Версия // Общество // Россияне все чаще становятся фигурантами уголовных дел по «наркотическим» статьям при отсутствии доказательств

Россияне все чаще становятся фигурантами уголовных дел по «наркотическим» статьям при отсутствии доказательств

7270

«Нестандартное» дело

2
В разделе

Год назад «дело Голунова», когда журналисту одного из интернет-изданий московские полицейские подбросили наркотики, всколыхнуло общественность и в итоге репортера оправдали, а полицейских уволили. И эта история должна была бы чему-то научить правоохранителей, однако... Однако нечто подобное там, то здесь, что называется, имеет место быть.

Наш корреспондент встретился с адвокатом В. Макаровым, имеющим многолетний юридический опыт защиты по уголовным делам, который как раз сейчас и ведет такое же, по его словам, нестандартное дело.

Его подзащитного, москвича Александра Солдатенкова, в феврале этого года сняли с рейса Москва-Милан, когда он с невестой собирался лететь на футбольный матч. Оказалось, что он находится в розыске по подозрению в приобретении, хранении, изготовлении наркотических средств в одной из деревень Калужской области. В последний день августа двух его знакомых задержали местные полицейские – на даче одного из них обнаружили высушенные остатки конопли, тот указал (согласно материалам уголовного дела) на Александра как на соучастника. Сейчас следствие утверждает, что его искали, но не могли найти, и поэтому объявили в розыск. Так что из аэропорта Александра повезли на суд в Калугу, далее – арест, СИЗО и только сейчас начинаются судебные разбирательства.

Когда доказательств не хватает

Вячеслав Геннадьевич, почему вы называете это дело нестандартным?

– Потому что к уголовному преследованию привлекают человека, который не имел никакого отношения к этим наркотическим веществам, который в момент обнаружения якобы наркотиков не было на месте преступления. К тому же в деле есть много других, скажем так, эксклюзивных (в кавычках) моментов.

Например?

– Уже после ознакомления с материалами дела защите стало известно, например, о появлении в обвинении дополнительных 12 (!) килограммов конопли. Складывается впечатление, что в таком объеме они были подложены, чтобы усилить позиции следствия при отсутствии серьезной, реальной с точки зрения защиты доказательной базы.

Как же так может вестись следствие?

– Вот так. Например, сотрудниками правоохранительных органов Ферзиковского района Калужской области было организовано целое оперативно-розыскное мероприятие (сокращенно ОРМ) по наблюдению за лицами, которые выращивали якобы наркотическую коноплю в деревне Желовижи.

– Вы сказали – якобы наркотическая, а разве бывает другая?

– Конечно. Кстати, по нашему делу не доказано, что она являлась наркотической. Ведь бывает конопля разных видов – техническая, дикорастущая и так далее – и она не всегда наркосодержащая. Только когда созревает, в ее верхних частях может образовываться так называемый тетрагидроканабинол – и то, у определенных сортов.

Итак, молодые люди...

– ... якобы посеяли семена конопли в июне, все лето выращивали, а (уже под наблюдением, как написано в материалах дела, сотрудников полиции) 31 августа ее сорвали, после чего были задержаны.

И все лето оперативники следили, как растет конопля, а молодые люди ее обрывают?

– Я тоже не понимаю, почему полицейские столько времени вели наблюдение? С какой целью они это делали? Если они хотели установить тех, кто ее выращивает, потому что конопля, по сведениям самих же сотрудников МВД Ферзиковского района, произрастала за пределами чьих-либо хозяйств, то почему задержали парней не тогда, когда они рвали, а потом, спустя какое-то время?

По теме

Но самое важное: у «московских растениеводов», как их назвали в местных СМИ, во время обыска было найдено (по сводкам МВД) около 2 кг конопли. Тоже много, но все-таки не 12...

Деревенский Голливуд

Помимо вопросов о возникновении в деле дополнительных килограммов спустя месяцы с начала следствия, а также на каком основании привлекли третьего фигуранта – вашего подзащитного, который находился от места событий за полторы сотни километров, есть ли что-то еще?

– Конечно. Свидетели (а это оперуполномоченный Фарманян и один из понятых) показали: когда на задержание приехала оперативно-следственная группа, один москвич спал в помещении, а другой, так скажем, бродил возле дома. И он, заметив сотрудников МВД (а для него – незнакомых людей в масках, камуфляжной форме, с оружием) «дал деру». Его задержали – по словам местных жителей – со стрельбой и погоней как в голливудских фильмах, после чего привели обратно в дом.

Тогда у защиты возникает закономерный вопрос: что это была за группа сотрудников, которая задерживала, где их рапорты и другие документы – ведь была стрельба, опасность ранения и даже убийства? Увы, ничего этого нет. В материалах дела нет ничего про стрельбу, там только понятые, которых привезли в деревню из поселка Ферзиково, и показания опера. Понятые, кстати, расписавшись в том, что уведомлены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, «забыли», что происходило на самом деле, и рассказали только, что следователь и оперуполномоченный спросили у молодых людей: кто хозяин дома? Выяснив это, был задан другой вопрос: разрешаете ли вы осмотреть дом? После разрешения были найдены наркотические вещества – конопля, марихуана...

При этом на фото из пресс-релиза МВД о «московских растениеводах» отчетливо видно, что молодые люди лежат, закованные в наручники, на полу дома, на головы наброшены тряпки или мешки. И после такого кадра сложно поверить, что в тот момент они могли делать что-либо добровольно. Очевидно, к ним было применено физическое воздействие. Вполне допускаю, что – в рамках действующего законодательства, но все-таки это было никакое не добровольное согласие.

Слежу за тем, кто следит за мной?

Вы сказали, что оперуполномоченный, зная о кустах конопли, все лето следил за ними?

– И это вызывает, мягко говоря, вопросы: почему чью-то противоправную деятельность никто из полицейских не пресек? Чего добивались? Даже о том, сколько там росло, никто не знает – количество кустов никем не было посчитано, цифр ни в каких рапортах об ОРМ, которые проводил сотрудник наркоконтроля, нет. Вообще, ни одного сообщения, которому можно было бы доверять, в реальности нет.

Неужели совсем?

– В материалах дела есть номер ОРМ, но вот только подписан он заместителем начальника МВД Калужской области.

И о чем это говорит?

– О том, что все утверждения ферзиковцев – сотрудников полиции поселка Ферзиково, что это они проводили какие-то оперативные мероприятия, с точки зрения защиты, не соответствуют действительности.

Разве это так важно?

– Да, ведь получается, что местные полицейские никакого отношения к делу не имеют. И это видно, например, по тому, что оперуполномоченный утверждает, что номеров ОРМ у него нет, сведений, когда они проводились, записей, фотографий, рапортов, отчетов – тоже. Есть несколько рапортов оперуполномоченного (заметьте – только его), в которых он говорит, что был с кем-то, но с кем – неизвестно. На суде он заявил, что уже ничего не помнит.

… а товарища выручай?

По теме

Так что, на ваш взгляд, было во время задержания?

– Вполне допускаю, что жители деревни – очевидцы задержания соседей-москвичей неизвестными людьми (очевидно, областным наркоконтролем) в масках, с оружием, выстрелами и вышибанием дверей, скорее всего, вызвали по 02 наряд полиции. Звонок попал в МВД района, оттуда выехал наряд, а после возникла тема – как весь этот ненужный шум с выстрелами сгладить и прикрыть.

Прикрыть «косяки» старших – областных товарищей?

– Да, ведь непонятно: на каком основании было применено оружие против российского гражданина, который не оказывал сопротивления, а просто испугался неизвестных – в тот момент, когда он их увидел на своем участке, то не стал разбираться, зная нашу действительность, что происходит, кто пришел и зачем. Если у людей оружие и маски, то это убедительный повод для того, чтобы «сделать ноги», как говорится, что он чисто инстинктивно и сделал.

После такой вот «встречи», как уверена защита, никто из ребят не давал разрешения на проведение каких-то осмотровых-обыскных мероприятий – их просто поставили перед фактом. Кроме этого, самих протоколов обыска нет, разрешения суда на его проведение – тоже. И их отсутствие делает все доказательства, все материалы, которые были добыты в результате этих неправомерных действий, недопустимыми доказательствами и они не могут быть использованы.

Я полагаю, что это дело может стать прецедентным: у нас есть дополнительные доказательства (я сейчас не хочу на эту тему говорить, потому что процесс не закончен) невиновности моего подзащитного и того, что дело может быть сляпано совершенно из никаких доказательств...

Но вернемся к изначальной причине этой истории – кустам конопли.

– Еще раз подчеркну, что, обнаружив в июне, что кто-то совершает преступление, выращивая якобы наркотическую (по мнению полиции) коноплю, полицейские только в июле получили разрешение на оперативные мероприятия и только в конце августа провели задержание. То есть, все это время они потакали преступникам. Каким – неизвестно, поскольку сорняк рос не на придомовом участке, а на земле общего пользования, и любой дачник или грибник, который проходил мимо, мог нарвать, сколько ему нужно... А ведь потакание преступной деятельности – само по себе является нарушением закона. Как минимум это проявление халатности, как максимум – подпадает по соответствующую статью УК РФ. В принципе, за это полицейские должны быть привлечены к уголовной ответственности (тем более, что они сами в этом признаются в материалах следствия). Я и говорю, что это дело – уникальное.

А как полицейские должны были поступить?

– Если непонятно, чье это, то вырубить сорняк самостоятельно. Если конопля растет рядом с чьим-то домом, но не в промышленных масштабах, то вынести хозяевам предписание – в определенный срок уничтожить куста и оштрафовать. А когда кустов много – это грозит уголовной ответственностью. Но постольку полицейскими ничего этого сделано не было, и принадлежность травы оставалась неочевидной, то уже в отношении их халатности должна быть проведена, как минимум, проверка.

Наркобароны из Калуги?

Кусты росли на ничейной земле, но пришли именно к этим двум парням...

– Собственно я допускаю, что возможно кто-то действительно выращивал эту делянку, эту коноплю, и не только в деревне, но и где-то еще (возможно, и продолжает выращивать). Кстати, мы не видели никаких документов об ее уничтожении.

Второе. В Калужской области сейчас ведется активное строительство промышленных объектов, на которых работают приезжие из Средней Азии, где широко распространено потребление разных наркотических веществ. Вполне вероятно, что в связи с этим в области появились люди, которые растят коноплю в больших объемах, разбивая делянки, где только можно, в том числе и в деревнях на «ничьих» землях. Я также допускаю, что москвичи, приезжающие на дачу искупаться, позагорать, натыкаясь на такие делянки, вместо того, чтобы сообщить правоохранителям, радуются такой «халяве» и начинают ею пользоваться. Они не подозревают о том, что некие преступники выращивают траву с целью реализации мигрантам, и такая «помощь» дачников им вряд ли понравится. Тогда разыгрывается классическая схема мафии. Ведь такие преступники, как известно, не работают одни – очень часто в их деятельность бывают вовлечены отдельные коррумпированные работники правоохранительных органов.

По теме

В результате борьба полиции с распространением наркотиков превращается в тривиальное пресечение бандитами попыток приезжих собрать «чужой» урожай руками правоохранителей. Полиции за это – премии и публикации в местных СМИ, а бандитам – прибыль. Я хочу оговориться: вполне допускаю, что могу заблуждаться, как и любой гражданин. Но я смотрел отчетность полиции за этот год в Ферзиковском районе и не нашел ни одной информации, что там нашли делянку с коноплей и уничтожили. В целом по Калужской области я такие новости встречал, а здесь – нет...

Вы считаете, что дело сфабриковано от начала и до самого конца, но чем оно закончилось для тех двух парней?

– Они пошли на сделку со следствием и получили условные сроки – по 4 года. При наличии тех «доказательств» – а доказательств, как таковых, не было – их, по моему мнению, фактически вынудили признаться. И они признались. В отличие от моего подзащитного, который не признается.

Действительно – его же там не было, а мало ли, что могли обнаружить на чужой даче: труп, автомат, танк.

– Более того, ни он, ни родители, ни защита не понимают, почему он был объявлен в розыск. Изучив материалы дела, мы с удивлением узнали о рапортах оперуполномоченного о том, что он якобы приезжал по месту регистрации, разыскивал, опрашивал соседей. Мы считаем что это фальсификацией, бредом.

Вы говорили, что привозили на суд соседей вашего подзащитного, но их отказались выслушать.

– Да. Кроме этого, мы просили следствие проверить по данным телефона полицейского – был ли он в те дни в Москве? Еще нам были нужны номера почтовых уведомлений о том, что в отношении Александра возбуждено уголовное дело. Но по всем запросам – отказ.

На самом деле, соседи никакого полицейского не видели, никто с ними не общался. Да оперуполномоченный и сам в рапортах не указывает, в какую квартиру он якобы приходил.

Из подобных противоречий, вранья, фабрикаций и состоит уголовное дело. Мы не нашли в нем ни одного материала, которое было сделано законно, а материалов же, которые указывают, мягко говоря, на нарушения его прав, нарушения сотрудниками полиции требований уголовно-процессуального закона, Конституции РФ достаточно много. А человек, меж тем, находится в тюрьме с февраля за то, что не совершал, и ему грозит реальный срок! Защита возражает, просит убрать из дела то, что не имеет к Александру отношения, вернуть прокурору для устранения. Но...

Если с твоим знакомым случается что-то подобное, может, лучше сразу искать адвоката, чтобы тебя потом с рейса не снимали?

– Знаете, тут ситуация вообще-то нестандартная, вопиющая. Мало ли кто из знакомых где чего совершил?! Что ж теперь, бояться, что и к вам придет полиция и будет проверять на то же самое? Такого быть не должно. Правоохранительные органы обязаны действовать строго по закону, в соответствии с уголовным кодексом, Конституцией РФ, которая гарантирует гражданские права и, в первую очередь, презумпцию невиновности. То есть, человек не обязан доказывать свою невиновность. Другое дело, что все понимают – может случиться все, что угодно. Известна поговорка – от сумы и от тюрьмы не зарекайся. Я не буду говорить, что раньше было написано в кабинетах у некоторых следователей... Сейчас, слава богу, такого уже нет. И в последнее время ведется все-таки определенная борьба с фальсификациями, незаконным возбуждением дел. Вспомним то же дело Голунова...

Вы рассказывали, что отец вашего подзащитного неоднократно обращался во многие соответствующие инстанции, а в ответ ему говорили: вы – не подсудимый, вы – не адвокат, вы – никто по этому делу.

– Тех чиновников, что отвечают таким образом, нужно привлекать к дисциплинарной ответственности. Потому что любой гражданин, согласно Конституции РФ, имеет право обращаться с любыми заявлениями во все органы государственной власти (в том числе и в правоохранительные). Если он видит какие-либо нарушения в их работе, то имеет абсолютно законное право объявить об этом любому чиновнику – полицейскому, административному, депутату и заявить о том, что он с чем-то не согласен. А те люди, о которых мы говорим, отвечают так, пытаясь избежать неудобных вопросов и своих сомнительных ответов. Ну как ответишь на вопрос, если человек говорит: ведь вы ни нам, родителям, не звонили, ни писем не направляли... Так что отец подзащитного имеет полное право возражать следствию, защищая своего сына. И никакой следователь и прокурор ему не указ, а если они по каким-то причинам не хотят исполнять закон, он имеет право и дальше обжаловать их действия.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2020 15:40
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх