Версия // Власть // Почему после отъезда из Махачкалы Владимира Васильева у его сменщика Сергея Меликова не задаются дела?

Почему после отъезда из Махачкалы Владимира Васильева у его сменщика Сергея Меликова не задаются дела?

5581

ДагеСтон

2
В разделе

Что ни день в Дагестане, то новое происшествие – местные подростки создают террористические сообщества с выходом на халифат, росгвардейцы походя убивают бывшего главу сельского поселения, тут и там случаются массовые драки, похоже, с этнической подоплёкой. Очевидно, глава республики не поспевает реагировать на происходящее.

Если бы Дагестан был православным, то с отъездом Васильева он бы троекратно перекрестился, причём с превеликим облегчением. Васильев жёстко лечил традиционные для республики болячки, безжалостно орудуя скальпелем. Местные кланы стонали, ездили жаловаться в Москву, проклинали Васильева и весь его род, но жёсткий подход делал своё дело – вакханалия местного волюнтаризма практически сошла на нет вместе с воровством, кумовством и протекционизмом. Местные власти узнали, что такое страх – Васильев был скор на расправу, а уговоры кунаков «оступившихся» на него не действовали. Но мести метлой круглые сутки напролёт любому дворнику надоест. И Васильеву надоело – в Москву он уезжал с хорошо заметным облегчением. Хотя его сменщик генерал Меликов обещал идти тем же курсом, все понимали, что это бравада. Потому как Меликов – лезгин. Не из местных, но от себя, как говорится, не уйдёшь. И местные кланы вернулись к недовыбитому Васильевым традиционному укладу.

А уклад этот прост, как кулак: в подоплёке, пожалуй, любого дагестанского конфликта лежит межнациональная рознь. В республике, где внимательно следят, чтобы в заместители начальнику-аварцу непременно назначили зама-даргинца, не забыв пригласить в руководство лакцев и лезгин (и это на самом высоком уровне!), иначе и быть не может. Вот и конфликт двух росгвардейцев с бывшим главой села оказался на поверку конфликтом лакской и чеченской общин. Одна община собиралась развернуть стройку на землях другой, и та, как могла, сопротивлялась. Дошло до кровопролития. Могло ли быть иначе? При Васильеве – да, могло. Но Васильев теперь в Москве. А две общины в Новокули теперь будут долго и нудно выяснять отношения. Дойдёт и до «стенки на стенку», собственно, уже дошло – и массовая драка была, и стрельба.

И это ещё цветочки. В Махачкале суд арестовал троих подростков по подозрению в создании террористического сообщества. Вообще-то их было шестеро, но троих других арестовывать не стали – «вопрос об их аресте будет рассмотрен отдельно». Все фигуранты намеревались «устанавливать законы шариата», находились в контакте с зарубежными эмиссарами «чёрного халифата». Но троих посадили (пока на месяц), а троих, выходит, отмазали их хваткие родственники? Так получается? А тут ещё неожиданно всплыло подзабытое дело шестилетней давности о смерти при странных обстоятельствах двух лидеров лезгинского национального движения «Садвал» – Руслана Магомедрагимова и Тимура Куашева. Авторы неформального «расследования», опубликованного на зарубежных интернет-площадках, уверяют, что активистов якобы отравили. Подаётся всё как ритуальное убийство и контекст при этом такой: лезгин в Дагестане всячески ущемляют, а теперь ещё и убивают. Кто? Спросите даргинцев и лакцев, как бы намекает автор расследования Христо Грозев. А глава Дагестана, если что, лезгин! Чувствуете подтекст? Похоже, что те, кто стоит за Грозевым, собираются заварить в Дагестане кровавую кашу. Иначе к чему такие намёки? А Меликов – «на расслабоне».

Думаете, это всё? Ничуть! Год назад в Буйнакске убили главу иудейской общины, 66-летнего Изгиягу Пашаева. Забили до смерти. Расследовать дело начали при Васильеве и раскатать убийц обещали на полную катушку: подоплёка дела была ясна – национальная нетерпимость. Но Васильев уехал, и дело, от греха подальше, переквалифицировали – «бытовой конфликт». Община иудеев это проглотила – власти им по­обещали, что убийца получит сполна, чуть ли не пожизненное. Но вынесенный на днях приговор оказался неожиданно мягким – 10 лет колонии. Кто-то исподволь похлопотал, как это принято в Дагестане? И община возроптала! «Слишком мягкий приговор, – негодует глава иудейских общин Дагестана Валерий Дибияев. – Будем добиваться ужесточения наказания!» Возможно, это и был бытовой конфликт, но он уже на глазах перерос в межнациональный. Под носом у Меликова – и не с его ли снисходительного попустительства?

Сергей Марков, политолог

– Меликов лечит республику заговорами, призывает «жить как цивилизованные люди», но такие методы в Дагестане не работают. Там уважают силу. Вся постсоветская (да и советская) история на это указывает. Увещевать, уговаривать, стыдить можно сколько угодно. Чиновник, внешне больше похожий на «братка», манипулирует с земельными участками, к нему приходят недовольные бессовестным распределением и предъявляют претензии. В итоге – кто сильнее, тот и прав. Это Дагестан. Другим его мог сделать Васильев, но не за год и даже не за несколько лет. Назначать туда нужно волевых чужаков.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 15.02.2021 07:30
Комментарии 2
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх