// // Споры российских компаний без суда и следствия уладят спецпосредники

Споры российских компаний без суда и следствия уладят спецпосредники

371

МАСС-Медиа

Внесудебное решение экономических споров пока чаще всего напоминает бандитские разборки, хотя часто в этом замешаны и ангажированные представители силовых структур
Фото: ИТАР-ТАСС
Внесудебное решение экономических споров пока чаще всего напоминает бандитские разборки, хотя часто в этом замешаны и ангажированные представители силовых структур Фото: ИТАР-ТАСС
В разделе

Экономические споры, будь то спор двух компаний, трудовой спор работника с работодателем или спор о разделе имущества бывших супругов, вскоре можно будет решить вне стен суда. 11 марта президент Дмитрий Медведев внёс на рассмотрение Госдумы законопроект «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)».

Отличие медиации от обычной мировой – участие в процедуре примирения нейтральной, незаинтересованной стороны, медиатора. Стать медиатором может любой совершеннолетний гражданин, не имеющий судимости, не состоящий на госслужбе и устраивающий обе стороны конфликта. Его услуги могут быть как платными, так и бесплатными. Впрочем, медиаторы скорее всего будут платными и профессиональными: предлагается объединять их в саморегулирующие организации.

Вкратце процедура такова: конфликтующие стороны заключают между собой соглашение о намерении прибегнуть к помощи медиатора, фиксируют в нём предмет спора и указывают, кто будет посредником; договариваются об условиях его оплаты. Затем проводятся переговоры (на них отведено от двух месяцев до полугода), находится решение к взаимному удовольствию сторон, и они заключают между собой медиативное соглашение. К процедуре медиации можно будет обратиться как до суда, так и во время судебной процедуры. Не допускается применение процедуры медиации в том случае, если спор связан с вредом, нанесённым жизни или здоровью, либо затрагивает права третьих лиц или общественные интересы. К таким делам относятся, например, споры по делам о несостоятельности (банкротстве) либо споры о месте проживания ребёнка.

Первые попытки подготовить законопроект о медиации предпринимались депутатами ещё в 2007 году, но документ так и не дошёл до процедуры первого чтения. Владимир Груздев, первый зампред Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Госдумы, куда прежний законопроект был отправлен на доработку, пояснил, что президентская инициатива носит более фундаментальный характер. По его словам, в документе «детально прописана процедура примирения в рамках судебного процесса, конкретизированы требования к профессиональным медиаторам, предусмотрено создание саморегулируемых организаций».

Горячим сторонником медиации является председатель Высшего арбитражного суда (ВАС) РФ Антон Иванов. Оно и понятно: арбитражи завалены мелкими спорами, цена вопроса в которых не превышает 100 тыс. рублей. Между тем, по словам Иванова, в США 95% споров разрешаются до суда, а в России – не более 5%. Однако, как замечают эксперты, даже в случае принятия законопроекта Россия вряд ли догонит Америку.

Налоговикам поставлена задача пополнять казну, объясняет руководитель проекта БСС «Система Главбух» Елена Рахимова, поэтому они предпочитают «затаскать по судам даже за три копейки долга перед бюджетом».

Глава ВАС также предлагал сделать медиацию обязательной досудебной процедурой, а в роли посредника, по его мнению, должен был выступать специальный сотрудник аппарата суда. Его задача заключалась бы в том, чтобы объяснить спорящим сторонам, как сложилась судебная практика по данной категории дел и каковы шансы выиграть дело. Добровольность же процедуры приведёт к тому, что к ней будут прибегать значительно реже – хотя бы из-за непонимания судебных перспектив. А опыт третейского суда, действующего на базе РСПП более 10 лет, показывает, что эффективной добровольная медиация бывает только при приблизительном равенстве сил сторон. В ситуации, когда спор идёт между крупной компанией и небольшим бизнесом, первой гораздо выгоднее заставить более слабого противника пойти на мировую на невыгодных условиях под угрозой значительных трат денег и времени на судебный спор. То же самое может происходить и в случае трудовых и семейных споров.

По теме

Есть и чисто российские препятствия. «Менталитет большинства представителей российского бизнеса таков, что они предпочитают воевать, а не договариваться», – говорит руководитель корпоративной практики компании «ФБК-Право» Александр Ермоленко. А депутат Госдумы от «Справедливой России», недавний бизнесмен Илья Пономарёв шутит, что медиация в России развита, как нигде в мире. Впрочем, президент Центра медиации и права Цисана Шамликашвили верит, что принятие закона изменит эту ситуацию. «Принятие закона о медиации придаст дополнительный импульс развитию этого института», – надеется она. За внедрение медиации выступает и адвокат Игорь Трунов. «Её появление в нашей стране позволит разгрузить суды и уменьшить число затяжных процессов, – уверен он. – Нужно идти по мирному пути и уходить от скандалов, если есть такая возможность». А федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ Сергей Пашин полагает, что медиаторы должны быть и в уголовном процессе. «Нередко потерпевшие заинтересованы не в том, чтобы посадить преступника, а в том, чтобы получить от него денежную компенсацию, – отметил он. – После этого они готовы с ним примириться. Суды же чаще всего отправляют злоумышленника за решётку, а жертва в итоге не получает ни копейки. Появление медиации в уголовном процессе могло бы переломить нынешнюю ситуацию, когда силовые структуры считают прекращение уголовного дела своей недоработкой».

Опубликовано:
Отредактировано: 31.03.2010 10:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх