Версия // Власть // Склады с боеприпасами продолжают взлетать на воздух

Склады с боеприпасами продолжают взлетать на воздух

9143

Что не отравят, то подорвут

2
В разделе

Взрыв в Рязанской области. 1,5 тыс. эвакуированных. Боеприпасы, брошенные под открытым небом, взрывались с интенсивностью в 20 секунд. Бедствие ликвидировали 200 единиц техники, 800 человек и 3 пожарных поезда.

Обычно такая напасть у нас происходит раз в год. В позапрошлом году гремело в Удмуртии близ села Пугачёво, год назад – в Ачинском районе Красноярского края. «Возгорание по неустановленной причине», – сообщают сводки. Причины, что характерно, остаются неустановленными. Но специалисты заметили существенную разницу между регулярными взрывами и пожарами на украинских военных складах и нашими похожими напастями. У соседей взрывается и сгорает, как правило, то, что не успели распродать втихаря. И огонь, таким образом, уничтожает улики – пойми теперь, что украли, а что на самом деле сгорело. А у нас старое военное барахло спросом не пользуется, распродавать его некому, так что подоплёка наших пожаров кроется, пожалуй, в безалаберности. Осколочно-фугасные боеприпасы в рязанском Желтухине хранились под открытым небом на 43 площадках. Таким образом, получается, что около трети хранилищ (всего в области их порядка 120) – это такие военизированные помойки. С номинальной охраной. Порядка 75 тыс. тонн снарядов! Понятно, когда похожие инциденты случаются в Забайкалье (чаще, чем мы себе представляем). Там сложно утилизировать старые боеприпасы, а по всему Транссибу их чересчур много – так в советское время строили склады. Увезти невозможно, вот они и лежат себе, пока сами собой не взорвутся. Но что мешало вывезти боеприпасы за пределы густонаселённой Рязанской области?

Сценарии таких инцидентов похожи, как две орудийные болванки. «По данным Генпрокуратуры, в среду днём на технической территории воинской части возник пожар». Загорелась трава. И так далее. Охранник курнул, не иначе, хотя кто же признается, а видеокамерами бесхозные полигоны не принято оборудовать – чай не генеральские дачи. И даже тот печальный факт, что нынче в зоне поражения осколками оказались аж 15 населённых пунктов (говорим же, не безлюдные забайкальские дали, до столицы рукой подать), общей картины никак не изменит. Боеприпасы продолжат хранить старым дедовским способом – ну не строить же для них хранилища, чтоб деньги на ветер?! Да и утилизировать в уставном порядке – тоже дороговато выходит. А так – Минобороны ни копейки не тратит. Вот и рязанский пожар ликвидировали за счёт областного бюджета. Что же до погорельцев, то и они теперь будут апеллировать не к военному ведомству, с которого, казалось бы, и весь спрос, а к областной администрации – пособите с жильём! Получается, пожар на военном складе у нас сродни нерукотворному потопу – стихийное бедствие. А примечательно то, что областные власти ни разу даже не попытались взыскать ущерб с военных. Точнее, пять лет назад в Башкирии попытались, в Иглинском районе, – и тщетно. Но тот пожар был ерундовым, всего одно село пришлось расселить.

По теме

"Восхваление безответственности"

Что-то многовато катастроф нам подбросил 2020 год. Но надо отметить, что поведение власти в них разительно отличается. Давайте сравним по пунктам. Тут впору бы посудачить на любимую российскую тему – о справедливости. Взять для сравнения два ЧП. Например, о разгерметизации резервуара с нефтепродуктами в Норильске известно всё, вплоть до точного времени – 12 часов 55 минут 29 мая. МЧС узнало о нём через считанные часы. Виновники трагедии и власти приступили к её ликвидации мгновенно. А президент устроил выволочку губернатору Уссу за то, что тот персонально не подключился вовремя. В случае экологической катастрофы на Камчатке неизвестна даже дата. В конце сентября появились фото выброшенных морских животных, а сёрфингисты стали жаловаться на проблемы со здоровьем после контакта с водой. Потом шумиху поднял весь интернет. Позже тихонечко пискнули федеральные СМИ. И только после этого надзорные службы стали брать пробы воды. Не исключено, что ядовитые вещества продолжают поступать в окружающую среду до сих пор.

В Рязани во время разгоревшегося пожара находилось под 75 тыс. тонн ракет и артиллерийских снарядов. И это не просто горючка – это самого разного вида вооружения. Они взлетали на воздух, которым дышали жители. Кстати, заодно сгорели и были разрушены дома, то есть множеству людей был нанесён материальный ущерб. Однако по уровню освещения этого ЧП кажется, что взрывы прямо-таки были ультраполезными для людей, ведь после произошедшего экологи и всяческие надзоры даже не подумали рвануть на исследование воздуха и грунта вокруг полигона. О масштабах загрязнения на Камчатке точных цифр пока нет, но уже ясно, что они будут огромными. К примеру, площадь только Авачинской бухты – 2,15 млн квадратных метров! А ведь яды могут распространяться и в бассейнах рек.

Последствия для животных не менее страшны, чем для людей. На Камчатке вовсю ведётся промысел морепродуктов. Иностранцы приостановили закупки, компании терпят убытки. На прошлой неделе официально признали гибель 95% (!!!!) живых организмов в Камчатском заливе. Зато шума больше было в пустынном Заполярье Красноярского края, при том что озеро Пясино даже не промысловое, то есть там не ведётся заготовка рыбы. По данным заведующего лабораторией водной экологии Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН Владимира Кириллова, оно уже давно является мёртвым.

Однако самая большая разница между этими катастрофами состоит в другом. Формальный виновник разлива дизтоплива сразу же признал свою вину, направив на ликвидацию последствий 5 млрд рублей, а также 200 специалистов и более 150 единиц техники. А позже, когда выяснились причины осадки хранилища, финансировал экспедицию по анализу как экологического воздействия промышленности, так и таяния вечной мерзлоты. Что мы видим в случае с Камчаткой? Ничего. Никто не спешит даже признаваться в своей причастности к ЧП, а не то что выделять деньги. И кто теперь будет компенсировать ущерб?

Это не просто двойные стандарты, но и недальновидная тактика. В одном случае по полной наказали отличника, который упал и разбил очки. В другом – не обратили внимания на хулигана, спалившего дом. Да, у власти всегда есть соблазн сказать «этот засранец – наш засранец» и погладить виновного по головке. Но когда речь идёт о происшествиях глобального масштаба, такой подход чреват последствиями. Мы же видим последствия в деле Навального. Как только конкурентам России представляется повод ограничить наши экономические возможности, тут же наказывают всю страну. Не лучше ли уже принимать зарубежные практики прозрачности и ответственности за нарушения? Бесконечно прятать мусор под ковёр не удастся. Даже для внутреннего потребления.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 11.10.2020 18:29
Комментарии 2
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх