// // О чём договаривались в Китае Владимир Путин и Си Цзиньпин?

О чём договаривались в Китае Владимир Путин и Си Цзиньпин?

1555

Медведь и панда

Медведь и панда
Версии читателей
Проголосовало: 5 человек

Россия продолжает крен в сторону китайской государственной модели. Об этом не раз писала «Наша Версия» и это в очередной раз подтвердил второй зарубежный визит президента России в текущей каденции – в Китай. О его важности уже прожужжали все уши, но никто так и не объяснил внятно, в чём эта важность заключается. Создание общего фонда с миллиардным капиталом? Вручение Путину ордена Дружбы КНР – первому среди иностранных товарищей? Участие в саммите ШОС? А ведь визит в самом деле непростой. Что же в нём такого особенного?

За несколько дней до отъезда Путина в Москву прибыла делегация Компартии Китая во главе с Юй Хунцю, возглавляющим дисциплинарную комиссию в организационном отделе КПК. Была в Советском Союзе такая инстанция – партийный контроль. А это – её китайский аналог, ответственный за соблюдение «морального кодекса строителя коммунизма». Чтобы тот не подворовывал, взяток не брал, морально не разлагался и соблюдал партийную этику. Мы-то благополучно обо всём таком позабыли давно, а китайцы помнят. И соблюдают. А за несоблюдение – спрос. Примечательно и важно то, с кем встречались китайцы. Принимали их в президентской администрации, в управлении по вопросам госслужбы и кадров, а также в доме правительства тамошние кадровики. Пять суток многочасовых бесконечных бесед. Но зачем? Для чего?

Частично на этот вопрос ответил рупор КПК «Жэньминь жибао»: «Китайские гости рассказали о концепции председателя КНР Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху». Позвольте, но ради чего руководство АП (администрации президента) и прочие важные кадровики выслушивали подобное в течение пяти суток?! Ответ как бы напрашивается, вот только не все будут готовы признаться себе, что понимают, о чём идёт речь. Во всяком случае, те, кому за пятьдесят, понимают наверняка. Три месяца назад в Китае случилась тихая и незаметная революция – страной больше не руководит коллективный разум. Управленческое наследие Дэн Сяопина устарело и списано за ненадобностью. У Поднебесной единоличный лидер, выстраивающий под себя жёсткую иерархию. Для вящего понимания назовём её вертикалью власти. Иерархия предполагает строжайшую дисциплину и партийность. Первое – обязательное условие, второе – желательное.

Да, Китай проходит «большую чистку». Проводит её спецорган ЦК КПК – Центральная комиссия по проверке дисциплины. В 40–50-е СССР тащил на буксире в светлое завтра новый Китай. Теперь наши роли поменялись, но смысл в целом тот же. Без идеологического отдела пока что, кажется, обошлось, но дисциплину отечественных управленцев придётся серьёзно подтягивать – в соответствии с рекомендациями наших партнёров.

Но мы-то вас, уважаемые читатели, ещё год назад предупреждали: Россия отчасти вернётся в своё социалистическое вчера. Это непременное условие Китая. Креститься на лики Маркса и Ленина нас никто не обяжет, но соблюдать дисциплину по заветам Великого Кормчего – заставят. Вот увидите: вскоре то ли при партии власти, то ли в АП может появиться «дисциплинарный отдел». А вы как думали, о чём ещё договаривались во время саммита Путин и Си Цзиньпин?

По теме

Об укреплении дружбы и сотрудничества

Нынешний визит Путина в Китай – 19-й по счёту за 18 лет. Чаще, кажется, некуда. «Стратегическое партнёрство, взаимодоверие и взаимодействие» – так определяют в Пекине отношения наших стран. Упоминая при этом заметный термин «политическое взаимодоверие». Но возможны ли такие отношения у стран, идущих различным идеологическим курсом? Они у себя достраивают социализм, а мы, по сути, движемся в противоположную сторону, куда-то в направлении государственного капитализма. При этом Си Цзиньпин не случайно отметил, что отношения наших стран «находятся на новом старте». А к чему заново стартовать, если этот визит – 19-й по счёту и все предыдущие, если верить официальным коммюнике, были более чем просто успешные? Может быть, речь о тайном союзе?

О более тесном военно-политическом взаимодействии

До сих пор МИД РФ и МИД КНР вырабатывали каждый свою позицию по важнейшим вопросам международной повестки. А теперь, похоже, эти позиции будут согласовывать. Известно, что на этом настаивает Пекин, но пока не вполне понятно, как процесс согласования будет работать технически, кто будет за него отвечать и что стороны ожидают на выходе. Теснее станет и военное сотрудничество, особенно в области новейших технологий. Ими мы не имеем привычки делиться – продаём другим странам, и недёшево. А китайцы – любители скопировать что-нибудь новое и ценное, чтобы впарить затем как свою разработку. Неизвестно, каким образом будет регулироваться процесс взаимообмена новейшими технологиями и какие гарантии стороны друг другу дадут. Но, судя по настрою наших военных, это скорее полезно, чем вредно. Что ж, поглядим.

О сближении «систем управления» нашими странами

В Китае борьба с коррупцией идёт на самом высоком уровне: за решётку отправляют самых высоких начальников, и не в единичном порядке, как невезучего Улюкаева, а помногу и регулярно. И от партнёров Пекин ждёт аналогичных действий. Проясняется понемногу, для чего добавляют полномочий Алексею Кудрину, а его Счётной палате – новых возможностей.

Не исключено, что СП станет тем самым инструментом государственного контроля за ответственным поведением тех, кто облечён доверием власти. Крайне любопытно, с какими предложениями к Москве выступят по итогам поездки китайские товарищи, что же предложат такого, что поможет укоротить взяточничество, местничество и кумовство? Так или иначе, обновления нам только на пользу. Или – нет?

Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх