Версия // Опросы // Почему в России не распродают активы украинских олигархов?

Почему в России не распродают активы украинских олигархов?

2794

Зелень в октябре

Зелень в октябре
Версии читателей
Проголосовало: 25 человек

Владимир Зеленский объявил, что на Украине конфискованы выявленные российские государственные активы на 765 млн долларов. Так почему бы не устроить алаверды – ведь только украинской госсобственности в России на 10 млрд долларов?! А к тому же есть ещё украинские олигархи с их богатствами!

Одно дело государственные активы, но у Зеленского, похоже, разыгрался аппетит – он уже сосчитал, сколько Киев может выручить от полной экспроприации добра, принадлежащего российским банкам и частным собственникам. Это 36 тыс. позиций! Миллиарды долларов! Вот конфискуют российские государственные остатки – порядка 900 наименований собственности, и примутся за частные, предположительно, уже в октябре. И потекут в украинскую казну денежки!

Но что Москва может этому противопоставить? Конфисковать украинскую госсобственность в России? Или собственность украинских банков? Последнее – это вряд ли, ибо эти самые украинские банки, как правило, повязаны некими незримыми, но чрезвычайно прочными узами с российскими. Тронь такой банк, так сразу завопит российский партнёр. Что же делать?

Имеется одно решение – за российскую госсобственность можно спросить с украинских олигархов. Их в украинском Совбезе нынче пересчитали по головам – оказалось 86 человек. Есть с этим списком нюансы – в него, не иначе как чудом, не попал богатейший украинец Ринат Ахметов – но раз уж олигархи признаны угрозой украинскому государству, то почему не обратить это на пользу? Немалая часть их активов в России. У Ахметова и его партнёров по «Метинвесту» – АО «Донской антрацит» и АО «Шахта «Обуховская» в Ростовской области, у парт­нёра Игоря Коломойского, Геннадия Боголюбова, – интересы в группе Evraz. «Венский пленник» Дмитрий Фирташ – миноритарный акционер «Газпрома». Вадим Новинский – владелец месторождения железной руды в Белгородской области. А элитной недвижимости в России у кого только нет – начиная с Зеленского с Порошенко. В общем, есть кого обезжиривать и есть что отнимать. К тому же о конфискации украинских активов кто только не заговаривал, от главы Крыма Сергея Аксёнова до спикера Госдумы Вячеслава Володина, но воз и ныне там. Почему?

Версия 1

Нельзя просто взять и поделить, как предлагал Шариков

Отнять-то можно, дело нехитрое. А вот что делать дальше с отнятым активом? Продать? А кто купит-то? Компании, уходящие из России, нередко выкупаются их менеджерами по дешёвке. При этом очень может быть, что кто-то, планируя последующее возвращение, оформляет продажу для блезира. Но продажа «за рубль» или с большим дисконтом уже мало кого удивляет. Ведь нет очереди жаждущих покупателей. Так что сейчас шариковское «отнять и поделить» может аукнуться остановкой предприятий. Работников уволят, а налоги – откуда они возьмутся? Только собственник и заинтересованный менеджмент будут докидывать свои кровные, выискивая обходные пути для спасения или поддержания производства.

По теме

Да, то, что когда-то стоило 10 млрд, сейчас может стоить и миллиард, а может и ещё меньше. Но если компания продолжит работать, то налогов за год-два она может принести больше, чем можно выручить за её продажу. Ведь у нас как принято покупать активы – за кредиты в госбанках. Отнимем собственность у украинских воротил – неминуемо распугаем других иностранных инвесторов и оставшихся в стране собственников. По счастью, пока ни одно предприятие не национализировали, несмотря на раздающиеся время от времени угрозы.

Версия 2

Украинские воротилы умеют решать вопросы в России

Искусство договариваться к обоюдному удовольствию сторон – неистребимый национальный колорит украинского бизнеса. Чуть запахнет жареным в Киеве, в Москве тут же садятся хорошо знакомые всем диспетчерам «борты», не обязательно украинские – Валерия Хорошковского или Александра Гереги с супругой. Раньше таких, как они, умеющих решать любые вопросы, именовали толкачами, теперь – решалами. Едва в феврале зашелестели слухи о конфискации российских активов Геннадия Боголюбова, во Внукове сел бизнес-джет. Список встреч украинского «контактёра» мог быть обширным – от Мау и Дворковича до Абрамовича с Курченко плюс ещё видные представители еврейской общины. 
И все вопросы немедленно «порешались», у Боголюбова ничего не отняли. Многое могут Гереги в российской столице, да и в Крыму тоже, – может, потому их и не трогают в Киеве со всеми их тамошними активами? Вот и Аксёнову с Володиным они тоже, как видно, не по зубам? Взаимовыгодного партнёрства ещё никто не отменял, а ценить это партнёрство в Киеве научились. И цену ему знают. И в ценниках разбираются.

Версия 3

Хорошо иметь дело с теми, кому есть что терять

Знаете, почему у России и Украины никогда раньше не доходило до войны и даже в 2014-м не дошло? Потому, что украинское руководство само по себе представляло слой крупных собственников. Им было что терять, всем, от Кучмы до Порошенко включительно. До военного противостояния дошло лишь тогда, когда страну возглавил Зеленский, у которого ни кола ни двора. В отличие от Януковича или Порошенко ему было совершенно нечего терять. То же и с украинскими олигархами. Покуда у них имеется российская собственность, с ними можно вести диалог. Как только собственности не станет, не станет и возможности коммуникации.

Влад КРЫМСКИЙ
Опубликовано:
Отредактировано: 13.08.2022 14:56
Комментарии 0
Наверх