// // Прах героя разыскали по политическим соображениям

Прах героя разыскали по политическим соображениям

52

В Костроме нашли Сусанина

Прах героя разыскали по политическим соображениям
В разделе

Звучит как сенсация-однодневка в заголовке жёлтой газеты. Между тем действительно нашли, правда не все учёные с этим согласились и не все журналисты увидели в поисках Сусанина «чистую науку». Как был сусанинский вопрос политическим 200 лет назад, так и остался.

Но как бы то ни было, ради Сусанина стоит съездить в Кострому, чтобы разобраться во всём на месте.

Кострома живёт какой-то своей историей, параллельной общероссийской. Город начинается с чистейшего, свежеотремонтированного вокзала, навевающего воспоминания о провинциальных немецких городках. В день приходит и уходит лишь 4 поезда, из Москвы сюда можно добраться только на одном.

На весь вокзал один бомж-калека и одна бродячая собака. Бомж — опрятный, непопрошайничающий молодец — сидит целыми днями в аккуратненьком буфете и дует чай (по 2 пакетика в одном стакане). Любопытным он рассказывает историю своей жизни тихим, интеллигентным голосом. Собака, чёрная сука, свернувшись калачиком на свежевымытом полу, блестит здоровой шерстью, словно это не привокзальный кабыздох, а сеттер, устроившийся в охотничьем домике перед камином.

А вокруг метель, сугробы. Отъехать от Костромы вёрст на 5 — и начинается глухомань, ровно такая, в какой сгубил 392 года назад Иван Сусанин отряд польских шляхтичей. Или не сгубил? Всё-таки какая-то уж больно альтернативная история течёт в Костроме.

О национальных идеях

Судя по всему, государство просто не может существовать без национальной идеи. В середине XIX века главный российский политтехнолог того времени граф Уваров сформулировал свою знаменитую триаду: «Православие, самодержавие, народность». Это были «три кита», на которых держалась идеология Российской империи полтораста лет назад.

История Ивана Сусанина прекрасно ложилась на уваровскую схему. Мы её знаем в основном по опере Михаила Глинки «Жизнь за царя» и источникам, которыми пользовался сам композитор: костромской мужик Сусанин был схвачен поляками, с тем чтобы отвести их к свежеизбранному царю Михаилу Фёдоровичу Романову, который в это время находился в родовом имении в селе Домнино. К царю поляки стремились, чтобы убить его, ведь он был конкурентом польского королевича Владислава, которого поляки хотели посадить на российский престол. Сусанин послал к царю своего зятя Богдана Собинина, чтобы предупредить его, а сам завёл польских интервентов сначала в лес, а потом и в топкое болото, где они попали в трясину. Когда они наконец поняли, что вместо встречи с царём их ожидает гибель, то зарубили своего проводника.

В этой истории было всё, что хотелось видеть графу Уварову: Сусанин — православный, погубивший католиков, Сусанин — плоть от плоти народа, простой крестьянин, крепостной матери будущего царя, и, наконец, он отдал собственную жизнь за российского самодержца.

В постсоветской России с национальной идеей плохо. Сколько ни поручали нынешним Уваровым придумать что-нибудь достойное, их новации не приживались. Поскольку новой национальной идеи не появлялось, решили осовременить старую. Пошли по вешкам, расставленным ещё 200 лет назад.

В 2001 году костромской губернатор Виктор Шершунов поручил местным археологам разыскать прах своего знаменитого земляка Ивана Сусанина. Искали 3 года и нашли скелет мужчины с «сусанинскими» приметами. Затем один из самых крупных судмедэкспертов современности Виктор Звягин доказал, что скелет примерно 390 лет назад принадлежал Ивану Сусанину, точнее в его формулировке это звучит так: «...признаков, исключающих принадлежность костных останков из реликвария 13А некрополя «Исупово» Ивану Осиповичу Сусанину, не обнаружено».

По теме

В прошлый понедельник в Костроме в Доме дворянского собрания открылась конференция, на которой учёные презентовали «своего» Сусанина.

История повторяется до комичности. Впервые спасение царя Михаила Фёдоровича простым костромским мужиком описал предводитель костромского дворянства Николай Степанович Сумароков в своей так и не опубликованной «Истории о первоначалии и происшествиях города Костромы до учреждения наместничества».

Теперь поиск сусанинского праха провели по инициативе нынешнего губернатора и в рамках губернаторской программы.

В XIX веке тема Сусанина была подхвачена не только державно ориентированными поэтами, литераторами и композиторами, но и Русской православной церковью. Протоиерей Алексий Домнинский написал «Правду о Сусанине (свод местных преданий)», а столоначальник костромской духовной консистории Василий Самарянов издал книгу «Памяти Ивана Сусанина, за царя, спасителя веры и царства, живот свой положившего в 7121 (1613) году».

Теперь церковь тоже не осталась в стороне, транспорт для научной конференции предоставило управление Костромской епархии, а на самой конференции выступил с собственным докладом архиепископ Костромской и Галичский владыка Александр. Как минимум наука потеряла в нём выдающегося историка.

В политический оборот сусанинский миф попал во время посещения Костромы — колыбели дома Романовых — Екатериной II. Местное предание о спасении Михаила Фёдоровича ей рассказал епископ Костромской и Галичский Дамаскин (Аскаронский).

Теперь научная конференция, «реанимировавшая» Сусанина, случилась 14 марта, накануне визита в Кострому президента Владимира Путина.

А был ли мальчик?

Исторических свидетельств о подвиге Ивана Сусанина не так много.

В 1619 году (то есть 6 с половиной лет спустя после гибели Сусанина) царь Михаил Фёдорович подписал грамоту: «... мы великий государь, царь и великий князь Михайло Фёдорович, всея Руси самодержец по нашему царскому милосердию и по совету и прошению матери нашея, государыни великия старицы инокини Марфы Ивановны пожаловали есма Костромского уезда, нашего села Домнина, крестьянина Богдашка Собинин, за службу к нам, и за кровь, и за терпения тестя его Ивана Сусанина. Как мы великий государь, царь и великий князь Михайло Фёдорович всея Руси были на Костроме и в те поры приходили в Костромской уезд польские и литовские люди и тестя его Богдашкова, Ивана Сусанина в те поры изымали и его пытали великими, немереными пытками, где в те поры мы великий государь были. Терпя от тех польских и литовских людей немереные пытки, про нас великого государя тем польским и литовским людям не сказал и польские и литовские люди замучили его до смерти...»

Грамота, дарующая потомкам Сусанина всяческие привилегии, была подтверждена и другими русскими царями в 1633, 1641, 1691 и 1767 годах. Из этих грамот следовало, что царь о своём спасении сам ничего не знал, Богдашку Собинина он наградил по просьбе матери. А документы той эпохи свидетельствуют: в период между 21 февраля 1613 года (когда Великий собор выбрал юного Михаила на царство) и 14 марта 1613 года (когда к нему прибыло посольство уговаривать его принять корону) будущий царь не находился в Домнине. Он вместе с матерью был в хорошо укреплённом Ипатьевском монастыре под надёжной охраной. Но только в этот период полякам имело смысл разыскивать его, чтобы устранить угрозу королевичу Владиславу.

Кроме того, сомнительно, что в 1613 году крупный отряд поляков вообще находился под Костромой. В летописях той поры свидетельств этому не сохранилось, при том, что присутствие польских войск и их казацких сторонников эти самые летописи методично фиксировали в 1608 и 1609 годах.

Всё это дало возможность крупнейшему русскому историку Николаю Костомарову усомниться в подвиге Ивана Сусанина. По его версии, Сусанина убила разбойничья шайка, которой и дела не было до местонахождения царя. Шесть лет спустя хитроумный зять Сусанина Богдан Собинин упросил добрейшую мать царя инокиню Марфу выхлопотать ему царские льготы, выдумав, что тесть не выдал государя, за что и погиб. Марфа хорошо и по-доброму помнила Сусанина, прослужившего старостой в её имении 20 лет, и пошла навстречу Богдану.

По теме

Кстати, эта версия подтверждается и тем, что вместе с «сусанинской» грамотой царь подписал по просьбе матери и ряд других, награждавших местных крестьян за доброе к ней отношение в период её опалы.

Где искать Сусанина

Когда в 2001 году было решено найти останки «народного героя», надо было определиться, где искать. Традиционно считалось, что тело героя по приказу Михаила Фёдоровича похоронили в его усадьбе Домнино. Однако археологи, раскопав домнинское кладбище, выяснили, что хоронить там стали начиная с XVIII века, то есть через 100 лет после смерти Сусанина.

Можно было предположить, что его прах остался в глухом лесу у Чистого болота, куда он, по легенде, завёл поляков. Впрочем, эта версия литературная, всерьёз её не рассматривали, да и, если внимательно ознакомиться с местностью, сразу понятно: ни в какую топь Сусанин не мог завести поляков. В начале марта болото сковано льдом и утонуть в нём ну никак невозможно. Что касается «глухого леса», то и туда не мог Сусанин никого заманить.

Чистое болото — кстати, самое большое болото Европы — огромная котловина (во времена неолита это было озеро, по берегам которого находились стоянки рыболовов). Село Деревеньки, где жил Сусанин и где он был захвачен поляками, царское имение Домнино, где, по преданию, возможно, находился будущий царь, деревня Исупово, в которой был убит Сусанин, находятся на высоких берегах Чистого болота. В погожий летний день колокольни церквей в этих деревнях хорошо просматриваются с высокого берега. В марте их, конечно, увидеть нельзя, но в целом ориентировка на местности труда не составляет. Сусанин мог вести поляков только краем болота (вряд ли он повёл их напрямик, не из-за трясины, которая в это время скована льдом, а из-за глубокого снега), так что никто заблудиться не мог.

Местные археологи предположили, что Сусанин из Деревенек повёл поляков берегом в сторону от Домнина, где находился царь, чтобы выиграть время, за которое тот, предупреждённый сусанинским зятем Богдашкой, должен был успеть скрыться в Ипатьевском монастыре. Сусанин завёл отряд поляков на противоположный Домнину край болота, к деревне Исупово. Поскольку дальше уводить их было некуда, ему пришлось открыться полякам, после чего он и был замучен.

Археологи решили, что искать его тело надо на кладбище деревни Исупово. Правда, остаётся вопрос: почему его родственники не перевезли тело в родные Сусанину Деревеньки и не похоронили его там? Но этот вопрос так и остался без ответа.

Узнаю старика Сусанина

Копая исуповский погост, учёные приблизительно знали, что они ищут. Сусанин 20 лет был старостой имения, вряд ли совсем юному человеку доверят такой пост. Старостой он мог стать, когда ему было хотя бы 25—30 лет, плюс 20, получается, что найти надо было скелет мужчины 45—60 лет. По преданию, Сусанина зарубили, посадили на кол, а тело четвертовали. Следы этого должны были сохраниться на его скелете.

Раскопки дали лишь один подходящий скелет. Мужчина соответствующего возраста похоронен в первой половине XVII века, умер от нескольких рубленых ран головы. Кроме того, на останках был след тупой травмы носа (не будем забывать, что перед смертью Сусанина били и пытали). Правда, не все кости скелета сохранились, так что доказать, что именно этот человек ещё и был посажен на кол, да к тому же четвертован, не представлялось возможным.

Оставалось доказать, что этот человек, погибший 400 лет назад, может быть Иваном Сусаниным.

Исследовать этот вопрос взялся Виктор Николаевич Звягин.

Звягин участвовал в судмедэкспертизе по идентификации останков Николая II и его семьи; он идентифицировал останки Витуса Беринга: сравнив их с достоверно известными потомками, он доказал, что найден прах Иосифа Волоцкого; ему приходилось исследовать череп Гитлера. Помимо этого на его счету бесчисленные сложнейшие экспертизы по современному криминалу.

Самый простой путь — генетическая экспертиза митохондриальной ДНК — был проблематичен, хотя многочисленные потомки Сусанина живут и сейчас под фамилией Белопаховы. Генетические признаки, вычисляемые по митохондриальной ДНК, передаются по женской линии, а праха матери или дочери Сусанина не найдено.

По теме

Однако историки знали, что ближайшие потомки Сусанина через несколько лет после его смерти переселились в деревню Коробово, стало быть, они похоронены на местном кладбище. Если бы удалось доказать родство исуповского «Сусанина» с коробовскими покойниками XVII—XVIII веков, то вероятность того, что найден настоящий Сусанин, резко повышалась бы.

И начались раскопки кладбища, где хоронили коробовцев.

Из сотен исследованных скелетов было выделено 5, имевших признаки близкого родства с исуповским «Сусаниным». Череп, найденный в Исупове, имел ряд редких черт, передающихся по наследству. Например, у «Сусанина» была редко встречающаяся особенность: заросшее слева питательное отверстие теменных костей, на виске швы сросшихся костей черепа сходились в одну точку, что тоже бывает нечасто. Наконец, крестец «Сусанина» имел сегментированную структуру, что свидетельствует о гиперфункции щитовидной железы. Все эти признаки в той или иной степени имелись и у 5 коробовцев, у них были проблемы с щитовидкой и сходные особенности черепа.

Кроме этого Звягин сравнил краниологические точки (строго фиксированные точки черепа, по которым определяют его параметры) «сусанинского» черепа и черепов его потенциальных родственников. Из 24 точек, которые он проанализировал, расположение 15 совпадало у всех черепов.

Звягин даже вычислил степени родства, выделив череп, который, вероятнее всего, принадлежал дочери Сусанина Антониде. Но тканей, достаточно сохранившихся для генетической экспертизы, он найти не смог.

Тогда профессор с помощью специальной компьютерной программы «Фоторобот-2» восстановил прижизненный облик вероятного Сусанина и на основе исуповского черепа и черепов «сусанинцев» из Коробова составил семейный портрет семьи Сусанина, сравнив его с фотографиями известных потомков Сусанина XIX и XX веков, а также с ныне здравствующей роднёй. В результате этого сравнения было найдено убедительное фамильное сходство.

Виктор Звягин считает, что найденные черепа XVII века, архивные фото и современные нам Белопаховы связаны родством. Конечно, можно допустить, что исуповский череп пренадлежит не самому Ивану Сусанину, а его брату, племяннику, дяде, но характер травм, от которых погиб хозяин черепа, однозначно говорит, что это может быть только сам Иван Осипович.

Сам Виктор Николаевич в частном разговоре объясняет: я не историк, а судмедэксперт и привык доказывать свою правоту не только учёной общественности, но и судьям. Я исхожу из того, что любой человек, как бы давно он ни жил, имеет право быть похороненным под своим именем. Я убеждён, что при таком объёме экспертных доказательств любой судья согласится, что это Сусанин. На конференции я не утверждал этого прямо, а сказал, что нет признаков, что это не Сусанин, только по соображениям академической этики. Вероятность ошибки ничтожно мала.

Совсем непохож

Несмотря на убеждённость Звягина, что в своей лаборатории он исследовал останки костромского героя, нашлись антропологи, утверждающие, что характерно пробитый исуповский череп к Сусанину скорее всего не имеет отношения.

Прежде всего они усомнились в достоверности восстановленного облика Сусанина. Скептики утверждают, что программа «Фоторобот-2» — это вариант американской программы Face Generator, созданной вовсе не для восстановления внешности человека по его черепу, а для составления фоторобота по словесному описанию.

Компьютерных программ, способных восстановить лицо по черепу, вообще нет. Это можно сделать лишь по методике Герасимова. В России отлично этой методикой владеют, даже прокуратура обращается в лабораторию пластической реконструкции с подобными просьбами, туда же идут зарубежные антропологи, если у них возникает такая нужда.

С точки зрения сторонников герасимовского метода, Звягин облик Сусанина восстановил, мягко говоря, весьма приблизительно. Так, Герасимов в своём учебнике пишет: толщина мягких тканей, покрывающих темя, не может быть больше 3 мм, а толщина мягких тканей, покрывающих скулы — 5 мм. Звягин же добавил вдвое больше. Возникает подозрение, что сделал он это, чтоб подогнать исуповского «Сусанина» под облик потомков Сусанина, известных нам по фото. Да и вообще, облик восстанавливается по полному черепу, а у исуповского не хватало нижней челюсти. Чтобы выйти из этого затруднения, Звягин заменил её другой, найденной среди «коробовской родни Сусанина», которая, по словам профессора хорошо подошла к черепу «Сусанина».

По теме

Вообще поиск общих фамильных черт прародителя и потомков, отстоящих друг от друга на 14—16 поколений, не имеет смысла. Ко времени изобретения фотографии потомки Сусанина имели менее 1/2000 его крови. Их облик формировался более близкими предками, не имеющими с Сусаниным никакого родства.

Что касается сравнений черепов «ближайших потомков Сусанина» из села Коробова и исуповского черепа (это было главное доказательство того, что перед нами настоящий Сусанин), то и тут не всё чисто.

Антропологи утверждают, что такие признаки, как гиперфункция щитовидки и заросшие питательные отверстия теменных костей, формируются не только генетически, но в большей степени внешней средой. Нахождение этих признаков в разных черепах свидетельствует не о родстве, а о том, что в XVII веке в костромских водоёмах не хватало йода, зато был переизбыток кальция.

Краниологическое сходство черепов вообще свидетельствует о родстве по популяции и никак не доказывает генетического родства. Так что экспертиза Звягина подтверждает только тот факт, что 400 лет назад под Костромой жили люди единого расового типа. Но с этим и так никто не спорит.

Остаётся последний аргумент — рана на черепе, нанесённая шляхетской саблей или боевым топором, и раздробленный во время пыток нос. Но и этот аргумент антропологи не без успеха разбивают.

Во-первых, из 300 с лишним костяков, исследованных в Исупове, черепа сохранились лишь у 40, из которых только 21 череп мужской. Кто сказал, что подобных повреждений не было у тех, чьи черепа не сохранились?

Во-вторых, травму черепа со следами заживления можно отличить от травмы, ставшей причиной смерти. Также можно отличить свежие повреждения черепа, нанесённые, к примеру, неосторожным археологом при раскопках, от старых. А вот отличить рану, от которой погиб «Сусанин», от повреждения, сделанного несколько лет спустя, на ещё относительно свежем черепе, через 400 лет крайне сложно.

Между тем исуповское кладбище функционировало несколько веков. Покойников зачастую хоронили в старых могилах. Кстати, могила самого «Сусанина» «врезалась» в могилу девочки, умершей ранее. По мнению ряда специалистов, рана на черепе из раскопа 13А («сусанинского») больше похожа не на серию сабельных ударов, а на пролом лопатой, сделанный могильщиками в том же XVII веке. Говорят, что в конфигурации пролома виден не только след от штыка лопаты, но и след от черенка.

В-третьих, Звягин исследовал лишь костяки, найденные в 2001, 2002, 2003 годах. Однако раскопки продолжались и в 2004 году. Именно тогда был найден мужской череп с травмой у основания, свидетельствующей, что его владелец умер от отсечения головы или, по-научному, от декапитации. Он мог также претендовать на честь стать Сусаниным, но не попал в руки к Звягину, и скорее всего он бы также походил на коробовских «сусанинцев», а при звягинских методах сравнения с более поздними потомками Сусанина — и на них. В этом случае наука получила бы сразу двух костромских героев.

«Грязные сплетни», не имеющие отношения к науке

Сусанин или не Сусанин — чистая наука получила от этих изысканий только пользу. Собран огромный антропологический материал о костромичах XVII—XVIII веков, собрана необычайно обширная коллекция нательных крестиков того же периода...

Стоит ли ломать столько копий для доказательства маловажного с точки зрения науки факта, что известный персонаж оперы Глинки лежит перед нами. Или кому-то требуется кровь из носу отыскать Сусанина?

У костромского губернатора Шершунова есть проблема, типичная для большинства нынешних губернаторов. Владимир Путин должен решить, достоин ли губернатор остаться ещё на один срок. Этот вопрос должен был решиться 23 марта, когда президент собрался нанести визит в Кострому и провести там заседание Госсовета.

Злые языки утверждают, что для положительного решения президента губернатор должен отчитаться за областной бюджет, а там всё далеко не в ажуре. Растраченные деньги можно было бы списать на исследования, но научные изыскания не есть обязанность губернаторов. Другое дело памятник, который можно было бы воздвигнуть на могиле Сусанина, но для этого Сусанин должен быть найден, и точка.

В кулуарах «сусанинской» научной конференции шушукались, что в области была объявлена награда: нашедший Сусанина получает 2-комнатную квартиру или её денежный эквивалент. Судя по рекламе в местных газетах, эквивалент — это примерно $30 тысяч.

Любопытно, профессор Звягин впервые объявил, что череп из раскопа 13А принадлежит «тому самому Сусанину» в декабре 2004 года, как раз тогда, когда злополучный закон «о назначении губернаторов» стал делом решённым и перед Шершуновым появилась перспектива либо остаться безработным, либо объяснить, куда ушли бюджетные деньги.

Между тем этот самый череп находился в распоряжении профессора больше года, и он не спешил объявлять его сусанинским, хотя для экспертиз, проведённых профессором, полгода хватило бы за глаза. А если напрячься, то можно уложиться и в 2 недели. По крайней мере так утверждают научные противники Виктора Звягина.

Кроме того, в курилке костромского Дома дворянского собрания, где проходила научная конференция, судачили про то, что чиновники областной администрации, курировавшие сусанинскую программу, долго подбирали экспертов, практически в лоб объявляя им, что результат поисков Сусанина должен быть положительным, как бы там «на земле» дело ни пошло. Тем, кто результат не гарантировал, вежливо указывали на дверь.

Впрочем, курилка та находилась возле сортира, так что слухи эти совсем уж плохо пахли. Да и не хочется верить в то, что бросает тень на репутацию действительно большого учёного, профессора Виктора Звягина, хотя осадок сомнения всё же остаётся: Сусанин ли?

Опубликовано:
Отредактировано: 17.10.2016 22:31
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх