Версия // Общество // От закрытия Финляндии больше всех пострадали дачники, продавцы молочки и бабушки

От закрытия Финляндии больше всех пострадали дачники, продавцы молочки и бабушки

4173

Агония челночного бизнеса

Финский рынок. Автор Jori Samonen
https://pxhere.com/ru/photo/295793
В разделе

Последние события на границе России и Финляндии, которую штурмуют беженцы, привели к тому, что она теперь полностью на замке. Расскажем, как нарушились полувековые связи между Петербургом и Хельсинки в самых разных областях: бизнес, недвижимость, шопинг, культура, образование. И да: исчезли знаменитые финские «алкотуры», которые для питерцев всегда являлись бесплатным шоу.

«Во времена были»

С начала 1970-х у Ленинграда взаимные связи с Финляндией стали куда плотнее, чем, скажем, с Москвой. Несмотря на «зимнюю» войну 1940 года, активное участие военных Суоми в блокаде Ленинграда, к «финикам», как называли в Питере финнов, отношение было насмешливо-приветливым. А еще потребительским.

Насмешливым, потому что рядовые финны ехали в Ленинград и область в знаменитые «алкотуры»: нахрюкивались «горячие парни» всегда так, что их приключения в городе на Неве были куда круче, чем у наших в «Особенностях национальной рыбалки». Отец автора статьи в конце 1980-х работал следователем в милиции, и ему достался район, где особенно любили гулять финны. Они приезжали в Ленинград в пятницу, а вот в отделение к нему подтягивались в понедельник. Сюжет один: водку взяли еще в Ленобласти, квасили всю дорогу, потом уже в гостинице, потом в бане, потом захотелось девочек, и на выходе – нет бумажника, часов, элементов западной одежды. При этом финны не обвиняли наш «сервис», им просто нужна была милицейская справка для работодателя, что они были в милиции, потому опоздали на работу. Уголовные дела практически не возбуждались. Как, собственно, и в 2000-м году, когда в Петербурге прошел чемпионат мира по хоккею. К нему построили Ледовый дворец у метро «Проспект Большевиков», а этот район в то время в Питере был маргинальным, и это мягко сказано. Пьяных финнов, которых прибыло немерено, грабили нон-стоп... Но уже бесчувственных, спящих на земле.

Приветливым отношение к финнам было - потому что можно пообщаться с «дальним» иностранцем в политическом плане, но близким по духу. К примеру, корреспондент «Нашей версии» немало беседовал с финнами в Выборге, они его «оккупировали» каждые-каждые выходные. Так вот, не было со стороны весьма пьяных «фиников» претензий типа «Выборгнаш», хотя он отошел нашей стране только после войны. Говорили, конечно, много о хоккее, тем более финский «Йоккерит» играл в нашей Континентальной хоккейной лиге до последнего времени, что очень много говорит о взаимных связях.

Потребительским к финнам отношение было, конечно, у фарцовщиков и сотрудников спецслужб. Писатель Михаил Веллер подробно описывал, как туристов из Страны тысячи озер продвинутая форца встречала уже у самой границы, чтобы снять все сливки. Там же жарили шашлык, пили водку, братались, но главное – вели бизнес. Что касается сотрудников КГБ, то финны для них являлись легкой добычей. Ветеран главной спецслужбы Василий Бережков, работавший при гостинице «Прибалтийская», рассказывал корреспонденту «Нашей версии», что в 70-е вербовка шла на ура: «Финны из-за своих алкогольных привычек и невоздержанностью в женском вопросе были «сладкой булочкой» для органов, причем попадались парни самого высокого полета, да они особо и не парились. А вот парились в прямом смысле в обязательном порядке – и бред, что переговоры можно вести только в бане, прослушка там была качественная. Столько информации получали – во времена были!».

По теме

Другой ветеран спецслужбы, не чужой гостиницы «Прибалтийская», Алексей Титов, добавляет: «Не думайте, что в 90-е компетентные органы дремали, как это принято считать. Прослушка в главном для «фиников» отеле шла уже при помощи новых технологий, микрофон-«игла», и всё такое. Естественно, иногда шла вербовка, под колпаком были прежде всего морские чиновники Финляндии».

В тучные нулевые процесс пошел и в другую сторону. «Алкотуры» финнов понятны – там водка стоит раз в шесть дороже, чем в России. Выгодно съездить, как когда-то нам в «стоматологические» туры в Белоруссию. А мы поехали в Финку (это касается и Эстонии) за молочкой – сыр, молоко, йогурты. И моющими средствами заодно. Причем покупались эти продукты в промышленных масштабах, в том числе в целях перепродажи. Финские дискаунтеры были страшно рады. Кроме того, в Финляндии россияне стали покупать недвижимость, в основном дачные участки – по данным на 2020 год было приобретено около 5,5 тысячи подобных объектов.

Что касается культурного обмена с финнами, то с автором на факультете журналистики СПбГУ училась финка – типичная такая, блондинка. В голодные 90-е давала нашим парням деньги на портвейн. Но, конечно, всем известен финн b>Виле Хаапасало, снявшийся в культовых «Особенностях национальной охоты» и «Особенностях национальной рыбалки». Он приехал в Петербург тоже в качестве студента, но еще и случайно попал в кино к режиссеру b>Дмитрию Рогожкину, которому для колорита лент нужен был такой горячий финский парень.

Отметим и громкую неудачу в российско-финских отношениях: не прошла памятная доска маршалу Густаву Маннергейму на здании в Петербурге, где он служил еще офицером Российской армии. Памятный знак лоббировал тогдашний министр культуры РФ Дмитрий Мединский, но некие общественники регулярно обливали его краской – ведь Маннергейм замыкал кольцо блокады Ленинграда со стороны Карелии. Но неудача с памятной табличкой лишь подчеркивала, что отношения и человеческие связи Петербурга и Финляндии особые.

Челночный вопрос

Но главное, были бизнес-связи, туризм, и шопинг. Сколько финских компаний работало в Петербурге до 2022 года, и не сосчитать. «Наша версия» подробно писала об этой конкретике, но также и о том, что челночный бизнес в определенном контрабандном виде сохранился после начала СВО. Товары оседали в Выборге, опять-таки молочка и шоколад, а потом шли дальше. А теперь всё – в ночь с 24 на 25 ноября граница между Финляндией и Россией по решению официального Хельсинки закрыта на замок. Открыт только один КПП (всего их 9) «Райа-Йоосеппи» - но только четыре часа в сутки. По сути, ни о чем для бизнеса. Тем более это не касается Ленинградской области – пограничный переход находится в Мурманской области.

Тут же автобусные перевозчики Lux Express и Ecolines объявили об отмене рейсов в Хельсинки и Лаппенранту. Официальная причина ограничения всем известна - наплыв беженцев, мигрантов из Ирака, Йемена, Сирии и Сомали. По данным погранслужбы Финляндии, за октябрь через Россию въехали 32 человека, а в первой половине ноября - 415 человек. На границе в Ленинградской области финские пограничники уже успели применить слезоточивый газ. Но мы не про политику, которая, конечно, присутствует в этой истории в полной мере. Факт, что для 78-го и 47-го регионов граница с Суоми теперь полностью на замке. Ходят слухи, что два КПП могут открыться 23 декабря, но это далеко не точно.

Сейчас мы видим агонию челночного бизнеса из Суоми. Цитируем сайт «47 ньюс», здесь краткий обзор скукоженного рынка: «Продуктовый челночный бизнес из Суоми - это десятки сайтов и страничек в социальных сетях со схожими до степени полнейшего смешения названиями: «Товары из Финляндии», «Продукты из Суоми», «Финзаказ», «Финмаркет». Тотальное педалирование темы европейского качества и стандартов по «суперценам», а также неизменные лоси в оформлении. Каталоги «финских товаров» и «финские развалы» на рынках - сокровища пещеры обуржуазившихся разбойников приграничных финских супермаркетов: лакричные конфеты, средства гигиены, товары для животных, термобельё, ликёры и, конечно, ядерная потребительская суоми-триада — «икра, сыр, фейри». (…) Собеседник 47news в «Супермаркет Суоми» ответил за всех: "Сейчас задача такая - распродать то, что есть и так, чтобы хватило перезимовать, до открытия границы. Срок же обозначен до 18 февраля. Цены на запасы выросли, но их не задирают. Понятно, что икра за 10 тысяч никому не нужна».

«Не Болгария, а Финляндия – не заграница»

По теме

Политолог Дмитрий Скрипченко рассуждает и о другом: «Конечно, нарушены теперь оказались родственные связи – точной цифры нет, но смешанных русско-финских браков в Финляндии не менее семи тысяч. Родственники теперь с обеих сторон оказались за кордоном. Бабушкам не увидеть внуков (о протестах по этому поводу россиян в Суоми можно прочитать здесь). Также туристы и шоперы обеих стран теперь не могут приезжать друг к другу, а ведь такие связи были с начала 1970-х, для Ленинграда, а потом Петербурга, не Болгария, а как раз Финляндия была не заграница. «Мотонусь-ка в Финку», - это обычная фраза для жителя Петербурга или Ленобласти накануне выходных, тем более так проще всего было обкатывать «шенген». Что касается бизнеса, то Финляндия в Петербурге была представлена, прежде всего, торговыми центрами и строительными гипермаркетами. Первое – модные и брендовые шмотки, второе – нужный для дачи инструмент, а в Ленобласти около семи миллионов дач. Да, сейчас дачный рынок Петербурга и Ленобласти сильно просел. Климат непростой и финские компании, где погода, собственно, такая же, во многом обеспечивали не только инструмент, но и готовую инфраструктуру в виде беседок, скамеек и прочего. Теперь российским бизнесменам важно грамотно занять эту нишу. Важно не задрать цены, и тогда как раз получиться полноценное импортозамещение, не на словах, а по делу. Да, сейчас можно сказать, что больше всего на данный момент в материальном смысле пострадали владельцы дач в Питере и области – а их миллионы. Молочка и шоколад – это, конечно, хорошо, но дача в нынешние времена, как и раньше – кормилица, это не отдых зачастую, а инвестиции в еду на зиму. Дача опять для наших людей – не здравница, а житница, жили богато - хватит».

А вот дачи непосредственно в Финляндии у россиян откровенно «отжимают» на государственном уровне. Юрист Сергей Егоров, два года проживавший в Стране тысячи озер, рассказывает: «Еще после событий 2014 года по СМИ Суоми прокатился ряд, на мой взгляд, ангажированных статей, в которых красной нитью шла мысль – продавать гражданам России недвижимость опасно для национальной безопасности. Якобы русские скупают дачные участки рядом с военной инфраструктурой, в любой момент там могут появиться «вежливые люди». Первыми стали разрывать договоры купли-продажи именно с россиянами, приобретшими такой объект. С юридической точки зрения, это, конечно, незаконно, однако власти Финляндии не смущаются. Просто не пускают владельцев дач, да и все. Понятно, что все идет к тому, что у россиян не останется недвижимости в Финляндии вовсе».

Товарооборот – как в 1990-е

Ничего удивительного на фоне вышеприведенных фактов в том, что товарооборот между Финляндией и Россией рухнул. По данным Росстата, в 2021 году внешнеторговый оборот России и Финляндии составил более $13 млрд. Скандинавская страна была шестым крупнейшим торговым партнером РФ в Евросоюзе после ФРГ, Нидерландов, Франции, Италии и Польши. По словам торгпреда РФ в Хельсинки Антона Логинова, в 2023-м товарооборот может уменьшиться до €4,5 млрд ($4,9 млрд). Пока же экспорт из России в Финляндию сохраняется за счет поставок удобрений, никеля, комбикормов и фармацевтической продукции.

Отметим, что Финляндия, которая в 2022 году присоединилась к санкциям в отношении России и приняла решение стать членом НАТО, серьезно пострадала от этих шагов. Так, в феврале 2023 года Хельсинская фондовая биржа объявила, что убытки компаний Финляндии от ухода с российского рынка превышают отметку в €4 млрд. Больше всего пострадали энергетическая компания Fortum, строительная YIT и производитель шин Nokian Tyres.

«Ежемесячный уровень экспорта и импорта товаров между Финляндией и Россией в 2022 году упал ниже минимумов 1990-х годов», - рассказала старший экономист BOFIT Хели Симола. Согласно представленной институтом статистике, в начале 2022 года Финляндия импортировала российских товаров на сумму свыше €1 млрд, экспорт составлял почти €380 млн. К концу года месячный импорт сократился до €150 млн, экспорт упал до €140 млн. Последний раз столь низкие показатели были отмечены в 1999 году.

Внутри Финляндии колоссально пострадали гипермаркеты и вообще магазины розничной торговли – раньше в выходные за счет россиян они делали кассу за всю неделю. Юрист Сергей Егоров рассказывает: «Знакомые финские предприниматели в шоке, они разоряются, ведь финский внутренний рынок довольно ограничен, а вот линейка товаров широка и разнообразна, нужны рынки сбыта. Так что бизнес буквально молится, чтобы отношения между странами улучшились, и ждут петербуржцев и вообще россиян как манны небесной».

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.11.2023 12:00
Комментарии 0
Наверх