// // Узник Гуантанамо Айрат Вахитов слишком много знает о методах отечественных силовиков

Узник Гуантанамо Айрат Вахитов слишком много знает о методах отечественных силовиков

20

Похищенно-задержанный

Узник Гуантанамо Айрат Вахитов слишком много знает о методах отечественных силовиков
В разделе

До сей поры похищения людей с участием российских спецслужб были распространены в основном на Кавказе. Однако с недавнего времени эта практика стала применяться и в Москве. 27 августа в 15.00 в квартиру, принадлежащую председателю Исламского комитета России Гейдару Джемалю, явились люди в милицейской форме в сопровождении человека в штатском. Спустя 10 минут они удалились вместе с находившимися в этой квартире Айратом Вахитовым и Рустамом Ахмяровым. По утверждению соседей, их вывели в наручниках. Почти неделю о судьбе обоих не было никакой официальной информации, зато из неофициальных источников стало известно, что их увезли в Татарстан и обвинили в организации терактов. В минувшую пятницу оба задержанных неожиданно были выпущены на свободу из ИВС города Набережные Челны.

Оба задержанных в прошлом были заключёнными американского концентрационного лагеря в Гуантанамо (Куба). Американцы захватили их в 2001 году (Вахитова — в Афганистане, а Ахмярова — в Пакистане) и, заподозрив в причастности к вооружённым силам «Талибана», два с лишним года продержали в заключении. Американские следователи не смогли найти за ними никакой вины, и в феврале 2004 года их в числе семерых россиян, находившихся на американской военной базе, выдали России.

На родине им также предъявили целый ряд обвинений, включая «участие в незаконных вооружённых формированиях», однако суд не счёл их виновными, и в июне 2004 года все они были выпущены из-под стражи.

В последние месяцы Айрат Вахитов стал заметной фигурой. Он обосновался в Москве, стал сотрудничать в качестве фрилансера с рядом московских изданий, в частности с нашей газетой. Кроме того, он предъявил иск правительству США за необоснованное заключение в гуантанамовской тюрьме. В июне этого года он дал пресс-конференцию в РИА «Новости», приурочив её к годовщине освобождения «российских талибов» из-под стражи, на которой рассказал об условиях содержания заключённых в американском концлагере и о дальнейшей судьбе своих товарищей по несчастью.

В результате бывшему послу США в России Александру Вершбоу даже пришлось оправдываться, а Пентагон вступил с Вахитовым в полемику, опубликовав так называемое меню заключённых в Гуантанамо (в этой справке, в частности, утверждалось, что заключённых там кормят чуть ли не исключительно деликатесами).

Помимо этого Вахитов установил контакты с российскими правозащитниками и по их каналам распространил доказательную информацию о репрессиях против мусульман Татарстана, современной практике фальсификации уголовных дел и пытках, применяемых татарскими милиционерами и чекистами. Активная деятельность Вахитова нашла поддержку и у российской политической оппозиции как либерального, так и красного спектра. Достаточно сказать, что свою пресс-конференцию он провёл совместно с Ириной Хакамадой, а также был делегатом учредительного съезда «Левого фронта».

Ему принадлежала идея проведения пикетов с растяжками, на которых будут написаны имена «палачей в погонах». Ряд организаций реализовал его задумку уже после его ареста.

Разоблачения Айрата в канун празднования 1000-летия Казани были крайне болезненны и для руководства Татарстана, и для силовых структур этой республики.

Ко всему прочему он пытался учредить в Москве Фонд узников Гуантанамо — организацию, которая помимо благотворительности должна была расследовать и обнародовать факты нарушения силовыми структурами (причём не только американскими) прав граждан.

В последние недели Айрат Вахитов готовил документы для поездки в Лондон, куда он был приглашён международной правозащитной организацией Amnesty International. В Лондоне он планировал принять участие в «круглом столе», где собирался рассказать и о своём гуантанамовском опыте, и о положении российских мусульман. Кроме того, он много работал над книгой о своих злоключениях в Афганистане и в американской тюрьме на Кубе. Отрывок из неё он опубликовал в газете «Версия» в июне этого года.

По теме

Все попытки родственников задержанных, их друзей и многочисленных журналистов узнать, кто и за что арестовал Айрата Вахитова и Рустама Ахмярова, не дали никакого результата. Удалось лишь выяснить, что в их задержании участвовали два сотрудника 60-го отделения милиции города Москвы Сергей Бегун и Максим Агеев, однако в своё отделение они их не доставили. Дежурный по московскому ГУВД также не располагал информацией о местонахождении задержанных, хотя признался, что о факте их задержания знает. Также свою причастность к задержанию Вахитова и Ахмярова отрицали вышестоящие инстанции МВД. Дежурный по московскому УФСБ аналогичным образом утверждал, что о судьбе гуантанамовцев ему ничего не известно. Тем не менее из неофициальных бесед с сотрудниками МВД выяснилось, что милиционеры 60-го отделения милиции участвовали в задержании совместно с УБОП Татарстана. При этом санкции на арест у них не было, она появилась задним числом только 29 августа.

Зампрокурора Татарстана Фарит Загидуллин в беседе с журналистами предупредил, что пощады задержанным не будет, к ним отнесутся предельно жёстко и что их арестовали в связи с делом, которое ведёт республиканская прокуратура о терактах на газопроводе. По этому делу уже проходят двое других бывших узников Гуантанамо — Тимур Ишмурадов и Равиль Гумаров.

Российские спецслужбы ранее уже проявляли интерес к гуантанамовцам вообще и к Айрату Вахитову в частности. Так, в начале августа людьми в масках в Нальчике у себя дома был задержан бывший узник Гуантанамо Расул Кудаев. Какая структура провела задержание, непонятно, но на свободе Кудаев оказался буквально спустя шесть часов. МВД Кабардино-Балкарии заявило, что его арестовали по ошибке, просто перепутав с кем-то. Этот арест привлёк внимание как российских, так и зарубежных журналистов: террорист из Кудаева никудышный, после заключения в американском концлагере он стал инвалидом и едва ходит. Однако у наших зарубежных коллег была информация, что российская прокуратура решила возобновить расследование участия российских гуантанамовцев в вооружённых силах «Талибана».

Сам Айрат Вахитов в последнее время часто жаловался на демонстративное наружное наблюдение. А во время его последней поездки в родной город Набережные Челны в начале августа этого года его пытался задержать сотрудник местного ФСБ Сирень Галиакберов. Правда, теперь этот человек утверждает, что всего лишь пытался побеседовать с Вахитовым, но на беседу он явился в сопровождении ОМОНа и требовал пустить его в квартиру, угрожая выпилить дверь «болгаркой». Поскольку ни ордера на арест, ни повестки, ни иных документов Сирень Галиакберов не предъявил, Вахитов отказался с ним беседовать и впускать его в квартиру.

Спустя неделю Вахитова рано утром задержала в Москве группа вооружённых милиционеров прямо в квартире, где он проживал. Под предлогом проверки регистрации его доставили в ОВД «Хамовники», но там регистрацией Вахитова никто интересоваться не стал, зато его ждал человек, представившийся сотрудником ФСБ по Московскому региону из отдела по борьбе с терроризмом Магомедом Магомедовичем Ахметовым.

Ахметов заявил, что цель встречи — убедиться в непричастности Вахитова к террористической деятельности и он склонен думать, что Вахитов ни в чём предосудительном не замешан. Однако посоветовал ему не ездить в Татарстан, где «свои методы работы и, возможно, кому-то хочется за счёт Вахитова прокрутить дырку для звёздочки». Также Ахметов попросил Вахитова не отрываться от хвоста наружного наблюдения: мол, интерес органов к человеку с такой непростой судьбой понятен и извинителен.

После трёхчасовой беседы Айрат Вахитов был отпущен восвояси.

В дальнейшем выяснилось: «отеческие наставления» не единственная причина, по которой задержали Айрата Вахитова. Тот же самый Магомед Магомедович Ахметов ещё раз встретился с ним и предложил некие условия сотрудничества: он помогает Вахитову оформить загранпаспорт для поездки в Лондон, а тот обязуется во время поездки молчать про репрессии против российских мусульман и говорить только про Гуантанамо. От такого обмена Вахитов отказался.

По теме

Возможно, именно в этом кроется причина его похищения-задержания. Вахитов часто работал в редакции «Версии», и здесь осталась солидная подшивка материалов, свидетельствующих, что в Татарстане пытки во время следствия — обычная практика. Ему удалось собрать не только факты, он знает имена и звания многих палачей. Из кропотливо собранных им многочисленных жалоб в вышестоящие инстанции, которым не давали ходу, следует, что:

«...начальник Тобольского отдела ФСБ Еленбаев и оперативник ФСБ Лебедев подвергали Саина Динара унижениям сексуального характера: на протяжении нескольких часов абсолютно голого и скованного наручниками держали в снежном сугробе, понуждая его признаться в причастности к запрещённой исламской организации.

В настоящий момент Тобольский суд рассматривает дело Саина Динара, построенное на показаниях, данных под пытками».

Или что:

«…оперуполномоченный УВД г. Набережные Челны Айрат Мадьяров в феврале 2005 года требовал от Ильдара Шайдуллина признаний в связи с исламскими экстремистскими организациями. Помимо психологического давления и угроз Шайдуллина подвешивали на дыбу, пытали бессонницей, голодом, избивали несколько суток подряд, содержали в камере размером с небольшой платяной шкаф, где Ильдар Шайдуллин не мог ни встать во весь рост, ни сесть на пол, даже на корточки. И через три недели непрекращающихся пыток Ильдара Шайдуллина довели до попытки самоубийства».

Или что:

«…майор А.Н. Верховых, сотрудник

6-го отдела УБОП УВД г. Альметьевска в декабре 2004 года арестовал Шерзода Ниезова. В течение трех дней майор Верховых зверски избивал Ниезова, принуждая его показать на Эдуарда Низамова и Эльдара Хамзина как на членов запрещённой исламской организации.

После трёхдневных пыток оговор состоялся, и в результате оба были осуждены».

Этот «список Вахитова» можно продолжать довольно долго.

Среди его бумаг были и рукописные письма гуантанамовцев Гумарова и Ишмурадова. Тех самых, что признались в подрыве газопровода в городе Бугульме. В этих письмах они рассказали, какими методами из них выбили признание и кто это делал.

Равиль Гумаров пишет:

«...Мама, не верьте органам, что бы они про меня ни говорили. Знайте, что я не выдержал, сдали нервы, не хватило терпения и я оговорил сам себя, а самое страшное, что ещё и других.

У каждого человека есть предел терпения, многие рано или поздно ломаются, меня тоже сломали...»

А в заявлении Ишмурадова рассказывается:

«В 15.00 меня завели в комнату для посетителей, заставили раздеться... Окно было открыто, было очень холодно. Затем они начали избивать меня по голове и лицу, валили на пол и наносили удары ногами... Примерно в 23.00 я согласился дать нужные им показания...»

В этом письме, адресованном генеральному прокурору, Ишмурадов утверждает, что его признания выбивали начальник Бугульминского отдела УФСБ Равиль Енгальчев, некий Николай Кузьмин и двое оперативников, известных только по именам — Фарид и Дамир.

Среди его документов были материалы, которые вообще ставили под сомнение сам факт теракта. Оказывается, первоначально аварийная служба и местная милиция были убеждены, что это простая авария.

Похищение Вахитова и Ахмярова сопровождалось пристальным вниманием российских и иностранных журналистов к их судьбе, и в пятницу прокуратура Набережных Челнов приняла решение отпустить задержанных. На прощание следователь прокуратуры Вадим Максимов, которому было поручено дело Вахитова и Ахмярова, потребовал, чтобы они не давали никому никаких интервью и «не порочили спецслужбы Татарстана».

Стало быть, этот арест действительно не что иное, как попытка избавиться от опасных свидетелей.

Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2007 16:37
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх