// // Переговоры по поводу предстоящего брекзита выглядят крайне пессимистично

Переговоры по поводу предстоящего брекзита выглядят крайне пессимистично

1775

Выход или развод

В разделе

Даже растеряв все свое имперское величие, Соединенное Королевство десятилетия не могло решиться на присоединение к Европе. Но в конце концов Лондон сделал этот шаг, и в последние 50 лет он стал сторонником расширения Европейского Союза и поборником ключевых направлений политики ЕС, таких как единый рынок. Но скоро исполнится год с того момента как Великобритания решила, незначительным большинством голосов, оставить все это позади.

За последние 11 месяцев уже неоднократно говорилось о перспективах брекзита и его последствиях. Все казалось очевидным, пока Великобритания не решила сослаться на статью 50 Лиссабонского договора, тем самым нагнав тумана. Великобритания разъяснила некоторые из целей, которых хочет достичь, выйдя из блока, и теперь эксперты могут делать выводы по поводу того, как будут развиваться события в течение следующих нескольких лет.

Во-первых, очевидно, что развод не будет легким. Вместо того чтобы последовать примеру Норвегии или Турции, и сохранить некоторый доступ к единому рынку или таможенному союзу, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй выбрала «жесткий брекзит». Она дала понять, что контроль над миграцией и выход Лондона из-под юрисдикции Европейского суда являются ее основными целями. И в виду того, что ее Консервативная партия получит абсолютное большинство на общих выборах 8 июня, Великобритания почти наверняка будет следовать этим курсом.

В ходе переговоров с ЕС правительство Мэй захочет обсудить новое партнерство Великобритании и ЕС наряду с условиями развода. Но до сих пор Европейский совет наделил своего главного переговорщика Мишеля Барнье правом обсуждать лишь процесс развода. Мандат не будет расширяться на переговоры о будущем сотрудничестве Великобритании и ЕС до тех пор, пока первый этап не приблизится к завершению.

Кроме того, министерство финансов остальных 27 стран-членов ЕС требует, чтобы Великобритания урегулировала свои финансовые обязательства перед блоком, чтобы им не пришлось платить по счетам Великобритании. Предстоит торг по поводу того, сколько именно должна Великобритания; но, как представляется, ЕС вряд ли пойдет на значительные уступки в этом вопросе.

Таким образом, крайне высока вероятность того, что Великобритания официально выйдет из ЕС к концу марта 2019 года, и что к этому моменту Лондону не удастся достигнуть окончательного соглашения о новом партнерстве. Отсутствие некоего переходного механизма может обернуться чрезвычайно «жестким брекзитом»: новыми тарифами, разорванными институциональными связями и дипломатической напряженностью.

С другой стороны, подобное соглашение может позволить провести «развод» цивилизованно, дав Великобритании сформулировать руководящие принципы для нового партнерства, которые будут обсуждаться в очередном раунде переговоров. Предполагая добрую волю с обеих сторон, такие переговоры, возможно, могли бы начаться к 2022 году.

Любое новое партнерство, которое возникнет, скорее напоминает соглашение между Украиной и ЕС: что-то вроде соглашения о глубокой и всеобъемлющей свободной торговле (ГВЗСТ), а также дополнительных соглашениях, охватывающих сложные отрасли, такие как транспорт и сельское хозяйство. Но в то время как ГВЗСТ стал благом для экономики Украины, подобная сделка для Великобритании будет представлять собой огромный шаг назад, не в последнюю очередь потому, что это потребует нового пограничного режима. Он будет нарушать интегрированные цепочки создания стоимости, от которой зависят многие британские фирмы.

По теме

Великобритания будет также создавать ряд новых учреждений по вопросам регулирования, которые в настоящее время находятся под надзором ЕС, такие как ядерная безопасность, испытания лекарственных средств, авиации и стандарты на пищевые продукты. И, учитывая, что одним из главных приоритетов Великобритании будет поддержание ее экономических отношений с ЕС - нет отношений более важных - какие бы новые учреждения Лондон ни создавал, они будут поддерживать стандарты, которые потребует ЕС. Кроме того, Великобритании также потребуются индивидуальные договоренности со всеми странами, не входящими в ЕС, которые являются второй стороной во всех 48 торговых соглашениях блока с внешним миром.

Было много разговоров о том, что после брекзита будет создана зона свободной торговли между США и Великобританией. Но энтузиазм угас, и сейчас все чаще слышны разговоры о том, что Великобритания могла бы присоединиться к какой-то торговой сделке между США и ЕС в более отдаленной перспективе.

Еще одним приоритетом в повестке переговоров будут почти пять миллионов граждан ЕС, которые внезапно оказались на «неправильной» стороне, и чьи права и будущие перспективы должны быть немедленно решены. Большинство из этих людей находятся в Великобритании, и вносят важный вклад в экономику. Например, в одном только Barclays Bank работает 3000 граждан из других стран ЕС.

Дьявол будет, как обычно, скрываться в деталях. Правительство Мэй настаивает, что хочет контролировать миграцию, но никто не хочет видеть новые визовые барьеры в Европе. В любом случае многие компании должны приступить к корректировкам, особенно в автомобильной и аэрокосмической промышленности, отраслях, имеющих высокую степень трансграничной интеграции.

ЕС - с новой франко-германской осью в своей основе – придется иметь дело с множеством других проблем, и наметить свое собственное будущее. То же самое касается и Великобритании, которая должна решить, хочет ли она и дальше быть частью Европы, пусть и за пределами ЕС; или же брекзит означает полный и окончательный «развод».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 19.05.2017 15:20
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх