// // Пять самых ярких моментов великой жизни Александра Гомельского, одного из отцов российского баскетбола

Пять самых ярких моментов великой жизни Александра Гомельского, одного из отцов российского баскетбола

159

Осиротевшее кольцо

Пять самых ярких моментов великой жизни Александра Гомельского, одного из отцов российского баскетбола
В разделе

О многих людях после смерти принято говорить: «С ним уходит целая эпоха». При этом в большинстве случаев мы, говорящие, понимаем, что такое выражение является гиперболой, сознательным преувеличением, за которым часто лишь дань памяти умершего человека. Однако в случае с Александром Гомельским всё абсолютно точно: он сам — эпоха в отечественном спорте.

Александр Яковлевич покинул нас на 78-м году жизни. Согласитесь, не самый преклонный возраст, особенно если учесть, что одолела его не старость, а тяжелейший недуг, с которым он боролся буквально до последнего. Но ведь баскетбольным тренером он стал в далёком 1949-м, то есть тренерская карьера Гомельского растянулась на две трети века. Эпоха — даже с временной точки зрения. А если учесть, сколько побед одержал Гомельский, гипербола и вовсе превратится в констатацию факта.

Мы постарались выделить из «эпохи Гомельского» несколько самых важных, самых звёздных эпизодов. Слово очевидцам этих славных событий, людям, которым посчастливилось знать великого и простого Папу.

1945-й. Тренер в неполные 20

Гомельский с младых ногтей был настоящим фанатом баскетбола. При этом сам он, играя во дворе или в школе, был у корзины на вторых ролях в силу невысокого роста. И хотя ему уже с юношеских лет присущи были рассудительность и спортивная хитрость, кажется, что к моменту выбора будущей специальности юный Саша знал, что побед в качестве игрока он вряд ли добьётся. И пошёл в организаторы игры.

17-летним он поступил в Высшую школу тренеров при ленинградском Институте физической культуры имени Лесгафта, а окончил её в 20 лет, став одним из самых юных дипломированных специалистов в советском баскетболе. И, наверное, самым амбициозным. Об этом он сам рассказал потом в своих многочисленных книгах об игре, ставшей для него жизнью. «Будни баскетбола», «Вечный экзамен», «Баскетбол. Секреты мастера», «Библия баскетбола» — эти издания стали настольными для многих игроков и тренеров. А Александр Яковлевич писал свою баскетбольную библию всю жизнь.

1953-й. Невысокий великан

Фотографы очень любили снимать Гомельского во время матчей по ходу совещаний тренера с его подопечными. И это почти всегда были отличные кадры независимо от таланта снимающего. Две вещи делали их таковыми: эмоциональность наставника и его рост. Действительно, Александр Яковлевич был на голову ниже любого из самых низких баскетболистов. И при этом он знал об игре куда больше, чем любой великан.

В середине 50-х, с переезда из Ленинграда в Ригу, началась блистательная карьера Гомельского-тренера. С рижским СКА он за 13 лет пять раз выиграл первенство Союза и трижды — Кубок европейских чемпионов. При этом недоброжелатели частенько говорили, что титулы СКА приносит не тренер, а самый высокий баскетболист страны — Янис Круминьш, чьи 2 м 18 см действительно часто выручали и армейский клуб, и сборную СССР.

Но при этом почему-то забывалось, что гигант-латыш стал баскетболистом лишь благодаря таланту наставника, разглядевшего задатки центрового в простом пареньке, имевшем самое смутное представление об игре, которая затем прославила его на весь мир. И ведь Гомельский сделал Круминьша игроком в кратчайшие сроки — буквально за полгода. Янис потом с улыбкой вспоминал: «Тренер часто говорил, что рост в баскетболе не главное. Мне было очень смешно поначалу, ведь я был едва ли не вдвое выше Александра Яковлевича. Однако он буквально заставлял меня не просто хватать мяч и бежать, а думать, как доставить его в корзину, как отвлечь на себя соперников, как перехитрить их, давая шанс забить партнёрам».

По теме

1966-й. Папа — это я!

Впервые Гомельский пришёл в ЦСКА в середине 60-х. Его успехи в Риге не могли не заметить в Москве, так что перевод на должность главного тренера Вооружённых сил по баскетболу был лишь делом времени. С армейской командой связана вся дальнейшая судьба Александра Яковлевича, хотя были периоды, когда он формально не работал в ЦСКА. Но, согласно легенде, именно здесь к нему приклеилось прозвище, ставшее визитной карточкой знаменитого тренера на всю жизнь — Папа.

Разумеется, самым первым назвал Гомельского папой его старший сын Владимир. Но мало кто знает, что тренер стал Папой для баскетболистов также с лёгкой руки сыновей Александра Яковлевича. Просто в советские времена даже наставник его уровня не всегда мог оставить детей дома или в садике. Вот и мотались сыновья Гомельского без конца по залам, где занималась команда, и канючили из угла: «Папа, па-а-ап...» Немудрено, что вскоре игроки тоже стали называть наставника Папой. Сначала за спиной, а потом и глядя в глаза. Но главное, тренер во многом соответствовал своему новому «званию».

Свидетельствует Станислав Ерёмин, бывший игрок ЦСКА, а ныне тренер казанского «Уникса»: «Я всегда буду помнить, сколько игроков прошло через заботливые руки Александра Яковлевича и сколько обязано ему своим нынешним положением. Среди них оказался и я. Ведь это ж надо представить: приезжаю я в Москву, мальчишка, никому не известный молодой баскетболист с Урала, а заслуженный тренер Союза надевает военную форму и идёт выбивать у начальства для меня квартиру. Потом — машину. И так он возился с каждым. Гомельский мог самые несбыточные мечты превращать в реальность».

1988-й. Серебристый Лис открывает Америку

О превращении баскетбольной мечты в реальность многие вспомнили на Олимпиаде-88, где за нашу страну последний раз играли и россияне, и литовцы, и украинцы, и грузины. Белостенный, Марчюлёнис, Волков, Куртинайтис, Тихоненко — классная команда, одним словом. Но не было в ней заболевшего накануне Игр Арвидаса Сабониса: многие считали, что без знаменитого литовского центрового победить команда не сможет. Именно так считал и Гомельский. Под свою ответственность он взял в Сеул игрока, которого врачи не допускали до площадки. Риск был крайне велик: советская система была готова в случае поражения распять слишком самостоятельного тренера. Но Гомельский выиграл Олимпиаду — во второй раз в истории нашей страны. «Баскетбол был для него идеей и целью жизни, предрассудки и советские политические выверты для него не существовали. Ни в каком другом виде спорта за сборную СССР тогда не выступало столько литовцев, как в команде Гомельского», — говорит Вольдемарас Хомичюс, победивший на той Олимпиаде.

Тогда сборная СССР победила в финале югославов, а в полуфинале — американцев, которые считали себя стопроцентными фаворитами турнира. Команда Гомельского преподнесла урок будущим звёздам НБА Робинсону и Мэннингу, а вместе с ними всему баскетбольному миру. Именно тогда заокеанские обозреватели прозвали Александра Яковлевича Серебристым Лисом, за цвет волос и за тактическое мастерство.

Шутка ли, через четыре года битые Гомельским американцы, чтобы не опростоволоситься вновь, привезли на Игры всех сильнейших звёзд НБА! А ещё тремя годами позже они ввели Александра Яковлевича в Музей баскетбольной славы, где до него не то что россиян — и европейцев-то почти не было. «Как один из величайших баскетбольных тренеров на мировой арене, Гомельский навсегда останется в памяти в качестве отца советского и российского баскетбола, — свидетельствует Дэвид Стерн, комиссионер НБА. — Он был наставником и тренером таких великих игроков, как Арвидас Сабонис и Александр Волков, которые снискали славу и в Европе, и в Америке».

1997-й. Армеец навсегда

В 90-е годы на время показалось, что звезда Гомельского закатилась. Он не слишком успешно работал за границей — в Европе и США. Но по возвращении в свою страну Гомельский вновь поднялся на подиум. В родном ЦСКА Александр Яковлевич по-отечески мудро не стал претендовать на роль главного тренера, но на посту президента он в полной мере использовал и свой авторитет наставника, завоеванный ещё в советские времена, и свой опыт функционера, полученный в том числе и за границей.

Именно благодаря Гомельскому впервые в нашей стране оказался звёздный тренер-иностранец Душан Ивкович. Именно Александр Яковлевич сумел переманить в свою команду одного из самых успешных баскетбольных менеджеров нового поколения — Сергея Кущенко. И именно Гомельский вместе с Кущенко и Ивковичем сумел снова сделать ЦСКА одним из сильнейших клубов Европы. В нынешнем сезоне президент ЦСКА поставил перед клубом новую амбициозную задачу: остаться в европейской элите, отказавшись от услуг многих игроков-легионеров и сделав ставку на молодых россиян. К сожалению, решать её армейцам предстоит уже без своего великого Папы.

«Гомельский олицетворял и будет олицетворять отечественный и армейский баскетбол. От него всегда исходила неимоверная энергия, он буквально до последнего дня был полон идей. Всем казалось, что так будет всегда, — признался гендиректор ЦСКА Сергей Кущенко. — Теперь задача для всех нас — быть достойными имени великого человека, тренера и руководителя».

«Для российского баскетбола никто не сделал столько, сколько Александр Яковлевич. Он поднял планку отечественного баскетбола на новую высоту. Его очень высоко оценили в Америке, а это многого стоит», — считает бывший игрок ЦСКА Андрей Кириленко, ныне одна из звёзд НБА.

«Сейчас я чувствую себя так, будто потерял члена своей семьи. Это был великий человек, легендарный тренер, и я соболезную всем родным Александра Гомельского. Мы потеряли такую глыбу...» — подводит итог Душан Ивкович.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.11.2016 14:04
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Наверх