// // Российские водоёмы уносят жизни 10 000 человек в год

Российские водоёмы уносят жизни 10 000 человек в год

1155

Мёртвая вода

2
В разделе

14 июля Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ возбудил уголовное дело в отношении учителей московской средней школы № 1065. Двух педагогов обвинили в халатности, из-за которой, по версии следствия, 7 июля в Азовском море, недалеко от оздоровительного лагеря, утонули шесть учеников и воспитатель. Как заявили в СКП, педагоги «допустили купание детей в опасном, не отвечающем установленным требованиям месте, а должностные лица не обеспечили безопасность их жизни и здоровья». При этом один из подозреваемых находился в состоянии алкогольного опьянения… В том, что дело будет доведено до суда, сомневаться не приходится: на месте трагедии установлены таблички «Купаться запрещено», а до ближайшей спасательной станции от дикого пляжа было несколько километров. Смущает другое – пляж, где купались дети, как пишут СМИ, на самом деле давно был весьма популярным местом отдыха аборигенов и туристов. И вопрос, почему власти обратили внимание на него только после этой страшной трагедии, – пожалуй, самый главный.

14 июля Следственный комитет при прокуратуре (СКП) РФ возбудил уголовное дело в отношении учителей московской средней школы № 1065. Двух педагогов обвинили в халатности, из-за которой, по версии следствия, 7 июля в Азовском море, недалеко от оздоровительного лагеря, утонули шесть учеников и воспитатель. Как заявили в СКП, педагоги «допустили купание детей в опасном, не отвечающем установленным требованиям месте, а должностные лица не обеспечили безопасность их жизни и здоровья». При этом один из подозреваемых находился в состоянии алкогольного опьянения… В том, что дело будет доведено до суда, сомневаться не приходится: на месте трагедии установлены таблички «Купаться запрещено», а до ближайшей спасательной станции от дикого пляжа было несколько километров. Смущает другое – пляж, где купались дети, как пишут СМИ, на самом деле давно был весьма популярным местом отдыха аборигенов и туристов. И вопрос, почему власти обратили внимание на него только после этой страшной трагедии, – пожалуй, самый главный. «Наша Версия» попробовала разобраться в том, кто же сегодня отвечает за безопасность граждан на воде и сколько людей ежегодно гибнет на таких диких пляжах. Результаты расследования нас шокировали.

По данным Министерства внутренних дел, в 2009 году на дорогах страны погибли 26 тыс. человек, жертвами пожаров, по данным МЧС, стали 13,9 тыс. человек. О необходимости повышения безопасности на дорогах и усиления профилактики пожаров сегодня регулярно говорят с самых высоких трибун. Принимаются новые законы, увеличиваются штрафы, проводятся рейды… При этом – парадоксально, но факт – на воде у граждан России шансов погибнуть куда больше, чем в дорожно-транспортном происшествии или в огне. Но эту проблему как бы не замечают...

Статистику по погибшим на водоёмах гражданам ведёт Министерство по чрезвычайным ситуациям РФ. По ней, в 2009 году в России утонули 6476 человек. Но, по мнению экспертов, даже эта огромная цифра далека от действительности. Эксперты объясняют, что в статистику МЧС попадают лишь погибшие в крупных водоёмах, тогда как в России тонут не только в реках и озёрах, но и, например, в небольших прудах, где нет никаких спасателей. Наиболее объективно картину с российскими утопленниками отражают материалы Росстата. Так, в нашем распоряжении оказалась справка Росстата «Сведения о гибели людей, связанной с водой, за 12 месяцев 2009 года». И согласно приведённым там данным жертвами водной стихии в 2009 году стали вовсе не 6476 человек, как считает МЧС, а… 9 511 человек. А если учесть, что купальный сезон в России длится в среднем не более трёх месяцев, тогда как ДТП и пожары происходят круглый год, то выходит, что водоёмы – самое опасное для жизни в нашей стране.

Пятёрку регионов-лидеров по смертности на воде возглавляет Московская область: в Подмосковье в 2009 году утонули 435 человек. В курортном Краснодарском крае за тот же период на воде погибли 319 человек. На третьем месте Башкирия – 283 утопленника, четвёртое место за Пермским краем – 262 человека. На пятом месте Саратовская область – здесь вода забрала жизни 231 человека.

По теме

Естественно, меньше всего людей на водоёмах гибнет там, где купаться и загорать или практически невозможно, или просто не принято. Например, в студёном Чукотском автономном округе на воде за 2009 год погибли 10, а в Ненецком АО – 7 человек. Весьма благоприятная картина складывается и на Северном Кавказе: в Ингушетии за минувший год утонули лишь 3 человека, в Чеченской Республике и Карачаево-Черкесии – по 19 утонувших. Лидером среди федеральных округов является Приволжский федеральный округ: здесь за год утонули 2 170 человек. Но самое большее недоумение эти цифры вызывают после их сравнения с европейскими показателями. Путём нехитрых математических вычислений получаем, что в России на каждые 100 тыс. населения приходится около 7 утопленников в год. Тогда как, по данным Международной федерации спасания на водах, в Евросоюзе соответствующий показатель составляет всего 1–1,2 человека. Это какое-то сумасшествие.

В советские времена всё бремя забот об обеспечении безопасности граждан на воде лежало на Обществах спасания на водах (ОСВОД). Общества были в каждой республике и представляли собой достаточно мощные структуры. Например, в ОСВОД РФСФР к середине 80-х годов числилось аж 10 млн членов. Помимо спасательных станций, плавсредств, школ и пунктов подготовки водолазов-спасателей у ОСВОДа были рекламно-информационное бюро, производственные предприятия, выпускающие спасательные средства, центральная лаборатория и так далее. Общество частично финансировалось за счёт государства, а частично за счёт членских взносов и заработанных предприятиями средств. Кстати, ваш покорный слуга в своё время был капитаном школьной команды юных осводовцев, и я до сих пор хорошо помню, как, например, транспортировать утопающего на берег и оказывать ему первую помощь. Сейчаc, как выясняется, ничего подобного нет.

«От ОСВОДа сегодня не осталось практически ничего, – рассказывает в интервью «Нашей Версии» председатель Всероссийского общества спасания на водах (ВОСВОД), бывший замминистра МВД генерал-полковник Пётр Нелезин. – После развала СССР общество стало никому не нужным и фактически прекратило свою деятельность к середине 90-х годов. Вся собственность, а только в Москве у нас было более 20 объектов недвижимости, была распродана. Я пришёл сюда в 2004 году, и возрождать организацию пришлось практически с нуля».

В подтверждение своих слов Пётр Нелезин продемонстрировал автору этой заметки огромную папку с описью всех уплывших в неизвестном направлении осводовских активов: это минимум по 10 страниц на каждый российский регион. Офисы, гаражи, спасательные станции, школы – всё теперь работает на благо малого и большого российского бизнеса. У самого же ВОСВОДа, как признаётся Пётр Нелезин, дела идут не очень. Сегодня это сугубо общественная организация, на функционирование которой государство ещё не выделило ни копейки. Так участвует ли государство хоть каким-то образом в деле спасения утопающих?

Теоретически задача по обеспечению безопасности граждан на водоёмах сегодня возложена на МЧС России, а точнее, его структурное подразделение – Государственную инспекцию по маломерным судам (ГИМС). Но, даже судя по названию, на спасение людей ГИМС не очень ориентирована.

«ГИМС не занимается спасением людей, – считает Пётр Нелезин. – Она может выдавать разрешения, инспектировать состояние пляжей, но непосредственно для спасения у неё нет ни сил, ни средств. У них в регионах штаты по 10–15 человек. Кого они спасут? Кроме того, у них нет ресурсов для пропаганды правил безопасности на водоёмах среди населения. А раньше этому уделялось большое внимание».

В такой ситуации вся ответственность за безопасность граждан на водоёмах ложится на местные власти, в чьём ведении и находятся официальные пляжи. Помимо поддержания их в надлежащем виде муниципалитеты выделяют для них спасателей из состава находящихся на муниципальном финансировании спасательных служб. Но, как правило, чиновники воспринимают эти расходы как лишнюю нагрузку на бюджет и давно научились её минимизировать.

По теме

«Во многих регионах поступают просто, – говорит Пётр Нелезин. – Допустим, в какой-нибудь области есть 100 мест массового отдыха. Вместо того чтобы приводить их в порядок, в 90 из них просто ставят таблички «Купаться запрещено». Тем самым чиновники снимают с себя ответственность за жизни людей, но ведь люди там продолжают отдыхать. Состояние даже легальных пляжей оставляет желать лучшего – фактически ни один из них не соответствует элементарным требованиям безопасности».

Как здесь не вспомнить недавнюю трагедию на Азовском море. Место, где погибли дети, было очень популярным среди отдыхающих, но вся забота местных, да и федеральных властей о безопасности ограничилась лишь ржавой запрещающей табличкой. Так только ли учителя виноваты в гибели детей? Кстати, характерная ситуация сегодня складывается в Москве.

Что касается требований к безопасности водоёмов, то с ними в России полная чехарда. Юридически в стране ещё действуют старые советские нормы, которые никто не отменял. Правда, на местах эти документы никто не видел в глаза, и, кроме того, очевидно, что они уже морально устарели. Поэтому в ряде регионов, например в Краснодарском крае, власти постановлениями региональных правительств вынуждены устанавливать свои правила по организации отдыха граждан на водоёмах. Существует также некое распоряжение Ростуризма, в котором описано, например, сколько спасательных кругов необходимо иметь на 100 метров береговой полосы и на каком расстоянии друг от друга должны располагаться спасательные вышки. Но документ этот, по словам экспертов, носит скорее рекомендательный характер. Ситуацию, по идее, должен исправить новый федеральный закон «Технический регламент о требовании к продукции, обеспечивающей безопасность на водных объектах». Автор этой заметки изучил проект закона, но непосредственно пляжам в нём посвящено всего три страницы: закон больше ориентирован на оборудование плавсредств и причалов.

И ведь странная получается ситуация: несмотря на то что по смертности на водоёмах Россия идёт значительно впереди Евросоюза, фактически федеральным властям до этой проблемы нет никакого дела. Впрочем, у страшной статистики есть и другие причины, напрямую не зависящие от властей.

«Россия – большая страна с огромным количеством водоёмов, обследовать и оборудовать места отдыха на каждом из них физически невозможно, – констатирует Пётр Нелезин. – Другая беда – пьянство. Нигде в мире у воды не пьют так, как в России. А шансы утонуть у пьяного человека в разы выше, чем у трезвого. Ну и, наконец, всё меньше граждан умеют плавать, особенно это касается детей. Ведь сегодня занятия в бассейне – недешёвое удовольствие».

В Москве, по данным на середину 2009 года, плавать умели… лишь 50% школьников. В советские времена такие показатели были немыслимы. В результате в июле 2009 года правительство Москвы приняло специальные программы по обучению детей плаванию. На данный момент число не умеющих плавать школьников сократилось до 31%. Успехи налицо, но смогут ли себе позволить подобные программы другие города и регионы, где нет такого количества бассейнов, как в Москве?

Впрочем, дело не столько в возможностях, сколько в желании самих граждан. «У нас всегда есть свободные места в группах, и мы готовы принимать детей, – рассказали «Нашей Версии» в спортивной детско-юношеской школе олимпийского резерва «Юность Москвы» по плаванию, – но мы ведь не можем заставлять родителей отдавать детей на обучение. А родители особо не горят. Чтобы заполнить группы, сегодня приходится вести большую агитационную работу. Наши тренеры ходят в школы, мы расклеиваем объявления, размещаем информацию в Интернете. Кстати, после случившегося на Азовском море мы ощутили, что интерес к обучению детей плаванию в городе повысился».

Как видно, старый тезис о том, что спасение утопающих есть дело рук самих утопающих, сегодня актуален как никогда. Понятно и то, что переломить страшную статистику по смертности на российских водоёмах в ближайшее время вряд ли получится. Государство просто не в состоянии содержать огромную армию водных спасателей, которые могли бы работать во всех популярных местах отдыха. Не получится и вернуть былую мощь ОСВОДу – на дворе капитализм, и планово-приказные методы по привлечению новых членов в ряды организации сегодня вряд ли сработают. Что же касается государственной поддержки, то на неё восводовцы сегодня особо и не рассчитывают.

«На самом деле страны, где службы спасения на водах финансируются из бюджета, можно пересчитать по пальцам, – признаёт Пётр Нелезин. – Зато спасателям помогают законодательно. Например, в некоторых странах спасательные службы комплектуются исключительно за счёт добровольцев. Допустим, ты постоянно работаешь менеджером в офисе, но несколько дней в сезон дежуришь на спасательной станции. По закону работодатель обязан предоставить тебе такую возможность, при этом в зарплате ты ничего не теряешь. Мы постоянно обращаемся в правительство, Государственную думу с инициативами, которые могли бы поднять на совершенно иной уровень обеспечение безопасности граждан на водоёмах, но нас никто не слышит». Хотя некоторые решения, казалось бы, витают в воздухе. Действительно, почему бы в России не ввести институт спасателей-добровольцев? Если власти не хотят конфликтовать с работодателями, то их ряды могут, к примеру, комплектоваться за счёт студентов вузов. Идей много, да вот только воплощать их в жизнь никто почему-то не спешит.

Опубликовано:
Отредактировано: 19.07.2010 11:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх