// // Почему в России были, есть и будут лесные пожары

Почему в России были, есть и будут лесные пожары

898

Горим!

Лесные пожары.
фото: LORI
Лесные пожары. фото: LORI
В разделе

В России начался сезон пожаров. В некоторых регионах Сибири и Дальнего Востока ситуация уже вышла из-под контроля, отчего уповать теперь можно только на обильные дожди. По экспертным оценкам, уже сегодня у нас горит как минимум 1 млн гектаров леса. И в ближайшие недели площадь лесных пожаров скорее всего будет только увеличиваться.

Ситуация с лесными пожарами у нас в стране каждый год оказывается катастрофической. И каждый год чиновники самых разных уровней повторяют одни и те же заклинания. Надо, дескать, чётче прописать законодательство, усилить контроль, выделить больше средств пожарным, лучше готовиться к пожароопасному сезону. Слова звучат правильные, и порой даже следуют правильные дела. Только вот результат из года в год один и тот же: миллионы гектаров леса оказываются охваченными огнём.

Погорели на статистике

На днях МЧС объявило особый противопожарный режим в 55 регионах страны. Наиболее сложная ситуация складывается на территории Сибирского федерального округа. Пожары зафиксированы в Республике Бурятия, Туве, Забайкальском и Красноярском краях, в Иркутской области и т.д. «Сильнее всего горит Амурская область, а также несколько соседних регионов, есть проблемы в Якутии, – рассказал «Нашей Версии» руководитель противопожарной программы Гринписа России Григорий Куксин. – В этих регионах, можно сказать, ситуация уже вышла из-под контроля. Исправить её уже никакими силами, кроме дождей, не получится. Так что остаётся только спасать населённые пункты и сдерживать огонь на отдельных участках, там, где это ещё получается».

При этом ещё в конце апреля в Федеральном агентстве лесного хозяйства (Рослесхоз) прошло селекторное совещание, в ходе которого обсуждалась готовность регионов к сезону пожаров. Примечательно, что ещё в прошлом году среди регионов-«штрафников», оказавшихся неготовыми к опасному сезону, как раз назывались Забайкальский край, Республика Бурятия и Иркутская область. Тогда их готовность к борьбе с пожарами оценивалась всего на 20%. То есть, по идее, за минувший год должны были быть сделаны нужные выводы. Но этого не произошло.

Более того, виден обратный эффект: чиновники только усугубляют ситуацию. «Региональные власти намеренно занижают площади действующих пожаров, – уверяет Григорий Куксин. – Это происходит из-за зацикленности чиновников на статистических показателях. Им страшно показать, что они не справляются, страшно ухудшить отчётность. А ведь все большие пожары начинаются с маленьких. И если на начальной стадии признать пожар, позвать на помощь, то всё получится. Но звать помощь на этой стадии им страшно, и они говорят, что ничего не горит».

Страх региональных властей перед статистикой вполне объясним. Когда систему охраны лесного хозяйства начали было приводить в порядок, то в Лесном кодексе прописали, что ответственность за предупреждение и тушение лесных пожаров лежит на субъектах Федерации. В результате страх потерять своё кресло у региональных чиновников оказывается сильнее страха сгореть.

Отсутствие должного контроля за пожарами со стороны региональных и муниципальных властей уже стоило жизни нескольким людям в этом году.

Так, в конце марта в Черняховске Калининградской области погиб 67-летний мужчина – местный житель, пытавшийся потушить горящую траву. В апреле в деревне Бучеровская Вологодской области сгорели четыре дома.

В Курганской области при тушении лесного пожара погиб работник местной пожарно-химической станции.

Верность традициям

Впрочем, молчание чиновников ещё не самая большая проблема. Подавляющее большинство пожаров – рукотворные.

«Пал травы, сжигание мусора, неосторожное обращение с огнём – основные причины пожаров жилых домов, когда люди по своей же беспечности лишаются всего. Ежегодный ущерб от природных пожаров оценивается примерно в 20 млрд рублей. При этом 80% всех возгораний возникает по вине человека», – отмечают в пресс-службе МЧС.

Главный бич, утверждают эксперты, очень странная, но почему-то бережно хранимая россиянами традиция поджигать траву. Отучить население от этой пагубной привычки пробовали даже законодательно. В ноябре прошлого года были внесены изменения в правила противопожарного режима, в которых однозначно прописали: выжигание сухой растительности на землях сельхозназначения, запаса и других категорий запрещено. Впрочем, исполнять данный запрет наши люди почему-то не торопятся. «99% всех пожаров в Амурской области, Забайкальском крае и Бурятии происходят по вине людей, поджигающих траву, – констатирует руководитель – Необходимо принятие всех мер по ужесточению контроля за соблюдением запрета на выжигание сухой растительности. Люди должны знать, что, выжигая траву, они нарушают закон. Необходимо привлекать всех поджигателей к уголовной ответственности».

Помогут ли новые ужесточения законодательства, если таковые будут введены, большой вопрос. В Гринписе, например, вслед за Рослесхозом констатируют, что нынешние пожары торфяников в Центральной России есть следствие поджогов травы. «Пожарные начали гораздо лучше, оперативнее реагировать, чем, скажем, в 2010 или 2011 году. Но их сил всё равно объективно не хватает, чтобы потушить всё, что люди поджигают, – говорит Григорий Куксин. – Пока у нас страна сама сегодня наперегонки сжигает, никаких лесников, никаких пожарных не хватит на то, чтобы на всё реагировать. Даже там, где региональные власти не занижают статистику, не прячут пожары, всё равно всё продолжает разгораться, и тушить просто не успевают».

Конкретно

В большинстве стран с проблемой лесных пожаров пытаются бороться увеличением финансирования пожарных, их техническим переоснащением, новыми тактическими средствами. «У нас же в стране, напротив, происходит постоянное регулярное сокращение финансирования. В этом году снова сократили бюджеты на борьбу с пожарами. Причём большая часть денег, которая будет выделена в этом году, уйдёт на оплату долгов прошлого года», – рассказали в Гринпис России.

Действительно, о наличии высокой кредиторской задолженности упоминали в ходе апрельского совещания в Рослесхозе представители многих регионов. В результате в ведомстве отметили, что средства пришлось перераспределить: за счёт перераспределения на тушение пожаров было направлено 650 млн рублей, а ещё 877 млн было выделено из резервного фонда Рослесхоза. С 700 до 1000 человек увеличили и численность парашютно-десантной пожарной службы ФБУ «Авиалесоохрана».

В советские времена наша система охраны лесов от пожаров считалась одной из лучших в мире. На неё равнялись и её копировали в Канаде, США, во многих европейских странах. Однако в 90-е годы отрасль была фактически уничтожена. Первые попытки как-то восстановить и заново отстроить систему начали предприниматься только после 2006 года. «Но за это время из отрасли ушло много специалистов. И даже если сейчас всё взять да и вернуть обратно, как было, то восполнить потери по профессиональным кадрам быстро не получится. Всё это неудачно сочетается с хаотичным изменением законодательства, экономическим кризисом и недостатком средств», – резюмируют экологи.

Опубликовано:
Отредактировано: 16.05.2016 08:36
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх