// // Президент Сирии подарил России Средиземноморье

Президент Сирии подарил России Средиземноморье

1312

За Родину! За Асада!

3
В разделе

Да, в Сирии действует не только российская техника, поставленная Москвой президенту Башару Асаду, но и наши военспецы. И даже, что весьма вероятно, российские подразделения «ограниченного контингента» – об этом, правда, нам могут официально не сообщить, равно как и о потерях в живой силе. Принятый в мае президентский указ, относящий к государственной тайне все данные о гибели военных в мирное время, позволяет властям поступать именно так.

Но что и кого защищает Россия в Сирии? И почему же так негодуют в Вашингтоне?Странно не то, что российские военные появились в Сирии – странно то, что они появились там только сейчас, а не три года назад, когда ситуация позволяла раз и навсегда свести на нет противостояние между Башаром Асадом и его политическими конкурентами. Впрочем, объяснение этой странности есть: и в 2011 году, когда в Сирии всё только началось, и даже три года спустя Асад был непреклонен в одном крайне принципиальном для Москвы вопросе. Дело в том, что в сирийском Тартусе у России имеется военно-морская база – это единственный на сегодняшний день российский военный объект на Средиземноморье. Правда, база эта не отвечает в полной мере всем, скажем так, имеющимся у нашей страны пожеланиям, накопившимся в свете усиливающихся противоречий со странами Запада. Проще говоря, Москве в срочном порядке понадобилась ещё одна база на территории Сирии, большая и хорошо укреплённая, а Башар Асад не спешил нам её предоставлять. И только этим летом ситуация изменилась принципиально – помните августовское нашумевшее заявление командующего ВДВ генерал-полковника Владимира Шаманова, мол, Россия готова обеспечить военную помощь Асаду, если понадобится? Так вот, есть прямая связь между этим заявлением и тем фактом, что Асад всё же решился предоставить нашим военным место для новой, хорошо укреплённой базы в Джаблехе, небольшом приморском городке в 25 километрах от Латакии.

Строительство новой военной базы в Сирии обеспечит безопасность России

Вот вам и объяснение того, почему так раздражены Штаты. Вот почему отставной генерал Джон Аллен, назначенный координатором по вопросам взаимодействия США с другими странами в борьбе против экстремистского и запрещённого «Исламского государства» (ИГ), убеждает Европу – на территории Сирии может начаться военная конфронтация между российскими военнослужащими и возглавляемой Вашингтоном коалицией! И вот почему генсек НАТО Йенс Столтенберг «выразил озабоченность» в связи с сообщениями о нашем военном присутствии в Сирии. Полноценная российская военная база в Средиземноморье, а не просто пара раздолбанных стометровых плавучих причалов и несколько будок для хозобслуги, как в Тартусе, – это прямой и явный удар по американским интересам в жизненно важном для США регионе.

Обратите внимание на сообщения в западной прессе о том, как участились проходы российских транспортов через Босфор: только за последний месяц шесть больших десантных кораблей (в частности, были замечены «Саратов», «Новочеркасск», «Королёв» и «Николай Фильченков») проследовали из черноморских портов в Средиземное море. К берегам Сирии из Новороссийска направился и грузовой паром «Александр Ткаченко», под завязку набитый боевой техникой и цистернами с горюче-смазочными материалами. С августа этого года наши военные вынуждены не только спешными темпами строить военный объект в Джаблехе, но и «зачищать» прилегающие к нему территории. Этим и объясняются так напрягающие Америку сообщения о переброске живой силы и техники из России, в том числе ударной авиации и артиллерии. Многоцелевые истребители и штурмовые вертолёты? Очень может быть. Не голыми же руками нам отбиваться от атакующих исламистов!

По теме

Переоценить значение для нашей страны военной базы в Джаблехе сложно. Наличие полноценной военно-морской базы в сирийском Джаблехе позволит нашим военным «накрыть» противоракетными системами всё Средиземное море с прилегающими к нему территориями. На кону безопасность страны. Что же, скажете, не стоило нам «лезть в какую-то Сирию»?

Чем Россия расплатится за свою безопасность

Но за безопасность придётся платить. И Асаду, которого продолжают теснить его хорошо вооружённые оппоненты, и Западу, крайне нуждающемуся в квалифицированных военных союзниках коалиции, действующей против боевиков «Исламского государства». Разберёмся по порядку, кому и чем России придётся «проставиться» за постоянное присутствие наших военных в Средиземноморье.

Теоретически Башар Асад ведёт войну против «Исламского государства», курдского ополчения, боевиков «Исламского фронта» (Джебхат аль-Исламия) и «фронта ан-Нусра» – одного из самых боеспособных соединений «Аль-Каиды» в Сирии (обе упомянутые организации являются экстремистскими и запрещены в РФ). Но для Асада курды с ИГ – это не самое страшное. Достаточно приглядеться, где сегодня ведутся основные бои: в пригородах Дамаска, на границе с Ливаном, в районе Забадани и провинциях Латакия, Хама и Идлиб. А действуют там исключительно силы «Исламского фронта» и «сирийской «Аль-Каиды» – «фронта ан-Нусра». Численность этих сил – порядка 70 тыс. штыков. Это очень много. Но – какое странное совпадение! – именно эти группировки Запад считает «умеренной оппозицией Башару Асаду», вволю снабжая их оружием и обучая боевиков. А теперь тест на сообразительность: с кем в первую очередь придётся вступить в противостояние российским военным в Сирии? С ИГ, как хотелось бы Западу и США? Или с курдами, чего явно хотелось бы туркам? Нет, не с ними – с «Исламским фронтом». Который поддерживают и Вашингтон, и Брюссель. Так вот отчего негодуют в Вашингтоне. Вот почему в Брюсселе и европейских столицах всё чаще раздаются призывы завлечь нашу страну в коалицию, не позволяя Москве действовать в интересах Асада.

Допустим, Москва согласится вступить в коалицию с Западом для войны с ИГ, как того хочет Европа. В этом случае нашим врагом автоматически станет Асад – ведь коалиция поддерживает «не такой уж радикальный» «Исламский фронт». Это значит как минимум, что о базе в Латакии нам придётся забыть. Нам это нужно? Конечно же, нет. Вот потому-то Москва всячески уклоняется от участия в коалиции. Тем не менее на уступки Европе и США российской стороне всё же придётся пойти. В какой форме? Возможно, нашим военным придётся задействовать отдельные соединения «ограниченного контингента» строго для борьбы с вооружёнными формированиями ИГ – в связке с командованием коалиции. Почему бы и нет: в конце концов «Исламское государство» воюет не только с Асадом, но и с «Исламским фронтом» – врагами Асада.

Запад пустит Россию в Сирию, но с оговорками

Но пока никаких соглашений о взаимодействии с «коалицией сил добра» российские военные не заключали – именно этим и объясняется волна запретов на пролёт наших самолётов в сторону Сирии. Болгария и Ирак – в соответствии с пожеланиями, озвученными за океаном, – наотрез отказались открыть своё небо для наших военных. Ничего, долетим по другому маршруту. Что же до ключевого вопроса «действительно ли российские военные участвуют в боевых действиях?» – делайте выводы сами, раз уж Минобороны России хранит на сей счёт многозначительное молчание. Нужны основания для выводов? Извольте: буквально на днях сирийская армия неожиданно для всех вдруг значительно расширила контролируемые территории, нейтрализовав очаги наступления повстанцев в районе Латакии и вблизи Дамаска. Западная пресса сообщает, что наступление Асада стало возможным лишь при поддержке артиллерийских расчётов российского военного контингента. А в Латакии, мало того, на фоне явной активизации боевых действий замечена российская ударная авиация. Сообщается и о том, что в Сирии уже размещают подразделения российской противовоздушной обороны – то ли для прикрытия неба над сирийской столицей, то ли всё это хозяйство припасено для базы в Джаблехе. Поди разберись – военная тайна!

Мнение

Алексей Пушков, председатель комитета Госдумы по международным делам:

– Сейчас американцы изучают, почему ИГ – такая успешная организация. Они вспомнили: «так мы же всех выгнали офицеров и генералов из иракской армии, мы же создали новую иракскую армию, а всех тех, кто учился в России, в Москве, в Лондоне, в других западных военных учреждениях…» Они не Суворовы и не Кутузовы, но они умеют воевать на своей собственной местности, они все ушли в ИГ. Они помотались, помучились три-четыре года, пять-шесть лет, без статуса, без денег, без работы, а это же был цвет нации, это полковники, майоры, генералы. Вы понимаете, что такое в арабской стране военный в расшитом галунами кителе? Это же уважаемый человек. А кем их сделали? Весь старый Ирак ушёл в ИГ.

Анатолий Несмиян, востоковед:

– Почему Запад протестует против российского военного присутствия в Сирии в нынешнем виде? В Вашингтоне справедливо опасаются, что под прикрытием разговоров о борьбе с «Исламским государством» Москва поможет Асаду разгромить или, в худшем случае, значительно ослабить основных западных партнёров в ближневосточной войне всех со всеми – «Исламский фронт». Чем, разумеется, тут же воспользуется ИГ, с которым воюет Запад. Сегодня «Исламский фронт» для ИГ намного более значимый враг на Ближнем Востоке, нежели Башар Асад. А учитывая нынешний кризис доверия между Западом и Россией, пожалуй, даже более серьёзный, чем в годы холодной войны, заявления некоторых политиков о важности совместной борьбы с ИГ не впечатляют по большому счёту ни Вашингтон, ни Брюссель, ни, разумеется, Москву. Ожидается, что на юбилейной сессии Генассамблеи ООН президент России Владимир Путин выдвинет какие-то инициативы по борьбе с ИГ – возможно, после этого к российскому военному присутствию в Сирии отношение Запада несколько изменится.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.09.2015 11:56
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх