// // Слухи о превосходстве отечественной техники сильно преувеличены

Слухи о превосходстве отечественной техники сильно преувеличены

137

В кильватере у НАТО

В разделе

Пожалуй, ни в одной стране мира оружие не пропагандируют так активно, как в России. Телеканалы день и ночь крутят сериалы про уникальные и «превосходящие лучшие зарубежные аналоги» образцы вооружений. Киношники снимают художественные фильмы про самолёты и вертолёты. Газеты с завидной регулярностью «приподнимают завесы секретности» над сверхсекретными военными разработками. А заикнись кто на дружеской посиделке, что «калаш» хуже М-16, того и гляди закидают табуретками. Насмерть. Складывается ощущение, что российское оружие — это чуть ли не единственный предмет нашей национальной гордости. Увы, подчас необоснованной. Мы попробовали сравнить наше и натовское оружие. В чём нам помогали военные эксперты и крупные военные чиновники.

Маршал Советского Союза Дмитрий Язов занял пост министра обороны в 1987 году. Это было время, когда Советская армия находилась на пике своей боевой мощи и технического оснащения. В войска поступали новейшие образцы вооружений, при создании которых активно применялся опыт боевых действий в Афганистане. Однако, когда мы решили спросить его, превосходило ли наше оружие американское, маршал был весьма осторожен в ответах. «Если брать стрелковое оружие, бронетехнику, то здесь мы были с американцами на одном уровне, даже немного шли впереди», — считает Дмитрий Язов. Однако во многом, по мнению маршала, мы и отставали.

Некоторые недостатки АК признают и в Российской армии

Автомат Калашникова, пожалуй, самый известный российский оружейный бренд. За всё время существования было изготовлено более 70 млн. экземпляров, и «калашников» продолжает оставаться на вооружении армий многих государств мира. Преимуществ у творения тульских оружейников хоть отбавляй: дёшев, надёжен, неприхотлив, лёгок в обслуживании и переноске. Последний раз российские фанаты «калашникова» испытали экстаз, когда увидели любимый автомат в руках американских морских пехотинцев, воюющих в Ираке. «Вот оно, лучшее доказательство нашего превосходства!» — ликовали по всей стране доморощенные ура-патриоты. Однако сами американцы были куда более сдержанны в оценках. На англоязычных интернет-форумах можно найти немало отзывов военнослужащих США о русском оружии, как положительных, так и отрицательных. В целом американцы считают автомат Калашникова хорошим, но весьма специфичным оружием. А ряд особенностей его конструкции заслужил вполне справедливую критику. Среди главных недостатков автомата «штатники» отмечают: трудность примыкания магазина, отсутствие затворной задержки, неудобные прицел, предохранитель, короткий приклад. Некоторые неудобства автомата признают и в Российской армии. Нарекания, например, вызывает специфическая форма магазина, который трудно использовать в качестве упора при стрельбе. Кроме того, автомат Калашникова уступает М16 в точности и кучности стрельбы. В целом если резюмировать многочисленные мнения американских и российских военных, то в руках опытного стрелка М-16 (особенно последняя модификация винтовки — М-16А2) является более грозным оружием, нежели наш АК. Правда, с большой оговоркой: М-16 не любит пыль, грязь и воду.

Российская военная электроника безнадёжно отстала

Впрочем, в современной войне вопросы кучности и точности стрелкового оружия не столь актуальны. Куда важнее грамотная организация управления. И здесь мы, к сожалению, всегда уступали США. «Американцы всегда уделяли большее, нежели мы, внимание средствам управления на поле боя, — рассказывает маршал Язов. — У каждого солдата есть наушники, с помощью которых он получает команды от командира отделения. У командира отделения есть рация, по которой он может переговариваться с командиром взвода. Почти у всех солдат есть приборы ночного видения. У нас же эти задачи решались, как правило, криком и матом».

По теме

Одной из главных проблем отечественных систем управления специалисты считают фатальное отставание советской и российской оборонки в области электроники. «Нашим самым слабым местом всегда была элементная база, — рассказывает «Версии» президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев, — а это средства разведки, навигации, вычислительные приборы. И если в 80-х годах в этих вопросах мы запаздывали лет на 20, то сейчас вообще трудно сказать, на сколько мы отстаём. Причём, чем сложнее боевая техника, тем болезненнее проявляется это отставание».

Американские танкисты стреляют быстрее и более метко

В мае 2005 года в учебном центре Общевойсковой академии ВС РФ (ранее курсы «Выстрел») произошёл любопытный случай. В гости к нашим военным для участия в совместных учениях «Торгау-2005» прибыла группа американских военнослужащих. В ходе визита американцев пригласили на тренировку наших танкистов, которые выполняли норматив по скорости открытия огня из танка (Т-80). Танкисты действовали чётко и слаженно и в норматив, который составляет 12 секунд, уложились. Однако на американцев это не произвело ровно никакого впечатления. Наоборот, удивились наши. Оказалось, что в армии США (для экипажей основного боевого танка М-1А2 «Абрамс») этот норматив составляет... 6 секунд. То есть в два раза меньше. Насколько это важно в боевой обстановке, думаем, объяснять не стоит. Морально устаревшие системы управления огнём (СУО) — самое слабое место отечественного танкостроения. Это средства обнаружения цели, приборы наведения, оптика, дальномеры. И если это отставание можно отчасти компенсировать за счёт более высокой маневренности и живучести нашей техники, то в некоторых оборонных отраслях отставание уже нельзя компенсировать ничем.

В миниатюрной «Огайо» 24 ракеты, в громоздкой «Акуле» — 20

«Мы однозначно отставали от американцев на море, — рассказывает Дмитрий Язов. — Да, мы научились строить авианосцы, стратегические подлодки с 20 ракетами на борту, но отставание было очень серьёзным». Слова последнего министра обороны СССР как-то не совсем вписываются в популярную ныне теорию превосходства русского оружия. И тому есть достаточно примеров. Одним из крупнейших и дорогостоящих флотских проектов стало создание самой большой подводной лодки в мире «Акула» (проект 941, по западной классификации «Тайфун»). Совсем недавно исполнилось 25 лет со дня спуска первой «Акулы» на воду. Военная и околовоенная пресса не заставила себя ждать с громкими заголовками типа: «По своим ТТХ российский «Тайфун» далеко оставляет позади американскую «Огайо». Хотя на флоте подлодка пользуется неоднозначной репутацией. От морских офицеров нередко доводилось слышать саркастические отзывы в её адрес: «победа технической мысли над разумом», «водовозка» и так далее. Итак, в чём же наша «Акула» превосходит своего ближайшего американского конкурента «Огайо»? Честно говоря, понять это сложно. Судите сами. По своим размерам «Акула» превосходит «Огайо» почти в три раза (49 800 тонн против 18 700 тонн подводного водоизмещения), что в разы увеличивает стоимость инфраструктуры и обслуживания. Но самое интересное, что в «миниатюрной» «Огайо» умещаются 24 баллистические ракеты, тогда как в громоздкой «Акуле»... лишь 20. По мнению специалистов, главная проблема «Акулы» в том, что под неё был спроектирован чрезмерно тяжёлый ракетный комплекс, из-за чего пришлось значительно увеличивать водоизмещение. Конечно, пиарщики от оборонки даже здесь нашли свои весомые плюсы. «Российский ракетоносец оставляет своего заокеанского визави далеко позади по такой важной характеристике, как непотопляемость: 50% против 10—12%», — пишет одно уважаемое военно-промышленное издание. Правда, при этом авторы забывают упомянуть, что из-за огромных размеров и двухкорпусной компоновки «Акула» просто отдыхает по сравнению с «Огайо» в плане шумности, из-за чего её гораздо проще обнаружить под водой. Интересно, у кого больше шансов выжить? У стоящего посреди чистого поля богатыря в бронежилете или у засевшего на дереве лёгкого снайпера?

Десять «сушек» на одного «раптора»

Казалось бы, авиация — та отрасль оборонки, где американцам с нами тягаться бесполезно. И действительно, даже натовские пилоты признают превосходство некоторых российских самолётов над штатовскими. Например, хорошие отзывы регулярно получают российский истребитель Су-27 и его модернизации. По мнению американцев, сегодня в ближнем воздушном бою ему нет равных, хотя эксперты США и отмечают некоторые трудности в управлении им, а также его склонность к заваливанию в штопор.

Но НАТО в отличие от нас не стоит на месте. Не так давно были обнародованы результаты компьютерного моделирования воздушного боя между новейшим российским истребителем Су-35 (глубокая модернизация Су-27) и натовским истребителем F-22 Raptor. И победа в сражении досталась не нам... На один сбитый F-22, пришлось... 10,1 сбитых «сушек». Хотя безоговорочно доверять этим цифрам не стоит: ведь натовские программисты наверняка не брали в расчёт крепкий русский характер. Впрочем, даже 20 лет назад ситуация в российской авиации тоже не была безоблачной. По словам маршала Язова, наиболее острое отставание от США СССР испытывал в дальней авиации. «Это были проблемы, общие для всей нашей оборонки, — говорит Язов. — В отличие от нас, разрабатывая тот или иной образец вооружений, американцы тут же разрабатывают комплекс средств по обеспечению его применения. Для них не столько важен вопрос, как, например, полетит ракета, сколько какими средствами будет разведана цель, как будет зафиксировано её поражение и так далее. Поэтому неудивительно, что у них ракеты влетали в форточки. Нам до этого было далеко».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 25.11.2016 14:58
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх