Версия // Общество // Особенности жизни в режиме «контролируемой свободы», она же домашний арест

Особенности жизни в режиме «контролируемой свободы», она же домашний арест

2322

Чувствуй себя как дома

Доставка блогера к месту отбывания домашнего ареста на транспорте ФСИН. Фото - Иван Абатуров, CC BY-SA 4.0, via Wikimedia Commons
https://creativecommons.org/licenses/by-sa/4.0
В разделе

Механизм домашнего ареста, который сегодня активно используется в российской пенитенциарной системе, кажется самым гуманным. Любопытно, что «домашка», как ее еще называют, присутствовала в кодексах и царской России, и СССР, правда в советское время только до 1960 года. Кстати, многие вполне законопослушные россияне смогли прочувствовать «контролируемую свободу» во время ковидного карантина.

Отличие от подписки о невыезде

Немного об истории вопроса. Как мера пресечения домашний арест существовал в России еще со времен Устава уголовного судопроизводства 1864 года, когда состоялась глобальная судебная реформа. УПК РСФСР 1923 года тоже предусматривал домашний арест, и он, кстати, широко применялся. В УПК РСФСР 1960 года домашнее лишение свободы из кодекса было исключено. Но статья 107 УПК уже Российской Федерации вновь закрепила данную меру. Сейчас в среде ФСИН России она официально называется «контролируемой свободой».

Сущность домашнего ареста в современных условиях, а широко он стал применяться с 2012 года, и в современном законодательстве, в том, что обвиняемый (подозреваемый) ограничен в своем перемещении. Он не имеет права покидать жилище, также ему запрещается общаться с определенными лицами, да почти со всеми. В этом отличие домашнего ареста от подписки о невыезде. «Невыездной» - обычно это не слишком явный подозреваемый или важный свидетель, не имеет права лишь покидать свой населенный пункт, а вот сидеть все время как сыч дома он совершенно не обязан. Может ходить на работу, к примеру. Что важно, домашний арест применяется только по решению суда. И, что еще более важно, содержание дома засчитывается в счет времени содержания под стражей.

В сериале «Домашний арест» ошибка

Расскажем, в чем на «домашке» следственно-арестованный ограничен, а что ему разрешено. Понятно, главное – нельзя покидать жилище. Но есть исключения: можно посетить ближайший магазин и поликлинику, сходить к стоматологу, выгуливать собаку у дома. Разрешается лечение в больнице. Основные запреты – общение с любыми лицами, кроме ближайших родственников и адвоката, вход в интернет, даже в электронную почту, хотя компьютером как печатной машинкой пользоваться можно. Также о каждом звонке (в скорую помощь, МЧС, полицию, адвокату – больше нельзя звонить никому) необходимо тут же сообщать следователю или дознавателю. В популярном сериале «Домашний арест» мэра небольшого городка, подозреваемого в коррупции, отправляют сидеть до суда не в его шикарную квартиру, а в коммуналку, где он официально прописан с рождения. А там, как водится, непростые соседи, которые его, мягко говоря, недолюбливают. На этом строится фабула сюжета. Так вот, статья 107 УПК РФ, которая и раскрывает юридическую сторону домашнего ареста, гласит, в частности: «...в нахождении подозреваемого или обвиняемого в изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях». Простыми словами – следственно-арестованный на «домашке» может проживать до суда и в съемной квартире, и у родственников, не только в своей. Так что сценаристы сериала погорячились. Но кино и есть кино.

А сколько может продлиться домашний арест? Опять цитируем ст. 107: «Домашний арест избирается на срок до двух месяцев. Срок домашнего ареста исчисляется с момента вынесения судом решения об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до двух месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения этот срок может быть продлен по решению суда».

По теме

Собственно, и пребывание в СИЗО рассчитано на два месяца, но по ходатайству следователя суд может пролонгировать заключение на такой же срок. И так раз, еще раз, и много раз.

«Звездам» домашние стены помогают

За последние лет десять под домашним арестом находились минимум четыре известных личности – замминистра обороны РФ Евгения Васильева, министр экономического развития правительства РФ Алексей Улюкаев, театральный и кинорежиссер Кирилл Серебренников, актер Михаил Ефремов. К слову, их всех объединяет любовь к стихам собственного сочинения.

Адвокат Сергей Егоров подмечает: «Конечно, известные, непростые личности у нас равнее перед законом, это касается и возможности процессуально получить так называемый домашний арест. Отмечу сначала хорошее – такая форма содержания обвиняемого расширяется, сейчас на «домашке» уже около 11 тысяч человек. Еще три года назад было около 7 тысяч.

Плохое: эту форму ограничения свободы суды могли бы использовать куда шире. По-прежнему в СИЗО отправляются люди, обвиняемые по экономическим статьям, хотя президент РФ не раз говорил, что это неправильно; также надзирательные органы перебарщивают с контролем, как-то не по человечески поступают. У одного моего клиента на домашнем аресте такая ситуация: надзирающий приходит к нему порой за несколько минут до полуночи – не лечь спать, надо ждать, это нервирует. Да и делается такой прессинг, подозреваю, не случайно».

По приведенным выше, так сказать, четырем селебрити. После домашнего ареста они были признаны виновными - все. Однако Евгения Васильева, приговоренная к 5 годам лишения свободы за особо крупное мошенничество, провела в колонии всего 109 дней и вышла по УДО. Алексей Улюкаев тоже недавно освободился досрочно, после отсидки в 5,5 лет при наказании в 8 лет. Кирилл Серебренников получил три года условно, и каким-то образом сразу оказался за границей, хотя лиц с «условкой» за бугор не выпускают. Ну а Михаил Ефремов после «домашки» получил 7,5 лет колонии общего режима, и, к слову, скоро тоже может освободиться досрочно – нареканий по поведению со стороны администрации спецучреждения к нему нет.

Дело Васильевой наиболее показательно в контексте домашнего ареста, она на таком режиме провела целых 2,5 года, это общероссийский рекорд в своей сфере. Для сравнения, Ефремов всего полтора месяца. Этот срок, согласно законодательству, ей зачли в общий приговор (на «домашке» действует правило «два за один»), потом УДО, вот и получилось, что она провела в колонии только чуть больше трех месяцев. «Два за один» значит, она как будто бы провела в СИЗО 15 месяцев вместо 30 в домашних стенах, которые Евгении Николаевне действительно помогли. Тем более, журналисты и обыватели не раз встречали ее в магазинах, ювелирных, например, очень далеко от дома...

Впрочем, совсем недавно в роли Васильевой смогли почувствовать себя многие россияне, когда наступил карантин из-за ковида. Правда, у них был интернет. Кому-то понравилось сидение дома, но вот только выросло число разводов...

Браслеты

Вслед за США и Европой в России некоторое время назад появились так называемые электронные браслеты для домашних арестованных. Они выдаются в комплекте со стационарным или мобильным устройством - в зависимости от вида ограничения свободы. С помощью стационарного контролирующего устройства (СКУ), внешне напоминающего факс, за носителем браслета ведется «наблюдение». Если, например, у него есть ограничение выхода из собственной квартиры с 22:00 до 6:00. А мобильное контролирующее устройство (МКУ) (что-то вроде большого сотового телефона с кнопкой вызова SOS - своего инспектора и полиции) позволяет отслеживать передвижение человека по району. Чтоб далеко не ушел. Сам браслет, похожий по форме на наручные часы, крепится на ноге подследственного.

По теме

Правда, высокие технологии тут же вызвали высокую коррупцию, о чем «Наша версия» писала в 2017 году. Небольшая цитата из статьи для понимания: «ФСИН закупила у ФГУП ЦИТОС ФСИН России электронные браслеты по завышенной цене. Однако при осмотре продукции оказалось, что в браслетах отсутствуют электронные блоки, то есть по сути устройства не могли применяться по назначению. Вообще! Ущерб в результате этой махинации составил 1,3 миллиарда рублей». После этого скандала ФГУП ЦИТОС, созданное как раз для производства браслетов, было ликвидировано.

В последние годы «умные наручники», крепящие на ногу, заработали как надо. Вот только очень дороги. Одна штука – около полумиллиона рублей. Поэтому применяются браслеты в основном избирательно. Вот, кстати, Алексей Улюкаев носил. Потому отслеживают большинство домашних з/к по старинке участковые полиции и инспекторы надзорной инспекции ФСИН. По закону они имеют право проверить квартиру до трех раз в сутки, но обычно это делается реже.

«Домашка» для осужденных

Пока в УПК РФ домашний арест может применяться только к подозреваемым и обвиняемым. Но еще с 2016 года ФСИН активно лоббирует в Госдуме законопроект, по которому россияне смогут и наказание отбывать дома. Точнее, не совсем дома. Они будут работать, просто будут ограничены в выборе места жительства, перемещений, пребывания в определенных местах и в определенное время суток. ФСИН понять можно - в России вот уже семь лет действует институт так называемых исправительных работ для осужденных за нетяжкие преступления. К исправительным работам приговаривают за кражи, мошенничества, хулиганство, злостное уклонение от уплаты алиментов. Естественно, не всех. Только тех, у кого подобное деяние первое. Суд устанавливает общее время - от 60 до 240 часов - а потом на предприятии эти часы уже разбивают по дням. Многие администрации муниципальных образований, а также сфера ЖКХ, по понятным причинам, очень заинтересованы в более широком применении обязательных работ. Дворники, озеленители, не говоря о сантехниках или электриках, всем нужны. Ну, и, как говорил кот Матроскин, «труд, он облагораживает». Главное доказательство тому – статистика. Так, по данным Минюста РФ, после исправительных работ на второе преступление идет только 7% бывших осужденных. Тогда как общий рецидив по стране составляет 44%. Показательно. Но пока что-то сдерживает отечественных законодателей на применение «домашки» для осужденных.

Именно по фактам и цифрам, не только по мнениям, видно, что домашний арест идет на пользу пенитенциарной системе и гуманизму в целом. Человек, не являющийся злостным преступником, не подвергается колоссальному стрессу во время пребывания в СИЗО, неприятному соседству. А тюремное ведомство, в свою очередь, банально экономит на еде. Пища, это, конечно, не главное в этом большом вопросе, но все же это миллионы бюджетных рублей...

Справка

Первыми альтернативное наказание, которое контролируется электронными браслетами, применили Соединенные Штаты еще в 1982 году. В Европе самыми первыми электронный домашний арест стали применять страны Северной Европы, где пенитенциарная система весьма гуманна. В Швеции уже более двадцати лет браслеты и тотальный контроль на дому вместо тюрьмы могут выбрать те граждане, которых приговаривают к срокам до 3 месяцев. В Великобритании в 2005 году приговорили к ношению электронного браслета даже 11-летнего мальчика. Ему запретили покидать дом с 19 вечера до 7 утра. Такое наказание тинейджер получил за угон с друзьями автомобиля и попытку на скорости около 130 км/час уйти от полиции. Во ФСИН России заявили, что уже проводились исследования психологов по поводу влияния «контролируемой свободы» на подследственного. Но результаты почему-то названы информацией для внутреннего пользования.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 28.01.2024 10:25
Комментарии 0
Наверх