Версия // Украина // Украинские порты и курорты переходят под российский контроль – что дальше?

Украинские порты и курорты переходят под российский контроль – что дальше?

6117

Морской узел

Украинские порты и курорты переходят под российский контроль – что дальше?
(фото: Николай Тришин/ТАСС)
В разделе

Поговаривают, что в середине мая Россия может запустить процедуру воссоединения с народными республиками Донбасса. Не исключено, что будут приняты также некие решения и касательно Херсонской и части Запорожской областей – в рамках воссоздания исторической Таврической губернии. Тем самым Москва, по всей видимости, закрепит промежуточные итоги спецоперации, длящейся два с половиной месяца.

Попробуем их перечислить. Первый – прорыв водной блокады Крыма и установление контроля над Каховским водохранилищем. Второй – сухопутный коридор в Крым из России. Третий – под контроль РФ перешла крупнейшая в Европе Запорожская АЭС, обеспечивавшая электричеством четверть Украины. Ну и четвёртый – морские порты и курорты. О них и поговорим.

Осетрины маловато, зато вся наша

Казалось бы, ничто не мешало России и Украине договориться о честном разделе Азовского моря. Но всё как-то не задавалось. То президент Украины Леонид Кучма в 2003 году волюнтаристским решением прочертит на карте загогулину (в Киеве её тогда назвали президентской линией), разделяющую водную границу по принципу Попандопуло из «Свадьбы в Малиновке» – «это мне, это опять мне и это снова мне». То российско-украинская комиссия по вопросам рыболовства неожиданно перерисовывает условия промысла в пользу Киева. А уж когда на Азовском шельфе обнаружилась нефть, дошло до того, что Украина, дабы застолбить для себя наиболее выгодные участки, решилась пригласить в Азовское море корабли стран НАТО.

Азовское море сравнительно неглубокое – метров 10 примерно. Когда в 2008 году российские нефтяники наткнулись на месторождение Новое, оказалось, что небольшая глубина позволяет качать чёрное золото с самыми минимальными затратами. Та же история и с газом – себестоимость добычи тысячи кубометров в 2015 году составила смехотворные 300 рублей (при средней для «Газпрома» тогдашней себестоимости 1380 рублей за тысячу кубометров). А всего на Азовском море на сегодня открыто более двух десятков перспективных нефтегазовых месторождений. Правда, большинство из них было сосредоточено на украинской части. Кстати, и сама украинская часть благодаря загогулине Кучмы (900 километров береговой линии и две трети акватории против российских 572 километров) выглядела намного внушительнее. И давала значительные преимущества не только украинским сырьевикам, но и рыболовам.

В позапрошлом году украинская квота на вылов азовской камбалы составила 54 тонны против российских 13 тонн. Та же история повторилась и с промысловым бычком – 3400 тонн доставалось Украине и 2300 тонн – России. Да, РФ перепадало чуть больше селёдки, леща и тарани. Зато добывать белугу, севрюгу и азовского («русского») осетра по протоколу о лимитах вылова могла только Украина. Кстати, до 1990 года осетровых в Азове было в 3 раза больше, чем в Каспии. Но варварский украинский вылов сделал своё дело: 300 тыс. голов осетра и 25 тыс. голов севрюги согласно замерам пятилетней давности; на сегодняшний день численность примерно такая же. Хотя 30 лет назад совокупное поголовье азовских осетровых оценивалось в 16,5 млн (!) голов.

От Азова до Каспия

То, что Азовское море теперь однозначно российское, приоткрывает ещё одну подзабытую возможность. Летом 2007 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил с фантастическим, как тогда показалось, проектом судоходного канала «Евразия», сокращающего путь из Каспия в Азов на тысячу километров по сравнению с Волго-Донским каналом. Поскольку пройти по Волго-Донскому каналу могут только малотоннажные танкеры, а глубина «Евразии» закладывалась с учётом прохождения танкеров любой грузоподъёмности, проект представлялся весьма перспективным. В Москве предложение подхватили и даже обсчитали его примерную стоимость – 4,5 млрд евро. Но тут неожиданно упёрся Киев. Либо выручка от прохождения танкеров пополам, либо никак! К тому же украинская сторона не желала нести расходов по строительству. Но и это были только цветочки. Выяснилось, что представители минобороны Украины за спиной у России начали проводить консультации с Североатлантическим альянсом в связи с предстоящим строительством. Киев предоставлял НАТО возможность заходить в Азовское море, а оттуда военные корабли альянса могли бы сновать в Каспийское. Из Одессы – в Актау! Раз Волго-Донской канал позволяет судам ходить из Каспия в Азов и обратно, стало быть, Азовское море нельзя считать внутренним, заявили в Киеве. Таким образом, в него могут заходить военные корабли 6-го флота НАТО. В общем, на проекте поставили крест. А теперь к нему можно вернуться. Правда, расчётная стоимость строительства «Евразии» за 15 лет выросла в 2,5 раза – до 10 млрд евро. Хотя и прибыль обещает быть немалой – порядка 2 млрд евро в год.

Курорты и порты

По теме

Скадовск, Бердянск и Геническ – три хорошо развитых детских курорта. До сегодняшнего момента у России, по сути, был один-единственный профильный детский курорт – Евпатория. Перевод детской рекреации с западного побережья Крыма высвободит порядка 30 тыс. мест в евпаторийских и сакских санаториях. Специалисты считают, что детский отдых на куда как менее солёном Азовском море полезнее, чем на Чёрном. Ну и для вящего понимания: если за сезон в Крыму в последние несколько лет отдыхали от 4 до 6 млн курортников, то в Скадовске, Бердянске и Геническе – от силы 200 тысяч. Как говорится, меньше народа – больше кислорода. Конечно, приведение курортов в порядок потребует некоторых инвестиций, но поскольку инфраструктура практически не пострадала в ходе боевых действий, на первых порах рекреационная отрасль обойдётся без крупных вливаний.

Чего не скажешь о портах. Украинская сторона оценивает восстановление Мариуполя от 5 до 10 млрд долларов (всего в городе, по оценке Минстроя РФ, разрушено 80% многоквартирных домов и до 60% частного сектора). И всё же средства, вложенные в восстановление, достаточно быстро себя окупят. Мариуполь – крупнейший порт на Азовском море. Почти 4,5 километра причалов и 68 гектаров припортовой зоны. Грузооборот – порядка 17 млн тонн грузов в год.

В Херсоне также имеются морской и речной порты, но главная ценность его – судоремонтные верфи. В СССР Херсон числился главной судоремонтной верфью страны, там работало шесть заводов. Сегодня в жизнеспособном состоянии осталось то ли два, то ли три, но главное – продолжает действовать Херсонский судостроительный завод. Мощности его таковы, что позволяют строить арктические ледоколы, контейнеровозы и танкеры. Правда, есть один нюанс. Завод принадлежит «Смарт-Холдингу» Вадима Новинского, бывшего российского гражданина, получившего украинский паспорт. Новинский – деловой партнёр миллиардера Рината Ахметова. Накануне спецоперации оба они мелькнули в Мариуполе (говорят, привозили наличные бойцам запрещённого в России экстремистского «Азова», охранявшего активы двух воротил). Но если с Ахметовым и его финансированием «Азова» (признанного в РФ экстримистским и деятельность которого запрещена) давно всё ясно, а финансирование террористов – достаточный аргумент, для того чтобы отнять у него ту же «Азовсталь», то с Новинским не всё так однозначно. Во-первых, он запросто вхож к первым лицам, так скажем, РПЦ и УПЦ (МП). Потому те явно смогут замолвить за него словечко. Во-вторых, пока нет никаких данных, что Новинский финансировал террористов, а не приезжал в Мариуполь с Ахметовым просто так, за компанию. Если, скажем, активы Новинского не будут национализированы, к примеру, в рамках какой-нибудь ХНР (как это было в ДНР и ЛНР), то со статусом верфей неизбежно возникнут вопросы. В общем, пока мариупольские порты будут восстанавливать, можно будет задействовать Херсон и Бердянск – их общий грузооборот составляет порядка 9 млн тонн в год.

Кстати

Перечисляя приобретения, невозможно обойти крошечный остров Змеиный. Всего каких-то 0,2 квадратного километра – казалось бы, ерунда. Но ещё недавно за контроль над этим островом схлестнулись Киев и Бухарест. А в Анкаре заявили, что «исторически» (!) остров принадлежит Турции. Что же такого особенного в этом острове? Его расположение – в 35 километрах от берега, причём рядом устье Дуная. Аккурат на румыно-украинской границе. Стратегически важное место, на котором в советское время размещались системы ПВО. И вот какой имеется нюанс. Согласно нормам международного права континентальный шельф принадлежит той стране, от чьих берегов этот шельф начинается. При этом берегом может считаться даже такой невзрачный клочок земли, как Змеиный. Именно благодаря этому Украина заполучила 2300 квадратных километров шельфа, на которых имеются немалые разведанные запасы нефти и газа. Собственно, именно по этой причине за Змеиный так «рубились» румыны – их интересовал не столько остров, сколько шельф. Ну а теперь-то чей шельф? А чей остров, того и шельф!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 17.05.2022 12:01
Еще на сайте
Наверх