// // Угроза терактов на столичных гидрообъектах реальна, как никогда

Угроза терактов на столичных гидрообъектах реальна, как никогда

64

Губит людей вода

На Акуловской плотине огонь по нарушителям открывают без предупреждения
На Акуловской плотине огонь по нарушителям открывают без предупреждения
В разделе

На недавнем заседании Национального антитеррористического комитета глава ФСБ Николай Патрушев заявил, что спецслужбы располагают данными о возможной серии диверсий на гидросооружениях юга России. Целями боевиков являются плотины, гидроэлектростанции, шлюзы. Последствия таких терактов могут быть поистине апокалиптическими: целые города уйдут под воду, миллионы граждан останутся без водоснабжения.

Существует ли подобная угроза для Москвы, руководитель Федеральной службы безопасности не сказал. Хотя возможность затопления столицы не столь уж призрачна.

В своё время эту идею вынашивал Адольф Гитлер. К счастью, он не сумел воплотить её в жизнь. Насколько велика вероятность того, что Москва уйдёт под воду? К каким вариантам терактов на гидросооружениях готовятся правоохранительные органы?

В этих непростых вопросах попробовали разобраться корреспонденты «Нашей версии».

Москва — один из крупнейших водных центров России. Москва-река и Волга круглосуточно пополняют 13 водохранилищ, расположенных на территории столичного региона. В городе находятся четыре крупных гидротехнических узла, столько же станций водоподготовки — Рублёвская, Восточная, Северная и Западная — суммарной мощностью 6,7 млн. куб. метров воды в сутки, а также 18 насосных станций и регулирующих узлов.

На территории самой столицы самым крупным является Химкинское водохранилище, где возведено множество шлюзов и дамб. Получить информацию об обеспечении безопасности всех этих гидросооружений оказалось не так уж и просто. Официальные инстанции требовали время на всевозможные согласования, многие неофициальные источники, знакомые с обстановкой, попросту отказывались разговаривать. Мол, тема почти секретная и за разглашение некоторых сведений можно крепко получить по шапке от спецслужб. Между тем кое-что разузнать удалось. Мы встретились с людьми, которые охраняют и исследуют московские гидросооружения, а также с теми, кого всю жизнь учили проводить диверсии на воде. И узнали немало интересного.

За проезд на плотину без пропуска можно получить пулю в лоб

Акуловская плотина — один из наиболее охраняемых гидротехнических объектов в Московском регионе. Как гласят открытые источники, её высота составляет 24, а длина — 1850 метров. Сооружение сдерживает чудовищный напор Учинского водохранилища, которое называют «питьевым колодцем» столицы. О последствиях возможного взрыва плотины власти распространяться не любят. Поговаривают, что волне высотой с 9-этажный дом понадобится всего несколько минут, чтобы преодолеть 20 километров и похоронить под собой несколько подмосковных городов и некоторые московские окраины.

Решаем побывать непосредственно на месте. На въезде — шлагбаум, красно-белые «ежи» и суровый плакат: «Запретная зона. Посторонним вход воспрещён. Предъяви пропуск». Нашу делегацию встречает старшина, в новом бронежилете, с автоматом с примкнутым магазином.

— А если на «КамАЗе» шлагбаум протараним? — заговорщицки спрашиваем старшину.

— Открываем огонь, вызываем по рации подкрепление, — сообщает сотрудник вневедомственной охраны.

— Ну и как, постреливать доводилось?

— Нет. В основном дачников гоняем и пьяниц. Подходят, просят пройти или проехать. Бывает, и деньги предлагают.

— Некоторые, наверное, и «пальцы гнут»?

— Таких не припомню, — улыбается старшина, поправляя на груди автомат...

Как видно, сегодня на плотине спокойно. Хотя в её истории были и другие дни. Так, осенью—зимой 1941 года она подвергалась массированным налётам фашистской авиации. Чтобы уберечь столицу и прилегающие районы от катастрофы, плотину залили толстым слоем льда и укрыли стволами деревьев. Сегодня опасность ждут с другой стороны.

По теме

Столичные гидросооружения охраняют два милицейских полка

«Угроза проведения терактов на наших объектах реальна, — сказал «Нашей версии» командир 3-го полка Управления вневедомственной охраны ГУВД по г. Москве (по охране гидросооружений) полковник милиции Михаил Говорухин. — От этого никуда не денешься. В случае осложнения обстановки мы переходим к усиленному режиму несения службы. Есть планы обороны объектов, всё это отрабатываем на учениях совместно с местными органами внутренних дел, ОМОНом».

Впрочем, по словам полковника, к охране гидросооружений и без того привлечена немалая сила: целых два полка вневедомственной охраны — почти 2 тыс. штыков. Под их опекой все столичные плотины и водозаборы, в арсенале — стрелковое оружие, служебные собаки, катера, снегоходы, системы наблюдения и сигнализации. Статус у полков серьёзный. До недавнего времени охраняемые ими сооружения считались «объектами особой важности». Нынче формулировка несколько смягчилась: «объекты жизнеобеспечения». Хотя задачи остались прежними. К выполнению других заданий личный состав практически не привлекается. Например, во время войны в Чечне, когда по всей столичной милиции набирали бойцов для командировок на Северный Кавказ, полки, наоборот, усиливали за счёт других милицейских структур.

По словам полковника, проверить свою гвардию в реальном бою за 30 лет службы в полку ему не доводилось. «Хотя в середине 90-х годов нас пытались проверить на прочность журналисты, — вспоминает Михаил Говорухин. — Подъехали к объекту на машине, попросили часового пропустить за 100 долларов. Через несколько минут лежали на земле в наручниках. Потом долго доказывали в отделении, что проводят журналистское расследование». Бывают и курьёзы. На охраняемые объекты регулярно наведываются крепко выпившие граждане. Причём вовсе не из любопытства. Все основные подъёмные и водопроводные станции были построены в 30-х годах в лучших традициях сталинской архитектуры — с колоннами, барельефами и т.п. Заблудшие типы принимают их за станции метрополитена и сильно возмущаются, когда их не пускают внутрь.

Полковник Говорухин считает, что возможность подрыва Акуловской плотины существует лишь теоретически, по его мнению, воплотить такой замысел на практике невозможно. Что же думают по этому поводу профессиональные диверсанты?

Взрыв плотины — это «операция высокой сложности»

Подразделения специальной разведки Военно-морского флота — одна из самых засекреченных флотских структур. Их основная задача — проведение диверсий на гидросооружениях и береговых объектах противника. К нашей радости, найти бойцов флотских диверсионных подразделений в Москве оказалось не так и сложно. Оказывается, в столице есть целая организация ветеранов спецразведки ВМФ «Фрог-клуб» (от англ. frog — лягушка). Правда, вице-президент организации капитан 3-го ранга запаса Алексей Буднев сразу оговорился: на некоторые вопросы он отвечать не станет, так как эта информация может привести к «зеркальному эффекту», иными словами, использована террористами. По словам Алексея Буднева, взрыв даже небольшой дамбы или плотины — это «операция высокой сложности», которая разделяется на несколько этапов и требует серьёзной подготовки. «Для подрыва гидротехнического сооружения необходимо вырыть колодец глубиной около полутора метров под самой дамбой, шлюзом или плотиной, а уже туда закладывать взрывчатку, — говорит Буднев. — Подобные работы, а также «забивка» тротила требуют серьёзной подготовки. В специалиста-подрывника, который смог бы работать под толщей воды, вкладывают знания и навыки не один месяц, а порой на это уходят годы. В дайвинг-клубах подводному минированию не научат».

Что же касается взрыва крупных объектов, таких, например, как плотина на Химкинском водохранилище, то эту затею наш собеседник считает абсурдной. По его словам, чтобы взорвать объект данного типа, потребуется более 100 тонн взрывчатки. «Под водой доставить незаметно такое количество тротила практически невозможно, даже если использовать специальные средства транспортировки, — продолжает наш собеседник. — Остаётся один вариант — везти взрывчатку по земле. Но для этого необходимо около 20 грузовиков и несколько десятков человек, которые будут заниматься технической работой. За короткий временной отрезок надо собрать взрывную сеть. Химкинское водохранилище и другие гидротехнические сооружения охраняются очень тщательно. Если на вас в первые минуты, может, никто и не обратит внимания, то через некоторое время обязательно заинтересуются».

По теме

Но даже если террористам удастся каким-то чудом воплотить в жизнь свой план и подорвать плотину, глобального затопления города, по словам Алексея Буднева, не произойдёт. Пострадают лишь близлежащие дома и постройки. Пробоину оперативно залатают при помощи мешков с песком и специальных металлических контейнеров, которые хранятся на случай прорыва воды. «Прорвать дамбу на всю глубину невозможно — потребуется несколько дней работы и сотни тонн взрывчатки. Сделать это под водой можно, но очень сложно: нужны специально подготовленные люди. А таковых среди боевиков точно нет», — успокоил нас бывший флотский разведчик.

О том, что плотины взрывать бесполезно, красноречиво свидетельствует и сама история. По словам Алексея Буднева, в годы Второй мировой войны англичане сконструировали специальную прыгающую по воде бомбу, которая как раз и предназначалась для подрыва гидротехнических сооружений. Англичане таким образом пытались затопить места дислокации немецких войск. Но надежды на то, что новое изобретение облегчит военные действия и даст возможность легко разрушать объекты на воде, не оправдались. Взрыв от нового изобретения лишь слегка вредил плотинам. Также оказались малоэффективными атаки гидротехнических сооружений с воздуха.

Отравить Москву можно, лишь врезавшись в водопровод

...Учинское водохранилище. Листвянская ГЭС. Стоим у будки постового и глазеем на бурлящий внизу поток. Через несколько километров он раздваивается и уходит в подземные трубы, которые тянутся до Восточной и Северной водопроводных станций Москвы. Оттуда вода попадает в квартиры, школы, детские сады, офисы, рестораны и гостиницы Северного, Северо-Восточного, Северо-Западного, Восточного, Юго-Восточного и Центрального округов столицы. В общей сложности 6—7 млн. человек. В голову лезут страшные мысли о штаммах сибирской язвы, лихорадке Эбола и прочей гадости. Одна маленькая ампула может привести к большой трагедии. Заборы и милицейские посты вдоль канала успокаивают лишь отчасти. Ведь при желании отраву можно сбросить и с воздуха...

Ветеран полка полковник милиции в отставке Михаил Пучков вспоминает о том, как в былые времена здесь любили рыбачить маршалы Конев и Рокоссовский. Простым смертным приближаться к питьевому водоёму было запрещено уже тогда. Требовалось письменное разрешение первого секретаря столичного горкома. Сегодня рыбацкие пропуска не выдаются вовсе. Однако некоторым фанатам рыбалки все запреты нипочём. Чуть ли не каждый день милиция задерживает всё новых и новых любителей экстремального отдыха с удочкой и мормышкой. Для борьбы с нелегалами водохранилище приходится постоянно патрулировть. Раз в два часа его обходят на катерах. Зимой милиционеры пересаживаются на снегоходы.

Но Михаил Пучков, прослуживший здесь почти 40 лет, в возможность отравления воды не верит: «Идут очень большие объёмы воды, отравы надо несколько железнодорожных цистерн». Но даже если она попадёт в воду, вероятность того, что яд дойдёт до квартир москвичей, крайне мала. Как сообщили нам в «Мосводоканале», на водопроводных станциях вода проходит несколько степеней очистки, каждые два часа берутся пробы. «Проскочить» же в московские квартиры во временном промежутке между взятием проб отраве почти невозможно. Очищенная вода на некоторое время перекачивается в охраняемые бетонные отстойники и лишь после окончательной проверки уходит в водопровод.

Однако есть мнение, что отравить московскую воду всё-таки можно. Правда, для этого террористам придётся врезаться в магистральные трубы, по которым идёт уже очищенная вода.

Все столичные шлюзы деревянные

Диггеры, излазившие вдоль и поперёк столичные подземелья и гидросооружения, считают, что отравить воду гораздо проще, чем взрывать плотины, но и здесь террористы могут столкнуться с колоссальными проблемами. «Проникнуть к магистральному трубопроводу практически невозможно, — рассказывает «Нашей версии» руководитель «Диггерспаса» Вадим Михайлов, — да и при его повреждении действовать будет очень не очень просто. При подрыве произойдёт выброс воды метров на 20.

По теме

И невозможно при желании отравить весь город. От центрального водопровода отходят многочисленные второстепенные линии, которые питают уже дома и предприятия. На каком-либо этапе воду просто перекроют».

По мнению специалистов «Диггерспаса», наибольшую опасность в случае гидротерактов для столицы представлют шлюзы. Правда, последствия диверсий будут не столь катастрофическими, как, например, подрыв Химкинской плотины. «Если совершить теракт на этих сооружениях, разлив воды будет большой, — продолжает Вадим Михайлов, — и ущерб будет нанесён значительный. Только представьте себе, что любой жилой район может быть залит на 2—3 метра! Другое дело, что вода разливается не сразу, должно пройти какое-то время, прежде чем произойдёт затопление, и людей успеют эвакуировать. Но в любом случае это громадный материальный ущерб. Под водой окажутся все системы МГТС, трансформаторные узлы и другие социально важные объекты». По словам диггеров, особенно страшен залив водопровода: при застое воды возникнет серьёзная эпидемиологическая опасность. Впрочем, подобные катаклизмы могут произойти и без участия террористов — шлюзы может прорвать от старости. Как рассказывают профессиональные путешественники по подземным катакомбам и подвалам Москвы, многие гидротехнические сооружения столицы на грани разрушения, а это грозит куда большей катастрофой, чем действия террористов-подрывников.

Так, в зоне Замоскворецкого канала в своё время была сформирована большая сеть подземных гидротехнических объектов. До недавнего времени все её узлы функционировали без перебоев. Но с началом массового строительства система была нарушена. Как утверждают диггеры, сейчас там вода скапливается в больших количествах и в любой момент может вырваться на свободу, что и приведёт к техногенному катаклизму. Уже сегодня сильно заболочены прилегающие к району Замоскворецкого канала территории — Строгино, Люберецкая тюрьма, верхнемоскворецкая зона, где канал сливается с Москвой-рекой. Главные городские шлюзы построены из дерева. Все перекрытия, сконструированные ещё в годы сталинского руководства, свой век отжили. А низ деревянных конструкций подгнил. Диггеры не раз замечали отчётливые трещины на гидротехнических сооружениях по реке Яузе. Под большим давлением они легко разрушаются, причём эта опасность усиливается в морозные зимы.

Милиция больше всего опасается дачников

Итак, для воплощения своих коварных планов гипотетическим террористам придётся решить целую массу практически неразрешимых проблем.

Однако есть и другая угроза столичной водной системе. Она исходит совсем с другой стороны — от наших же чиновников. Одна из главных проблем — начало массового строительства в окрестностях питьевого Учинского водохранилища. Несмотря на то, что они относятся к охранной зоне первой категории, где жилищное строительство запрещено в принципе, участки, ранее числившиеся сельхозугодьями, активно распродаются. В этом нетрудно убедиться: Интернет буквально пестрит объявлениями о продаже земли «на берегу живописного Учинского водохранилища». Цены доходят до 25 тыс. долларов за сотку. Причём продавцы заявляют, что на изменение категории участка требуется не более двух месяцев. Говорят, что активным бизнесом вокруг питьевого колодца Москвы сегодня пристально заинтересовались в Министерстве природных ресурсов.

«Получается, что угроза террористических актов на ваших объектах сегодня минимальна?» — спрашиваем на прощание командира 3-го полка УВО полковника Михаила Говорухина. «Мы рассматриваем и готовимся к любым вариантам развития событий, — отвечает полковник. — Только зачем взрывать плотины, подъёмные станции или травить воду? Представьте, например, что будет, если боевики захватят диспетчерские? Если выйдет из строя система управления подачей воды, для города это станет не меньшей катастрофой. Поэтому никаких поводов для самоуспокоения у нас нет».

P.S. Перед самым отъездом с Учинского водохранилища полковник в отставке Михаил Пучков сразил нас наповал своим откровением: «Все говорят, что взорвать Акуловскую плотину невозможно. На самом деле это не так. Надо просто знать как...»

Опубликовано:
Отредактировано: 27.11.2016 20:59
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх