// // Российская армия постепенно переходит на иностранное вооружение

Российская армия постепенно переходит на иностранное вооружение

438

Рособоронимпорт

Французский десантный корабль типа L-90 вскоре пополнит состав ВМФ России
Французский десантный корабль типа L-90 вскоре пополнит состав ВМФ России
В разделе

Несколько дней назад ведущие российские СМИ распространили сенсационное известие. Министерство обороны решило приобрести во Франции универсальный десантный корабль типа L-90 «Мистраль». Новость насторожила всех, кто хоть сколько-нибудь переживает за судьбы Российского флота и отечественного оборонно-промышленного комплекса. Неужели наша прославленная оборонка уже не способна строить современные корабли? Корреспондент «Нашей Версии» попробовал понять, насколько обоснованны эти волнения.

О том, что Россия будет покупать корабли за рубежом, стало ясно ещё прошлой осенью. На возможность такого экзотического варианта пополнения боевого состава флота во время посещения военно-морского салона Euronaval-2008 намекнул главнокомандующий Военно-морского флота адмирал Владимир Высоцкий. «Нас интересует как проведение совместных разработок, так и прямые закупки некоторых типов французского оборудования», – заявил флотоводец.

Правда, никто тогда не мог предположить, что речь может идти о таких серьёзных боевых кораблях. Длина «Мистраля» равна 200 метрам, а водоизмещение превышает 20 тыс. тонн! Судно способно нести на борту 15 вертолётов, несколько десятков единиц боевой техники, перевозить 450 морских пехотинцев. Ещё одна его изюминка – в док-камере: корабль способен перевозить и спускать на воду небольшие десантные катера. Если сделка состоится, то это судно станет самым крупным кораблём, когда-либо купленным отечественным флотом...

Впрочем, ничего особо нового в таких намерениях нет. Опыт покупки иностранных вооружений был даже у советского флота. Самыми крупными флотскими «иномарками» были большие десантные корабли (БДК) проекта 775 (по натовской классификации ROPUCHA). Эти пароходы строились в Польше и фактически составляли основу морских десантных сил ВМФ СССР. Около 20 «польских БДК» и сегодня стоят на вооружении флота. У моряков они пользуются репутацией надёжных и простых в эксплуатации кораблей. В той же Польше для флота строили учебные, средние десантные корабли и плавмастерские.

Советский флот пополнял свой состав даже с помощью капстран. Так, например, на вооружении Тихоокеанского флота состояло уникальное судно-док «Анадырь», которое было построено в Финляндии. Судно изначально предназначалось для транспортировки к месту высадки десантных катеров на воздушной подушке. Лейбл Made in Finland носили также несколько спасательных судов из состава вспомогательного флота ВМФ. Таких, например, как занесённый в Книгу рекордов Гиннесса самый большой в мире океанский спасательный буксир «Фотий Крылов».

«Иномарки» использовались и в военной авиации. На чешских учебных реактивных самолётах Л-29 и Л-39 «встали на крыло» несколько поколений советских лётчиков – первые элки поступили на вооружение ВВС в 1963 году, несколько десятков чешских машин до сих пор числятся в самолётном парке российской военной авиации.

Ни для кого не секрет, что Советская армия закупала забугорную технику по одной простой причине – собственные оборонно-промышленные мощности были предельно загружены, и при помощи импорта можно было заткнуть некоторые производственные дыры. Сейчас же ситуация кардинально иная.

По мнению экспертов, одной из главных причин, из-за которых военное руководство всё чаще посматривает в сторону западного производителя, стала технологическая отсталость российского ОПК по целому ряду направлений. Кстати, французский десантный корабль далеко не единственный вид импортного вооружения, приглянувшийся нашим генералам.

По теме

Весьма характерной стала история с покупкой у Израиля нескольких беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Об этой сделке Минобороны официально заявило в мае 2009 года. Хотя военачальники до последнего надеялись, что достойную технику армии всё-таки смогут предложить российские конструкторы. В конце 2008 года государство выделило 1,5 млрд. рублей на разработку отечественного БПЛА, но авиационная отрасль так и не смогла собрать отвечающую армейским требованиям машину. Не исключено, что израильские аппараты покупают не столько для оснащения армии, сколько для ознакомления с использованными в них технологиями. Такой вот китайский вариант перевооружения.

Существует также мнение, что на покупку корабля во Франции ВМФ могла толкнуть банальная экономия денег. Цены на продукцию отечественных судостроителей последнее время уж больно кусаются, причём с момента заключения контракта до сдачи корабля флоту они могут вырасти в разы. Пример тому – эпопея с модернизацией тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал Горшков» для нужд ВМС Индии. Если поначалу цена заказа составляла 700 млн. долларов США, то теперь она превышает 1,5 миллиарда.

Кроме того, для российского судостроения стало практически нормой срывать сроки поставки кораблей. На отечественных стапелях сегодня зависли несколько крупных долгостроев, таких, например, как дизель-электрическая подводная лодка «Санкт-Петербург» или сторожевой корабль «Ярослав Мудрый». Корабелы сетуют на проблемы с комплектующими, которые после развала советской промышленной кооперации приходится производить чуть ли не в кустарных условиях.

Заказчика такие объяснения волнуют лишь отчасти – .

Не совсем гуманная ценовая политика отечественных производителей прослеживается и на примере других образцов вооружений. Так, после конфликта в Южной Осетии армейское руководство приняло решение закупить в Великобритании несколько тысяч дальнобойных английских снайперских винтовок L96.

Казалось бы, что уж со стрелковым оружием у нас должно быть всё в порядке. Неужели и винтовки делать разучились? Не совсем чтобы разучились – российская снайперская винтовка МЦ-116М практически ни в чём не уступает западному аналогу. А по многим характеристикам его значительно превосходит – особенно по цене. Если за L96 производитель просит от 3 до 5 тыс. долларов (в зависимости от комплектации снайперского комплекса), то прайсы на нашу родную эмцэшку начинаются с 8 тыс. долларов США. Парадокс, да и только.

Кстати, достоинства английской снайперской винтовки не так давно оценил президент Дмитрий Медведев. 14 июля во время посещения полигона «Раевский», что под Новороссийском, президент с первого выстрела из L96 поразил находящуюся в 500 метрах мишень.

А если нет разницы, то зачем платить больше? Впрочем, у экспертов нет единодушия по поводу полезности закупок вооружения за рубежом. Самые горячие споры кипят сегодня вокруг французского универсального десантного корабля. Есть мнение, что у отечественных судостроителей есть опыт строительства десантных кораблей, которые ничем не хуже зарубежных аналогов. В частности, это БДК проекта 1174 типа «Иван Рогов». Он хотя и уступает «Мистралю» в количестве носимых на борту вертолётов – в ангаре нашего корабля помещается всего четыре винтокрылые машины, – зато в отличие от «француза» он способен высаживать личный состав и технику на необорудованное побережье. Кроме того, у «Рогова», как и у «Мистраля», есть своя док-камера и он тоже способен перевозить десантные катера. Разве что «Рогов» значительно уступает зарубежному аналогу по дальности плавания – почти в три раза.

Реакция оборонно-промышленного сообщества на закупки вооружения за рубежом была, в общем-то, предсказуемой. В ОПК считают, что подобная практика лишь усугубит и без того плачевное положение российской оборонки.

– Может, английская снайперская винтовка и лучше, но, делая ставку на неё, мы подрываем хорошо отлаженное производство у себя, – заявил «Нашей Версии» председатель ЦК Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности Андрей Чекменёв. – Те заводы, которые сегодня могут производить эти заказы, и так существуют не очень благополучно, а если от них уйдёт потенциальный заказ, положение станет только хуже».

С другой стороны, есть мнение, что импорт вооружений пойдёт только на пользу нашему оборонно-промышленному комплексу. Так сложилось, что фактически сегодня на внутреннем рынке вооружений не существует сколь-либо серьёзной конкуренции. А это расхолаживает и конструкторов, и менеджмент оборонной отрасли. Отсюда вытекают и затягивание сроков выполнения заказов, и не совсем адекватные цены на продукцию. Мол, «генералы никуда не денутся, всё равно к нам придут». Дух же здоровой конкуренции может подстегнуть ОПК к качественным изменениям к лучшему. Хотя только лишь антимонопольными мерами ситуацию вряд ли поправишь.

– Как таковой проблемы отсутствия конкуренции в ОПК не существует, – говорит Андрей Чекменёв, – предприятия не развиваются не потому, что им не с кем конкурировать, а потому, что они сильно ограничены в средствах, поэтому технологии и стареют. Если же мы будем вкладывать эти средства в иностранную технику, то получим то, что получилось с автомобилестроением.

Опубликовано:
Отредактировано: 11.08.2009 12:09
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх