// // Суд заслушал показания первых свидетелей по делу Кокорина и Мамаева

Суд заслушал показания первых свидетелей по делу Кокорина и Мамаева

3136

Неосторожное обращение со стульями

4
В разделе

В Пресненском суде Москвы 9 апреля состоялось первое заседание суда по делу о побоях и хулиганстве, фигурантами по которым проходят футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, а также их друг Александр Протасовицкий и младший брат форварда «Зенита» Кирилл Кокорин. Потерпевшими по нему числятся чиновник Минпромторга Денис ПАК, глава ФГУП «НАМИ» Сергей Гайсин и водитель ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталий Соловчук.

Скандал, в центре которого оказались российские футболисты Александр Кокорин и Павел Мамаев, затянулся. Спортсмены, а также их соучастники, младший брат Кокорина Кирилл и друг компании Александр Протасовицкий, были взяты под стражу в октябре после того, как устроили две драки в Москве, куда приехали после домашнего матча «Зенита» против «Краснодара» отпраздновать «десять лет дружбы». Сейчас апрель, и все это время Кокорин, Мамаев и их товарищи провели в московском СИЗО «Бутырка», и суд уже трижды продлевал им арест. В последний раз срок пребывания под стражей был продлен до 25 сентября. Однако процесс пошел: дело было передано в суд, и 9 апреля в Пресненском суде Москвы прошло первое заседание, в рамках которых выступили три свидетеля.

«Я таких петухов не повезу»

Первым выступил друг футболистов Карен Григорян, который находился с ними в ту ночь, имевшую столь серьезные и продолжительные последствия. Он рассказал, что знаком со спортсменами около восьми лет, а Протасовицкого тогда увидел впервые. По словам Григоряна, вся компания активно употребляла алкоголь, в основном, виски, В клубе молодые люди познакомились с девушками и вместе с ними отправились в другое заведение, которое покинули в шесть утра. Одна из их спутниц села в машину, приняв автомобиль за такси, затем вышла и рассказала, что водитель, увидев Александра Кокорина и его брата, сказал: «Я таких петухов не повезу». После этого у компании завязался конфликт с Виталием Соловчуком, ожидавшим ведущую Первого канала у гостиницы «Пекин». Мамаев, по утверждению свидетеля, сказал, что разговаривать в подобном тоне нельзя, и на это водитель ответил ему ударом в лицо. Завязалась потасовка, Соловчуку нанесли несколько ударов, потом он сам дошел до автомобиля и уехал.

«Гангнам стайл»

Следующий эпизод, как уже известно, развернулся в кофейне, куда компания отправилась после разборок с водителем. В заведении, как обратил внимание Григорян, одна из девушек садилась на колени к Кокорину-старшему, и в целом, как следует из показаний и Григоряна, и еще одного свидетеля, присутствовавшего в кафе, компания вела себя достаточно развязно. Молодые люди уже собирались уходить, и Протасовицкий сказал завтракавшему там чиновнику «Минпромторга» Денису Паку, что тот похож на корейского исполнителя PSY из клипа «Гангнам стайл». В ответ чиновник назвал компанию нецензурным словом, что и спровоцировало конфликт. После этого, по словам Григоряна, конфликтующие стороны помирились, и футболисты с друзьями ушли.

Кстати, в ходе допроса у следователей Григорян не говорил им об оскорблениях со стороны Пака. Сам свидетель объяснил это тем, что голова у него шла кругом, и вообще, по его утверждению, в протоколах допроса «больше половины как будто не он говорил».

«Легла на него, чтобы остановить все это»

Второй свидетельницей по делу стала Екатерина Бобкова. На ее глазах произошли оба эпизода – драка с Соловчуком и конфликт в кофейне. Она подтвердила, что водитель оскорбил молодых людей, назвав их «петухами», а потом произошла потасовка. Чтобы прекратить драку, Бобкова легла на водителя – по словам девушки, она это сделала дважды, чтобы «остановить это все». После инцидента вся компания отправилась в кофейню «Кофемания». Вскоре в заведение пришел Пак, который устроился за соседним столиком. Отвечая на вопросы суда, Бобкова признала, что садилась к Александру Кокорину на колени и даже клала ему на колени голову. При этом, как утверждает девушка, она является лесбиянкой и не испытывает влечения к мужчинам. Форварда «Зенита» она охарактеризовала как «святошу» и «ангелочка» - исходя из этого, довольно сложно представить, что именно он бил Пака стулом по голове.

Рефлекторный удар

Адвокат Андрей Ромашов, представляющий интересы Александра Кокорина, высказался по поводу конфликта футболиста с чиновником Минпромторга, заявив, что его подзащитный ударил Дениса Пака стулом рефлекторно.

«Пак первоочередно оскорбил всех обвиняемых. На видео мы видим, когда Саша взял стул и подошел к столику Пака, и согласно движениям, он хотел подсесть. Стул опустился сначала на пол. Но тот внезапно произнес оскорбление, после чего произошло рефлекторное движение, и стул обрушился на голову».

Как уверен защитник, действия Кокорина нельзя квалифицировать как хулиганство, поскольку серьезных повреждений чиновник не получил, а нецензурную лексику никто, кроме него самого, не употреблял.

Кроме того, Ромашов выступил с просьбой перевести Кокорина и Мамаева в камеры, где нет курящих сокамерников.

«Освещайте все, как есть»

Кокорин после заседания суда обратился к журналистам с призывом уделить максимальное внимание свидетельские показания. Футболист сказал следующее: «Пожалуйста, освещайте все, как есть. Подробно записывайте показания свидетелей. Не кто во что был одет, а что происходило».

Обвиняемые признали свою вину лишь частично. В частности, Павел Мамаев отказался признать предварительный сговор, заявив, что это было надумано следствием. Он согласился с обвинением в побоях, нанесенных Виталию Соловчуку, но заявил, что сделано это было не из хулиганских побуждений. Также он открестился от нанесения побоев Сергею Гайсину и подчеркнул, что к избиению Дениса Пака никакого отношения не имеет.

Александр Кокорин, в свою очередь, не признал факта хулиганства и побоев в отношении Соловчука. Что касается его брата, Кирилл Кокорин заявил, что согласен с обвинением в нанесении побоев Соловчуку и частично – Паку, и отказался признать обвинение в нанесении побоев Гайсину.

Широкий общественный резонанс

Адвокат Татьяна Стукалова, которая защищает Александра Кокорина, заявила, что за судьбу футболистов переживает полстраны. И среди сочувствующих нашлись коллеги-спортсмены. Игроки московского футбольного клуба «Локомотив» Дмитрий Тарасов, Алексей Миранчук и Антон Миранчук выступили в защиту Кокорина и Мамаева. Футболисты анонсировали митинг в их поддержку, который в ближайшее время состоится в Москве. Известно, что его организатором станет представитель Кокорина Игорь Шумилин, который сообщил об акции в своем Instagram-аккаунте и призвал неравнодушных к судьбе спортсменов людей поддержать Кокорина и Мамаева.

«Я обращаюсь ко всем болельщикам футбольных клубов России! Для нас с вами футбол - это жизнь. В спорте нет врагов, есть соперники. У наших российских игроков сейчас трудное время, и я прошу вас не оставаться в стороне, не делать акцент на фанатские цвета и не вступаться за футболистов «Зенита». Я прошу вас встать за российских игроков и на один день объединиться».

Уточняется, что митинг должен пройти 13 апреля в столичном Гайд-Парке в Сокольниках.

Второе заседание по делу футболистов назначено на 10 апреля и начнется в полдень. По оценке юристов, впереди у Кокорина, Мамаева и их товарищей не менее двадцати заседаний.

Стенограмма допроса свидетелей на заседании суда 9 апреля

СВИДЕТЕЛЬ КАРЕН ГРИГОРЯН:

– Алкоголь употребляли? – вопрос Григоряну.

– Да. В основном виски.

– Трезвенники были в компании?

– Нет.

– Дальше что было?

– Поехали в Secret Room. Там познакомились с девушками. В 2 часа ночи уехали в «Эгоист».

– Что пили?

– Виски. Сколько выпил, не помню. Часа три мы там были.

– Во сколько приехали туда?

– В 2.30 где-то. А вышли в шесть утра.

– Что увидели на улице?

– Все стоят, и рядом три машины: два «Мерседеса» и «Камри». Потом начался разговор на повышенных тонах с водителем. Я подошел, спросил у девочки: «Что случилось?». Она села в машину, подумав, что это - такси. Водитель ответил: «Я таких петухов не повезу». Сказал это, когда увидел Сашу и Кирилла. Мамаев попросил повторить и сказал, что нельзя так разговаривать. Тот его ударил в область лица.

– Что дальше было?

– Мамаев хотел ударить, но не попал (квартет обвиняемых при этих словах дружно улыбнулся). Водитель начал убегать, Мамаев побежал за ним, Кирилл тоже побежал. Водитель развернулся, толкнул Кирилла, тот упал. А Мамаев прыгнул, чтоб поймать водителя за ногу. Водитель упал. Возле него были Мамаев и Кирилл. Водитель лежал.

– Были ли следы повреждения на лице у водителя?

– Не видел.

– А кровь?

– Не видел.

– Водителя продолжали бить?

– Ногами пару раз. Но не в область головы.

– Никто из девушек не лег на водителя, чтобы закрыть его своим телом?

– Одна присела рядом с ним.

– Водитель что-то говорил, когда лежал?

– Повторял «я готов ответить за слова». По дороге к машине водитель встретился с Протасовицким, который его ударил пару раз. Водитель сел в машину и уехал в сторону Садового кольца.

– Машину кто-то повреждал?

– Да. Куропаткин (еще один друг компании)

– Какие повреждения вы видели? Водитель хромал?

– Не обращал внимание. Шел он сам, нормально.

– Что было дальше?

– Решили поехать покушать. Поехали Кокорины, Мамаев, Куропаткин и Протасовицкий.

– А девушки?

– Тоже поехали.

– Что пили?

– Кофе, пиво.

– С Кокориным-старшим какая-то девушка была?

– Да.

– Это была та девушка, которая присела на водителя? У них была имитация интимной близости?

– Не знаю, что это для вас значит.

– Верхом она на Кокорина садилась?

– Да.

– Целовались ли они?

– Вроде да.

– Спускалась ли девушка под стол, чтобы изобразить имитацию половой ласки?

– Не помню.

– Кто-то употреблял психотропные средства?

– Не знаю.

– Наркотики не передавали для употребления?

– Нет.

– Что делал Пак?

– Он позже пришел. Поглядывал на нас. И в ноутбук.

– Когда пришел Пак, девушка сидела на Кокорине?

– Да.

– На Кокорина-старшего мужчина присаживался, когда Пак пришел?

– Да. Мы уже собирались выходить, и Протасовицкий сказал Паку, что он похож на певца из «Гангнам стайл». А тот ответил: «Вы – (нецензурщина)».

– Пак от удара прикрывался?

– Вроде да, поднял руку. Дальше друг на друга все налетели… Потом мы вернулись за свой стол, оплатили счет. Кокорин подошел к Паку и извинился, они помирились, и мы ушли.

– Что вы начали говорить человеку, который снимал драку на телефон?

– Не помню. Спросили, зачем снимаешь?

– Подсудимые требовали от присутствовавших в кафе, чтобы те удалили запись съемки со своих телефонов?

– Может, кто-то сказал «удали видео».

– Человек удалил?

– Не знаю.

– Посуду били?

– Девочка, которая сидела на Кокорине.

– Зачем?

– Что-то ей не понравилось. Она уже за перегородкой буянила.

– Что-то кроме виски пили? Соки, колу, чай, пиво? Вы можете сказать, кто и что пил? – вопрос от адвоката Ромашова.

– В основном виски с колой, энергетики.

– С какой целью пили – напиться или повеселиться?

– Повеселиться.

– Кто-то был в состоянии алкогольного опьянения?

– Все себя контролировали.

– Насколько сильным был удар Соловчука по Мамаеву? – вопрос от адвоката Бушманова.

– Не сказал бы, что очень сильный. По пятибалльной шкале – три…

СВИДЕТЕЛЬ ЕКАТЕРИНА БОБКОВА:

– Мы ждали такси. Одна из девочек села в машину, подумала, что это такси, но тут же выскочила, и передала слова водителя: «Я петухов возить не буду». Она была в ужасе, что ребят назвали петухами. Разве это не оскорбительно? Потом они дрались, водитель упал.

– Вы подошли к водителю?

– Да.

– И что дальше?

– Легла на него.

– Зачем?

– Чтобы остановить все это.

– Вы один раз на него легли?

– Два раза.

– Что было после драки?

– Поехали в «Кофеманию». Сидели, общались. Пришел Пак, сел за столик рядом. Все были на эмоциях, но вызывающе никто себя не вел. Даже тему драки с водителем не поднимали. Были ли у ребят повреждения? У кого-то были вроде.

– Вы испытывали влечение к Кокорину?

– Я лесбиянка, не испытываю к мужчинам влечение!

– Вы садились на колени к Кокорину?

– А что, нельзя сесть на колени?

– Вы целовались с Кокориным?

– Не помню.

– На колени отпускались перед ним?

– Голову положила на колени.

– Поступательные движения делали?

– Ничего я такого не делала.

– Посуду кто бил?

– Я.

– Почему?

– Нервничаю, когда на меня кричат.

– Охарактеризуйте Кокорина.

– Святоша! Он – ангелочек, добрый мальчик, отзывчивый…

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.04.2019 12:54
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх