберутся жители со всех окрестных деревень. Вот тут и можно было взять Спирина на своей территории, а заодно научить всех прочих покорности. Для профилактики.

Кстати, многие обитатели Рождествена вспомнили, что поначалу милицейские автомобили прибыли к школе, которая только-только закрылась. Выяснив, куда пошёл народ, милиционеры отправились в клуб.

А ещё выяснилось, что из всех задержанных первомайских милиционеры сразу отпустили Андрея Суратова: «Передай Спирину, поймаем его — убьём». Суратов, пройдя семь километров до своей деревни, первым делом явился к Катихиным. «Из-за Виталия всех наших забрали, вашего Ромку до полусмерти забили», — первым делом сказал он.

Круговая порука, или Менты своих в беде не бросают

За расследования действий милиционеров взялась прокуратура. Но как только возбудили уголовное дело (16.02.05 №144013), к Александру Бахтину, ставшему после школьного юбилея инвалидом, пришли те самые участковые в сопровождении председателя сельсовета Николая Зотова. «Тебе здесь жить, напиши, что просто упал с крыльца», — прямо предложили они Александру.

Требуемую бумагу он написал, хотя товарищам по несчастью пообещал, что, если дойдёт до суда, рассказать там всё, как было.

А вот к Катихиным, которые одними из первых написали жалобу в прокуратуру, с такими заявлениями никто не приходил. К ним просто прибыл сотрудник отдела по борьбе с экономическими преступлениями. Хотел проверить лесорубочные билеты. Требовал всю документацию на пилораму, начиная с 60-х годов, когда её установили в леспромхозе.

Любопытно, что проверять пилораму он явился в сопровождении той самой инспекторши по делам несовершеннолетних Нуровой, участкового Иванова и одного из оперов, также орудовавшего в клубе 5 февраля.

Пострадавшие сомневаются, что прокурорское расследование даст результаты, уж больно хитро ведётся дело.

— Били вас омоновцы, вот против них и будем вести дело. Приходите на опознание ваших обидчиков.

— Как же их опознать, если они были в масках?

— Жаль, опознание — очень важная часть следствия.

— Но там же были и другие милиционеры, имена их известны, они должны знать, кто приехал с ними.

— Но ведь они вас не били, и дело против них не ведётся, зачем же их допрашивать?

Насиба Авагинян рассказывает, что ей предъявили для опознания десяток субтильных молодых людей, у некоторых из них она рассмотрела следы инъекций на локтевом сгибе. Ни один из них не мог быть омоновцем хотя бы по комплекции.

Между прочим, прокуратура могла бы выяснить что к чему и без опознания. Потому как юридически подкованная Татьяна Ерёмина, ещё до того как разбили её очки, записала номера машин, на которых прибыла карательная команда: «УАЗ» («буханка») № т 1319; «УАЗ» («бобик») № т 1266; «УАЗ» («бобик») № т 0836; «ВАЗ 2106» № т 1329.

Даже не имея возможностей прокуратуры, мы выяснили, что «ВАЗ» числится за ГАИ. Два «бобика» — за Калининским райотделом. А вот «УАЗ» («буханка») — машина ОМОНа, в тот вечер в ней находились милиционеры Андрей Александров, Владислав Алимов, Дмитрий Сергеев и Михаил Шитиков, и, по информации наших коллег из Твери, именно они были взяты под стражу 28 марта 2005 года. Но на опознании никто из пострадавших их не опознал, и все они были отпущены под подписку о невыезде.

Избитые города

Что будет дальше? Очень может быть, вину омоновцев докажут. Налицо нанесение побоев плюс превышение служебных полномочий минус отличная характеристика с места работы и выполнение заданий в Чечне. Итого года три условно. Однако омоновцы — всего лишь стрелочники. Эти парни ничего, кроме как бить, бить, бить, и не умеют. Странно было бы ожидать от них чего-то ещё. А ведь где-то есть человек, давший им команду сопровождать участковых в профилактическом рейде. Как и во всех остальных случаях.

Ведь карательный рейд в Рождествено не единственный в Тверской области, подобные профилактические мероприятия дважды проводились в райцентре Бежецке — 24 ноября 2004 года и 3 марта 2005 года. Хотя наиболее известен подобный случай в башкирском городе Благовещенске, в той же Башкирии такие же массовые экзекуции были и в Белорецке, Сибае, Салавате, Дюртюли.

Вместо эпилога: из истории Древней Греции

Дорийские племена, вторгшись на полуостров Пелопоннес, поработили местное догреческое население. В Спарте проигравшие образовали класс рабов-илотов, являвшихся собственностью государства. Победители стали привилегированным сословием — полноценными гражданами. Ежегодно спартанские юноши устраивали криптии — тайные вылазки для избиения илотов. Считалось, что это прекрасная тренировка для будущих воинов, вид крови укрепляет дух молодёжи и заставляет илотов находиться в страхе и покорности.

Опубликовано:
Отредактировано: 23.10.2016 14:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх