Версия // Общество // Почему России не удаётся заработать на Деде Морозе

Почему России не удаётся заработать на Деде Морозе

3290

Сказочные деньги

2
В разделе

Каждый год в преддверии новогодних праздников турфирмы начинают зазывать детей и взрослых в гости к новогодним волшебникам. «Хитом» продаж, безусловно, остаётся резиденция российского Деда Мороза в Великом Устюге, но уже появились и конкуренты – Кыш-Бабай из Татарстана, Чысхаан из Якутии, Паккайне и Талви Укко из Карелии, да и живущий в Беловежской Пуще белорусский Дед Мороз (Зюзя) готов принять российских туристов. Насколько выгодны такие проекты и сколько денег тратится на них из казны?

На данный момент можно констатировать: ни один крупный новогодний проект в России не обходится без бюджетных вливаний. Причин много, и одна из них, лежащая на поверхности, заключается в том, что все эти персонажи – выдумка. Да-­да, ни у кого из них за спиной не стоит сколько-­нибудь солидного массива сказок и легенд, которые сами по себе, без дополнительной рекламной стимуляции, продвигали бы в умах детей и взрослых конкретное направление для туристической поездки.

Это про Санта­-Клауса весь мир уже пару столетий знает, что он живёт где-то на Северном полюсе, отчего финнам надо было лишь успешно «приземлить» его в приполярной Лапландии. А российским коллегам по новогоднему бизнесу приходится создавать легенды заново. В итоге в Карелии порылись в народных сказаниях и нашли упоминание про жену купца, которая родила при возвращении с ярмарки на сильном морозе мальчугана, получившего в честь этого события имя Паккайне (Морозец). Мальчишка вырос, пошёл по коммерческой части, стал верховодить на гуляньях, стал популярным у девушек и попал в местные предания. Но в этом случае есть хоть какая-то основа. А персонаж Талви Укко в той же Карелии полностью придуман на местной турбазе. Вот и статуэтку якутского Чысхаана (Повелителя холода) впервые создал местный скульптор в 90­х годах, а его впечатляющий наряд с рогами на голове был разработан дизайнером в 2002 году. Казачьего Деда Мороза, живущего при этом почему-­то в совершенно неказачьей Гатчине, придумал местный предприниматель, а белорусский Дед Мороз обосновался в Беловежской Пуще по прямому указанию Александра Лукашенко.

Каприз Лужкова

Даже самый успешный российский Дед Мороз из Великого Устюга своим появлением на свет также обязан не каким-­то древнерусским сказаниям, а идее, появившейся у местного бизнесмена Владимира Кадомкина, желавшего «раскрутить» принадлежащую ему турбазу, а также удачно подхватившему инициативу московскому мэру Юрию Лужкову. В 1997 году Москва праздновала 850-­летие, как и Великий Устюг. Лужков тогда подумывал о себе как о возможном преемнике Ельцина, а потому активно укреплял связи с регионами. В итоге Кадомкин оказался в столице в составе делегации от Вологодской области, где выступил с патриотической речью: мол, пора бы нам перестать заниматься низкопоклонством перед западным Санта-­Клаусом и вспомнить про родного Деда Мороза. Его заметили. К моменту ответного визита столичной делегации в Вологодскую область Кадомкин выстроил терем Деда Мороза, Лужкову начинание понравилось, и проект начали реализовывать совместно два региона.

Потом в рамках продвижения внутреннего туризма удалось подтянуть средства федерального бюджета. Всего же, как пишет «Медуза», за всю историю существования всероссийского государственного Деда Мороза, по словам начальника отдела туризма и межрегиональных связей Великоустюгского района Натальи Боринской, в него было вложено около 3 млрд рублей, из которых две трети – бюджетные средства. За эти-­то государственные миллиарды и была создана российская новогодняя сказка.

По теме

Позже великоустюжский почин решит повторить небедная Якутия. Придумав своего Чысхаана, местные власти замахнулись на инвестиционный проект общей стоимостью 6 млрд рублей. Именно столько предполагалось потратить на создание целого тематического парка «Северный мир», где помимо резиденции Повелителя холода разместился бы целый набор музеев, выставочных комплексов и туристических маршрутов, связанных с вечной мерзлотой и другими природными особенностями Якутии. Планировалось привлечь и частные инвестиции, но основная надежда всё-таки была на бюджетные, прежде всего федеральные, деньги. Ожидалось, что парк заработает в 2020 году, однако 6 млрд в условиях санкций и экономического

кризиса оказались чрезмерно завышенными ожиданиями. Иные региональные Деды Морозы без весомого бюджетного финансирования и вовсе остаются в лучшем случае местной новогодней «фишкой».

Бизнес на празднике

На этом фоне любопытно, что история эталонного для всех новогодних проектов финского Санта-Клауса (он же Йоулупукки) изначально развивалась по совершенно иным принципам: государство не финансировало проект, он полностью стал сочетанием энтузиазма и коммерческого риска. Предание о том, что Санта живёт где-то в Приполярье, существовало давно. В самой Финляндии долгое время его местом жительства считали сопку Корватунтури, расположенную фактически на границе с Россией, в 78 километрах от Мурманска. Когда же отношения двух стран ухудшились, то было заявлено, что Санта перебрался в свою летнюю резиденцию, рядом с городом Рованиеми. В результате там был построен первый деревянный терем Санты, который в 1950 году посетила Элеонора Рузвельт, ставшая первым известным иностранным туристом.

Однако резиденция Санты в Лапландии в её нынешнем виде так бы никогда и не появилась, если бы не журналист местной радиостанции Ниило Тарваярви. Он, в свою очередь, подсмотрел идею такого парка в США во время посещения Диснейленда в 1959 году. Журналист загорелся идеей создания целой Рождественской земли, области, которая была бы воплощённой детской сказкой, и почти десятилетие стучался со своей идеей во все двери. Однако финское министерство торговли и промышленности резонно отказалось вкладываться в этот фантастический проект. А своего Лужкова, который мог бы пустить казённые средства на воплощение детской мечты журналиста, в Финляндии не нашлось. Зато за несколько лет лихорадочных поисков инвестора Ниило Тарваярви обрёл единомышленников из числа мелких предпринимателей. Насобирав пожертвований и вложив собственные деньги, Тарваярви открыл в 1967 году предприятие Joulumaa Oy («Земля Рождества»), которое и должно было реализовать проект. Но уже в декабре 1970 года оно заявило о своём банкротстве. Следующую попытку неугомонный журналист предпринял в 90­е годы, и наконец-­то в 2 километрах от Рованиеми появился Санта-Парк. По сути, это была лишь бледная тень того, что замышлял Тарваярви, своего рода рекламная демо-версия, увидеть же дальнейшую реализацию своей идеи журналист уже не успел – он скончался в 2002 году. Однако финское государство, отказавшееся финансировать сомнительный коммерческий проект, исправно выполняло взятые на себя социальные обязательства перед жителями города Рованиеми, в том числе по развитию транспортной доступности этого населённого пункта, находящегося за полярным кругом. И это сработало. В город с населением 40 тыс. человек потянулись первые туристы. В Рованиеми полетели чартерные рейсы из Великобритании – уже в 2010 году аэропорт Рованиеми принял 300 тыс. пассажиров, а вокруг деревни Санта-Клауса начала расти коммерческая инфраструктура – гостиницы, отели, оленьи фермы, парк аттракционов, снежный парк, горнолыжные трассы и т.д.

Привет от Йоулупукки

И хотя без трудностей не обходится – так, непосредственно резиденция Санта-Клауса в 2015 году чуть было не обанкротилась, пришлось даже объявлять всемирный сбор пожертвований, – однако остальные колёсики коммерческих механизмов вращаются без особых сбоев. Таким образом маленькая Финляндия, не вкладывая государственные деньги в коммерческий проект, однако строго выполняя социальные обязательства перед своими гражданами, попутно добилась и появления у себя мощнейшего туристического объекта.

Между тем до резиденции российского Деда Мороза в Великом Устюге, в строительство которой вложили 2 казённых миллиарда, по-прежнему очень тяжело добираться и местным жителям, и туристам. Приходится сначала из Москвы трястись 19 часов на поезде, а потом ещё 70 километров на автобусе или такси. Альтернатива – перелёт из столицы с пересадкой в Череповце на Як-40 – единственном самолёте, который может успешно приземлиться на местной взлётно-посадочной полосе. Способен ли наш Дед в таких условиях на равных конкурировать с финским Сантой и могут ли – даже теоретически – «отбиться» затраченные на строительство резиденции деньги?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 23.12.2019 08:15
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх