// // США собирались задушить советскую экономику

США собирались задушить советскую экономику

1546

Сталин против санкций

Рузвельту так и не удалось запугать Сталина экономическими санкциями
Рузвельту так и не удалось запугать Сталина экономическими санкциями
В разделе

Парадокс: чем больше всевозможных эмбарго вводили против нашей страны Америка и Европа, тем крепче становилась советская экономика, во всяком случае, в те времена, когда во главе государства стоял Иосиф Сталин. Недавно мы рассказали, как «отец народов» обошёл объявленную нам в 20-х годах Старым и Новым Светом «золотую блокаду», успешно проведя коллективизацию сельского хозяйства («Наша Версия», № 32). А сегодня поведаем ещё две истории – о том, как бесславно для США окончилось введение «морального эмбарго» против нашей страны и как «турецкий кризис» помог нам сэкономить миллионы долларов.

В конце 30-х годов наша страна весьма успешно сотрудничала с Америкой: отечественные производители выпускали по заокеанским лицензиям трактора «Фордзон-Путиловец», легковушки ГАЗ-А и полуторки. В Таганроге налаживалось производство американских «летающих лодок» «Каталина» – копий самолётов-разведчиков PBY фирмы Consolidated Aircraft. Железнодорожники договаривались о поставках из США новой для нашей страны техники – тепловозов. В общем, наше со Штатами сотрудничество крепло год от года. И тут – советско-финская война. Запад счёл Сталина агрессором. В декабре 1939 года Советский Союз исключают из Лиги Наций, а президент Соединённых Штатов Франклин Рузвельт объявляет эмбарго на поставку в нашу страну оборудования и передовых технологий. Казалось бы, тут советской экономике и конец. Но Сталин нашёл лазейку. При посредничестве миллиардера Арманда Хаммера (его родители были выходцами из России, а самого Хаммера в прессе величали не иначе как «другом СССР») советское руководство обратилось напрямую к предпринимателям, работавшим с СССР, с просьбой игнорировать санкции Рузвельта. Как выяснилось, по американским законам подобное не возбранялось, ибо объявляемые президентом экономические санкции могли носить только рекомендательный, но вовсе не обязательный характер. Так началось недолгое, но весьма яркое противоборство двух лидеров – Сталина и Рузвельта.

Американские бизнесмены не поддержали «морального эмбарго» Рузвельта

Уговаривать американских предпринимателей Хаммеру, с которым, по слухам, за услуги расплатились произведениями искусства из коллекции Государственного Эрмитажа, помогал Генри Форд, у которого в Советской России было немало своих интересов. Форд и Хаммер были настолько убедительны, что уже в январе 1940 года Рузвельт, раз от раза сталкиваясь с откровенным саботажем его антисоветского демарша, выступил с резким заявлением, объявив введённый запрет «делом чести и совести каждого предпринимателя». Так запрет и остался в истории под названием «моральное эмбарго». А что же Советский Союз? А ничего ровным счётом. В конце марта 1940 года, докладывая Верховному Совету СССР об экономической ситуации в стране, председатель Совнаркома Вячеслав Молотов заявил: «Что касается наших отношений с США, то они за последнее время не улучшились, но, пожалуй, и не ухудшились, если не считать так называемого морального эмбарго против СССР. Наш импорт из США увеличился в сравнении с прошлым годом. Он мог бы ещё больше увеличиться, если бы американские власти не чинили препятствий».

Всё-таки среди заокеанских бизнесменов нашлись и те, кто поддержал санкции Рузвельта, в частности, несколько станкостроительных фирм и упомянутая выше Consolidated Aircraft. Все они в конечном итоге и проиграли. В пику Вашингтону об импорте станков Москва договорилась с Берлином. За период с 1940 по 1941 год Германия отгрузила нашей стране 6430 станков на 85,4 млн рейхсмарок, что полностью компенсировало поставки из США. Что же до «летающих лодок», то после возникших проблем с Consolidated Aircraft Совнарком принял решение о разработке отечественного самолёта подобного класса. Буквально за год советским конструкторам удалось с нуля «поставить на крыло» морской дальний разведчик МДР-6 (Че-2) – первую советскую серийную «летающую лодку». Правда, начать её массовое производство помешала война, построить успели примерно лишь два десятка машин. К концу 1940 года даже Рузвельту стало понятно, что его инициатива полностью провалилась. Москва и Хельсинки заключили мирное соглашение, и смысла продолжать давление на Союз уже не было. В январе 1941 года «моральное эмбарго» было отменено. Негативно сказалось оно разве что на производстве советских авиационных моторов.

По теме

Антисоветские санкции спровоцировали Сталина захватить Турцию

Летом 1945 года Наркомат иностранных дел направил высшему руководству Союза аналитическую записку под названием «К советско-турецким отношениям». Один из разделов был озаглавлен так: «Вопрос о территории, отторгнутой Турцией от Закавказских советских республик». «Нет никаких разумных доводов против возвращения этих территорий их законным владельцам – армянскому и грузинскому народам». Анкаре предстояло вернуть земли общей площадью 26 тыс. квадратных километров: 20,6 тыс. – Армении, вместе со священной для армян горой Арарат, и 5,5 тыс. – Грузии. В левом углу записки Сталин наложил резолюцию: «Не отдадут – война».

На Потсдамской конференции 1945 года Сталин настойчиво требовал передать СССР часть итальянского флота в счёт репараций обязательно до начала августа. Американская разведка задалась вопросом: а к чему, мол, такая спешка? И к чему это в Грузии, Армении и даже иранском Тебризе началась передислокация советских войск в сторону турецкой границы? Оказалось, что Несмотря на то что во время войны Турция числилась в союзниках у нацистской Германии, зимой 1945 года турки удачно переметнулись на сторону антигитлеровской коалиции и объявили Рейху войну, так что предъявлять им счета было по меньшей мере несвоевременно. «Если Советский Союз добьётся контроля над Турцией, то будет трудно помешать Советам взять под контроль Грецию, весь Ближний и Средний Восток», – говорилось в одной из американских аналитических записок того времени, адресованных президенту США. В общем, американцы ощутили существенную угрозу своим интересам и в Европе, и на Ближнем Востоке. И не замедлили объявить о санкциях. Эмбарго должно было коснуться поставок в Советский Союз всевозможной техники невоенного назначения, оборудования и продовольствия, которые наша страна до тех пор получала по ленд-лизу (официально эти поставки прекратились 20 сентября 1945 года). Для страны, в которой царила послевоенная разруха, прекращение американских поставок оказалось бы весьма и весьма ощутимым.

СССР отказался платить по ленд-лизу

О санкциях к СССР в Вашингтоне собирались объявить в сентябре 1945 года. Оценив возможные последствия этих санкций, Сталин и его ближний круг приняли решение: если американцы введут ограничения, наша страна откажется оплачивать свои долги по ленд-лизу. А долги эти были немалыми – объём американских поставок в СССР оценивался на тот момент в запредельные 11 млрд долларов. Нашлась и формальная зацепка для отказа в оплате долгов: дело в том, что первый транш по так называемому пре-ленд-лизу в 1941 году Москва оплатила Вашингтону золотом, но получила отнюдь не всё, за что заплатила примерно пятую часть. С октября 1941-го по июль 1942 года США направили в СССР втрое меньше самолётов и танков и впятеро меньше грузовиков, чем оговаривалось межгосударственными соглашениями. Тем временем конгресс США готовился одобрить президентский акт о санкциях в отношении СССР, но Трумэн не спешил его туда направлять, справедливо опасаясь, что Советы в ответ могут отказаться от выплат за ленд-лиз.

Официальное эмбарго на торговлю с СССР американцы тогда так и не ввели, решив сперва добиться от Сталина признания долга. На переговорах 1948 года советские представители согласились оплатить лишь незначительную часть задолженности, примерно 0,5%. Американцы, разумеется, отказались. Переговоры перенесли на следующий год, а вместе с ними и объявление об эмбарго, которое должно было раздавить СССР. Но и переговоры 1949 года так ни к чему не привели. В 1951 году янки пошли на попятную, скостив долг до 800 млн долларов. Но Сталин соглашался отдать только 300. Торг продолжался до начала 70-х годов, и в итоге наша страна согласилась оплатить порядка 7% от общей задолженности. О том, из-за чего начался этот торг, к тому времени все уже позабыли, а советское руководство отказалось от плана захвата Турции ещё в конце 40-х годов. По причинам, никак не зависящим от американских торговых запретов.

Опубликовано:
Отредактировано: 03.11.2014 11:17
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх