// // Дмитрий Козак выслушал подозреваемых в терроризме. Но услышал ли?

Дмитрий Козак выслушал подозреваемых в терроризме. Но услышал ли?

12

Господин соврамши

Дмитрий Козак выслушал подозреваемых в терроризме. Но услышал ли?
В разделе

Имеет ли право высокопоставленный чиновник лгать? По логике вещей, не должен. Есть страны, где подобные вещи считаются весьма серьёзным преступлением. У экс-президента США Билла Клинтона были весьма серьёзные проблемы из-за романа с практиканткой Моникой Левински, стажировавшейся в Белом доме. Ещё чуть-чуть, и мог бы встать вопрос об импичменте американского президента. Столь жёсткие меры собирались принять не из-за банального адюльтера, который может случиться с кем угодно, а потому, что Клинтон клятвенно заверял, что эту самую Монику он и пальцем не тронул.

Когда выяснилось, что трогал, и не только пальцем, то американский конгресс поставил вопрос не о сексуальном домогательстве, а том, что президент публично говорил неправду.

В России, конечно, смотрят на подобные вещи не столь строго, но и отечественный бюрократ знает, что попадаться на лжи, ну, скажем, не есть хорошо.

В своё время главкому ВМФ даже пришлось просить об отставке, так много было лжи о затонувшем «Курске».

И тем не менее чиновники врут.

Весь конец прошлого года длился скандал вокруг следствия по делу о нападении на Нальчик 13 октября 2005 года. УБОП КБР установило более 50 пособников террористов и участников, не пойманных на месте преступления. Настораживало прежде всего то, что никто из подозреваемых не запирался. Все сразу же после ареста сознавались: «Помогал, присутствовал, стрелял, руководил, планировал, раскаиваюсь», и так далее. Ещё больше удивляло то, что некоторые из сознавшихся имели алиби.

Зная методы, которые зачастую применяются при допросах, закрадывалось подозрение, что столь скорые признательные показания получены при помощи пыток. Вскоре эти подозрения подтвердились. К журналистам попало несколько фотографий из дел подозреваемых, на них хорошо было видно, что этих людей подвергали как минимум жесточайшим побоям. Кроме того, всплыли факты, что некоторые из арестованных вскоре после допроса оказались в морге и, судя по фотографиям их тел, умерли они вовсе не от инфаркта. «Версия» подробно писала об этом (см. «Версию» от 12.12.2005, статья «Без лица»).

Скандал приобрёл международную огласку, ведь Россия присоединилась и ратифицировала международную Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Представитель Президента РФ в ЮФО Дмитрий Козак пообещал допустить представителей СМИ к подозреваемым и провести тщательную проверку фактов, а в случае подтверждения принять все необходимые меры для восстановления законности. О Козаке было известно, что он не сторонник крайне жёстких мер по отношению к мусульманам, в том числе и к тем, кто настроен оппозиционно к официальному духовенству. Кроме того, поговаривали, что полпред критично оценивает деятельность МВД Кабардино-Балкарии. Так что можно было рассчитывать на объективный подход с его стороны к делу.

Дмитрий Козак, несмотря на откровенный саботаж со стороны силовых структур КБР, настоял на том, чтобы некоторые журналисты были допущены к арестантам, и сам провёл инспекцию, встретившись с ними.

Результат её хорошо известен. Сразу после визита полпреда в камеры подследственных ИТАР-ТАСС распространил заявление, в котором говорилось: «Козак, ознакомившись с условиями содержания в СИЗО, заявил, что распространяемая СМИ информация о якобы издевательствах над обвиняемыми и тяжёлых условиях в изоляторе не подтвердилась». В свою очередь, руководитель пресс-службы МВД КБР Марина Кясова сообщила, что «все, с кем встретился полпред, говорили о своей ответственности за произошедшее 13 октября, за гибель мирных граждан и сотрудников правоохранительных органов». А пресс-секретарь самого Козака Фёдор Щербаков сообщил, что «полпред побеседовал с задержанными. Во время этого разговора жалоб на действия сотрудников правоохранительных органов не поступило».

По теме

Правда, оставались ещё фотографии... Выходило, что то ли журналисты подделали их на компьютере, то ли иные злоумышленники их сфальсифицировали и подсунули журналистам...

Но и тут нашёлся выход. Один из арестантов заявил перед телекамерой, что его избили некие гражданские лица, присутствующие при задержании.

Это звучит странно. Как ОМОН мог допустить подобное самоуправство со стороны посторонних прохожих? Да и понятно, что арестованных можно запугать и заставить говорить то, что выгодно следователям...

Но возможности полпреда тоже ограниченны. Для принятия мер с юридической точки зрения фотографий мало, необходимо заявление пострадавших, а если они сами говорят, что в их синяках повинна не милиция, а какие-то неустановленные штатские, что может сделать Козак?

Однако в распоряжение «Версии» попало письмо одного из подозреваемых, Расула Кудаева, совершенно официально переданное матери. Письмо — на балкарском языке, и мы приводим перевод отрывка из него.

«...Мама, хочу рассказать тебе интересную вещь. Вчера ко мне сюда приходили Козак и Каноков. И мы долго обо всём говорили, особенно с Козаком. Он интересовался моими делами. Как меня взяли, что говорили, короче, спрашивал обо всём детально. Рассказал всё, как есть, что меня забрали без оснований на то, что я не виноват. Когда Каноков слушал, как меня пытали, от злости у него на шее вздулись вены. Короче, такие вот дела. Ну, я, конечно, не смог им обо всём подробно рассказать, это заняло бы слишком много времени. Короче, они убедились в том, что творится беспредел. Каноков ушёл отсюда очень злым. По лицу видно, что он неплохой человек. А по лицу Козака видно, что он человек справедливый. А что у них внутри, знает один Аллах. Аллах пусть и рассудит по справедливости...»

Так какой же вывод из всего сказанного должен сделать читатель? Вопрос, очевидно, риторический.

Опубликовано:
Отредактировано: 24.11.2016 17:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх