Версия // Конфликт // «РусГидро» и «Россети» готовятся к «позеленению» под присмотром Германа Грефа

«РусГидро» и «Россети» готовятся к «позеленению» под присмотром Германа Грефа

8157

Чубайс уехал, а ESG осталось

«РусГидро» и «Россети» готовятся к «позеленению» под присмотром Германа Грефа
(фото: flickr.com/Фотобанк Moscow-Live, Глеб Щелкунов/Коммерсантъ)
В разделе

Две крупные российские компании – «Россети» и «РусГидро» (принадлежат государству на 88,04% и 61,73%, соответственно) – договорились сотрудничать в сфере ESG (см справку). Соглашение подписано в октябре в рамках форума «Российская энергетическая неделя». Среди ключевых направлений работы названа «выработка единого подхода для подтверждения производства и передачи электроэнергии из возобновляемых источников». Что может скрываться за этой формулировкой?

«РусГидро» и без того является крупнейшим производителем возобновляемой энергии в России (68 ГЭС и ГАЭС, три ГеоЭС, 23 солнечные и шесть ветровых электростанций). Весьма похоже, что вместе с крупнейшей сетевой компанией они выработают некую процедуру, подтверждающую, что первая действительно генерирует, а вторая – передаёт «чистые» гигаватты. И здесь без бумажки не обойтись… А если так, то на фоне кардинального изменения экономических отношений России и Евросоюза «зелёно-бюрократический» энтузиазм госменеджеров выглядит, по меньшей мере, странным.

В течение всего прошлого года промышленники и энергетики – кто с воодушевлением, кто с ужасом – обсуждали способы сэкономить на европейском углеродном налоге. Предполагалось, что новый сбор с поставщиков продукции «грязных» производств начнёт действовать в ЕС с 2025 года. Однако теперь попавшие под шквал западных санкций российские экспортёры ищут новые рынки сбыта за пределами Европы. При всём при этом в квазигосударственных компаниях никуда не исчезли ни «зелёная» риторика, ни проблема «нарисованной» ESG-отчётности. Насколько такие отчёты отражают реальную заботу об экологии и социальную ответственность компаний?

Ранее «Россети» и «РусГидро», судя по всему, приложили немало усилий для получения высоких позиций в «рейтингах устойчивого развития»… на фоне заметных претензий Росприроднадзора.

Откуда что берётся?

В 2020 году рейтинговое агентство AK&M присвоило «Россетям» уровень «А+++», отнеся это ПАО к классу компаний с высшей степенью устойчивости. При этом говорилось, что «в компании действует актуальная политика в сфере экологии, учитывающая цели устойчивого развития ООН». Агентство пропело немало экологических дифирамбов в адрес «Россетей», как будто игнорируя каскад скандалов, в которых была замешана компания. В частности, в том же 2020 году Росприроднадзор обвинил «дочку» компании в загрязнении Химкинского водохранилища отработанным трансформаторным маслом.

Летом 2022 года звучало мнение о том, что не вполне новое оборудование «Россетей» могло стать причиной масштабных лесных пожаров в Красноярском крае. А в начале октября 2022 года компания под началом Андрея Рюмина была отмечена рейтинговым агентством «АКРА» за «высокие стандарты деятельности по направлениям ESG». Почти как в старом анекдоте: «Специалисты говорят, что наш народ стал жить лучше. – А люди утверждают, что ничего не ощущают. – Но ведь они же не специалисты».

Похожим образом выглядит ситуация с экологическими рейтингами ПАО «РусГидро», которым с ноября 2020 года управляет Виктор Хмарин. В марте прошлого года компания получила высший статус «А+» («лидер корпоративной ESG-практики РФ») в рейтинге, составленном Российской региональной сетью по интегрированной отчетности. За два месяца до этого Росприроднадзор обвинил «Русгидро» в загрязнении Волги (сбросе загрязненных стоков в Саратовское водохранилище). В связи с этим нередко можно услышать мнение, что высокие места в ESG-рейтингах российские компании просто-напросто покупают. Рейтинговых агентств у нас много, и у каждой – собственная (и зачастую закрытая) методология расчетов.

По теме

Примерно о том же говорила на ПМЭФ-2021 глава Росприроднадзора Светлана Радионова: «Мы видим огромное количество рейтингов… огромное количество оценок… и вообще не понимаем, откуда они берутся. У половины рейтинговых агентств удельный вес разработанной документации по стремлению к каким-то достижениям занимает больше, чем реальные достижения. За 2 года… ни одно агентство подобного плана не запросило у нас мало-мальски какую-нибудь достоверную информацию».

Зачем компаниям такие рейтинги? В поисках ответа на этот вопрос невозможно пройти мимо темы так называемых «зелёных» кредитов, которую активно педалирует «Сбербанк».

Деньги из воздуха

В конце прошлого года Герман Греф выступил инициатором создания так называемого «Национального ESG Альянса». Одна из целей этого объединения – стать кем-то вроде модератора при разработке стандартов «зелёной» отчётности для российских компаний. В альянс вошли более 20 крупных корпораций, в числе которых «Газпром нефть», «Уралхим», «СУЭК», X5 Retail Group, «АФК Система» и «Т Плюс». Возглавил новую структуру экономист Андрей Шаронов – бывший президент Московской школы управления «Сколково» и бывший первый заместитель Грефа в Минэкономразвития.

И вот, почти параллельно с недавним форумом энергетиков, альянс провёл стратегическую сессию на тему «Российские ESG-рейтинги: где мы находимся и куда хотим прийти». Какие выводы сделали её участники, не вполне понятно. Однако очевидно, что сейчас нам приходится на слово верить авторам отчётов об устойчивом развитии российских компаний и рейтингам, которые на них основаны.

Ясно и то, что рынок ESG-аудита имеет многомиллиардный потенциал. Некоторые эксперты сравнивают его с рынком консультационных услуг, который стал бурно развиваться в начале 2000-х после принятия в США закона СарбейнсаОксли, заметно ужесточившего требования к корпоративной финансовой отчётности. Это значит, что совсем скоро компаниям-участницам «Национального ESG Альянса» понадобится армия экспертов-ревизоров, работа которых явно будет не бесплатной, а выбор ими аудиторских фирм, так или иначе, будет определяться «Сбербанком». А как иначе, если крупнейший банк страны настойчиво стремится привязать условия кредитования российских предприятий к «зелёной» повестке (чем лучше ESG-отчётность, тем лучше условия финансирования)?

К началу июня 2022 года «Сбер» увеличил портфель таких кредитов до 395 млрд рублей. По словам старшего вице-президента банка по ESG Татьяны Завьяловой, портфель вырос по большей части за счёт финансирования старых проектов. «Новых «зеленых» кредитов пока нет, но интерес сохраняется, запросы поступают, рассчитываем, что это временное явление», – добавила она.

«Выстрел в ногу»

Ни «РусГидро», ни «Россети» в «Национальный ESG Альянс» пока не входят. До последнего времени они могли восприниматься «клиентами» конкурирующей «фирмы» – «Всемирного безуглеродного фонда I», проект по созданию которого связывают с фигурой Анатолия Чубайса. Но вот Чубайс, по всей видимости, навсегда уехал из России, и теперь лидером «зелёного» движения автоматически стал Герман Греф.

В октябре в рамках «Российской энергетической недели» банк и «РусГидро» договорились о расширении взаимодействия. «Являясь опорным банком для «РусГидро», сегодня Сбер не только предоставляет актуальные финансовые продукты, но и заинтересован в развитии и модернизации генерирующих активов компании, особенно на Дальнем Востоке», – заявил зампред «Сбера» Александр Ведяхин.

Не получится, что финансирование и без того «зелёной» генерации будет привязано к «правильной отчётности»? Как и в случае с «Россетями» и «РусГидро», контрольный пакет «Сбербанка» принадлежит государству. Для надзора за экологией и соблюдением компаниями своих социальных обязательств у нас есть Росприроднадзор и Генеральная прокуратура.

До известных событий ситуация выглядела так, что вся эта ESG-риторика нужна Грефу и Чубайсу для привлечения в Россию западных инвесторов. Зачем же всё это теперь – кормить за счёт госкомпаний составителей всевозможных рейтингов? «РусГидро», например, десятый год не может поставить точку в истории с просадкой фундамента под Загорской ГАЭС-2, и на таком фоне игра госменеджеров в «зелёную повестку» не может не вызывать удивления.

Справка

ESG (Environmental, Social, and Corporate Governance) — совокупность характеристик управления компанией, при котором достигается вовлечение данной компании в решение экологических, социальных и управленческих проблем. Экологические (Environmental) критерии определяют, как компания выступает в роли хранителя природы. Социальные (Social) критерии исследуют, как она управляет отношениями с сотрудниками, поставщиками, клиентами и обществом. Корпоративное управление (Governance) касается руководства компанией, оплаты труда руководителей, аудита, внутреннего контроля и прав акционеров. Явно заботясь об улучшении последнего показателя гендиректор «Россетей» Андрей Рюмин решил выделить примерно 1 млн долларов на консультантов по «оптимизации» зарплаты топ-менеджеров компании.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 10.11.2022 14:36
Комментарии 0
Наверх