// // Не взорвёт ли себя Россия, бомбя Сирию?

Не взорвёт ли себя Россия, бомбя Сирию?

2863

Джихад на дому

2
В разделе

Помогая сирийским шиитам сохранить власть, наши военные лётчики бомбят позиции суннитских «повстанцев». А ведь девять из десяти российских мусульман, как правило, тоже сунниты. Не ровён час, придёт им на ум, что там, на Ближнем Востоке, наши военные бьют их единоверцев. И что тогда? Не возникнет ли недопонимание между властями нашей страны и россиянами, исповедующими ислам, – вот так, практически на пустом месте? И не обернётся ли это недопонимание новой войной в России, под стать двум чеченским кампаниям?

Вот скажите, кто тянул за язык главу Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата Всеволода Чаплина, объявившего военную операцию ВКС РФ в Сирии «священной борьбой»? А ведь Чаплин, говоря о «борьбе с терроризмом за справедливый мир», употребил именно это словосочетание – «священная борьба». Магометане называют то же самое одним словом – «джихад». Вот так, походя, ведущий спикер Русской православной церкви фактически объявил джихад противникам шиитского (точнее, алавитского, хотя и не суть) президента Сирии Башара Асада? Суннитам. Которых в нашей стране без малого 2,5 млн человек. А шиитов у нас 300 тысяч. Может, в Сирии мы вообще не тех поддерживаем?

Суннит Кадыров готов воевать вместе с шиитами Сирии против суннитов-«повстанцев»

Теперь, что бы там ни заявляли российские официальные лица, мы первыми это артикулировали – джихад. Спасибо вам, Всеволод Чаплин, за ясность. Напрасно сирийские христианские иерархи пытаются теперь замять на пустом месте возникший скандал. Епископ сирийской христианской церкви Ильяс Тума, оппонируя Чаплину, воскликнул: «Не может быть в христианстве никакой священной войны!». А священник Испиридон Танус и вовсе посетовал, что «Россия играет с огнём». Однако опасные слова уже успели услышать. «Джейш аль-Ислам» («Армия ислама»), одна из сирийских группировок суннитского толка, выступающая против Асада и получающая финансирование из Эр-Рияда, в ответ на днях объявила войну Российской Федерации. Ту самую «священную войну», джихад. Последняя новость – «повстанцы»-сунниты провозгласили создание международного антишиитского фронта против России. Их уже поддержали участники запрещённой в РФ «Ахрар аш-Шам» – второй по численности группировки боевиков после одиозной «Свободной сирийской армии». Что же теперь, ждать, когда отблеск кровавого джихада полыхнёт где-то в российской глубинке? Или – в Москве? Согласитесь, логично: мы им объявили войну, они – нам. А о двух с половиной миллионах российских суннитов как-то и не подумалось.

По теме

Вообще-то не факт, что российские сунниты вот так, по свистку, пойдут на поводу у своих ближневосточных единоверцев и поддержат их идею джихада в России. Дело в том, что у суннитов, как, впрочем, и у шиитов, во взаимоотношениях всё очень сложно. Чеченский лидер Рамзан Кадыров – суннит, исповедующий суфийский ислам, – называет единоверцев-ваххабитов шайтанами (более обидного для чеченца ругательства сложно представить). При этом Кадыров просит президента Владимира Путина отправить его в Сирию на войну – мол, уж мы-то выбьем оттуда экстремистскую и запрещённую в России ИГ! Выходит, чеченский лидер-суннит готов воевать рука об руку с шиитами, дабы разгромить таких же, как он сам, единоверцев суннитов, – во славу России? А как же тогда его дружба с Саудовской королевской фамилией? Ведь кадыровцам придётся в Сирии «бить шайтанов», которых обильно финансирует именно Саудовская Аравия. Как замысловато всё переплелось, не находите?

Шииты Москвы предпочитают молиться в суннитской мечети

Самое любопытное, что несколько лет назад российские сунниты уже чуть было не передрались с шиитами. В 2009 году в Москве состоялся учредительный съезд Консультативного совета мусульман СНГ, на котором главой альянса мусульман-традиционалистов кворум избрал Гаджи Аллахшукюра Гуммет оглы Пашазаде. Азербайджанца, или, если выражаться точнее, талыша – есть такой ирано-язычный малый народ. Избрание главы Управления мусульман Кавказа Аллахшукюра Пашазаде одобрил тогдашний президент России Дмитрий Медведев, а вот Совет муфтиев России в лице своего председателя Равиля Гайнутдина – наоборот. И мало того что не одобрил – с подачи суннита Гайнутдина тогда разразился настоящий скандал. Шутка ли, кого избрали на высокий пост – шиита! В чём только не упрекнул Аллахшукюра Совет муфтиев: и в том, что он готовит «шиитский реванш» в России при помощи Православной церкви (Пашазаде действительно поддерживает подчёркнуто тёплые отношения с РПЦ МП), и даже в том, что тот подкармливает финансами чеченских боевиков.

В долгу Управление мусульман Кавказа не осталось, огульно обвинив Совет муфтиев в попытке срыва Межрелигиозного саммита в Баку и в разжигании религиозной розни между суннитами и шиитами. В итоге единоверцы всё же замирились, обвинив в накаливании ситуации некие «западные спецслужбы», но осадочек ощущается до сих пор.

Вы, например, знаете, что московские шииты (кроме азербайджанцев) предпочитают молиться в суннитской Соборной мечети, а не в шиитской мечети в Отрадном? Странно, правда? Вот как объясняет сей, казалось бы, необъяснимый феномен, иракский богослов шейх Мухаммад Али Мосули, возглавляющий российское представительство одного из шиитских духовных центров мирового уровня: «Что касается Отрадного, то, насколько мне известно, у этой мечети имеется политическая репутация. Мечеть была построена при поддержке бывшего президента Азербайджана Аяза Муталибова. Мы же считаем, что мечеть предназначена для поклонения, она не имеет отношения к политике. Поэтому мы предпочитаем Соборную мечеть на Проспекте мира».

В переводе с дипломатического восточного это может звучать примерно так: мечеть построили азербайджанцы, а мы их недолюбливаем. Хотя они и шииты, как мы. Точно так же и с иранским культурным центром, в котором тоже функционирует шиитская мечеть: далеко не все шииты готовы там молиться. Уж лучше с суннитами в Соборной: там им разрешено проводить намазы по своему шиитскому обычаю. По пятницам, раз в неделю.

Религиозные разногласия в сирийском конфликте на втором месте

Так что едва ли нам следует ожидать непременного ответного удара суннитов по России – «в ответку» за наши бомбёжки сирийских «повстанцев». Суннит сунниту далеко не всегда товарищ и брат. Тем паче что нынешняя война в Сирии – отнюдь не религиозная, и джихад в данном случае как бы и неуместен. Вот, например, как ситуация выглядит из Дамаска – со слов главы Центра стратегических исследований Дамасского университета политолога Талеба Ибрагима. По его мнению, никакой межконфессиональной подоплёки в сирийском вооружённом противостоянии нет. Это не борьба «суннитского большинства» с «шиитским меньшинством». Сирия – светская страна со светской идеологией. А Москва поддерживает в конфликте не шиитов или алавитов, христиан или суннитов, а сирийское общество. Порядка двух третей военнослужащих сирийской армии, защищающих алавита Асада, – сунниты, как, впрочем, и министр обороны Сирии.

По теме

Другое дело, что Запад выставляет нынешнее противостояние именно как войну суннитов с шиитами-алавитами. Совершенно закрывая глаза на тот факт, что порядка 90% террористов запрещённой в РФ ИГ принадлежат к суннитской общине, как и 90% их жертв также представляют суннитскую ветвь ислама. Само суннитское общество по живому разделено надвое навязанным извне противостоянием – на суфиев, поддерживающих президента Асада, и радикалов ваххабитского толка, которых традиционно поддерживает Саудовская Аравия, строящая на идеях ваххабизма свою государственную политику. И едва ли сунниты при этом ставят задачу перебить друг друга. Помнится, в 80-х годах в ирако-иранской войне точно так же молотили друг дружку шииты – и это не было войной двух конфессий. Воевали два государства, светское и исламское. Вот и сейчас светская Сирия воюет с террористическим «Исламским государством». История повторяется. Но как происходящее может отразиться на внутренней ситуации в нашей стране?

Нас ждёт повторение двух чеченских кампаний?

Печально, но кампания в Сирии на самом деле может икнуться России. Мы это уже переживали – во время двух чеченских кампаний и позже, вплоть до недавнего времени, до взрывов в Волгограде. Да, наши спецслужбы приобрели опыт, и, возможно, на сей раз обойдётся без Дубровки с Бесланом. Но взрывы в метро, на вокзалах, в аэропортах и прочих местах большого скопления людей, судя по всему, исключать не следует. Террористы, озлоб­ленные поражениями на Ближнем Востоке, попытаются отыграться на нас, победителях.

Воюя сегодня против террористов в Сирии, Россия предотвращает войну на своей территории – так нам объясняют военные. При этом они отчего-то не распространяются о другом. По оценке Талеба Ибрагима, в рядах запрещённой в РФ ИГ и «сирийских повстанцев», финансируемых Турцией, Катаром и Саудовской Аравией, сегодня воюет порядка 3 тыс. выходцев из бывших советских республик. Даже министр обороны ИГ – уроженец Чечни Ислам Атабиев (Абу Джихад). А два года назад посол Сирии в России Рияд Хаддад заявил о том, что в рядах экстремистского ИГ воюют порядка 1700 выходцев из Чечни, а всего россиян – более 5 тысяч. Истина где-то рядом, несколько тысяч россиян сражаются в Сирии на стороне террористов, не больше, но и не меньше. Известно, что чуть более 500 боевиков с российскими паспортами погибли в боях только за последние полтора года. Ещё 52 террориста с пропиской в Северо-Кавказском федеральном округе были задержаны при попытке вернуться в Россию – против них возбуждены уголовные дела за участие в незаконных вооружённых формированиях. Примерно столько же исламистов было осуждено в Татарстане и Башкирии. А скольких спецслужбы не смогли задержать? Потому вывод напрашивается сам собой: не следует заблуждаться относительно масштабов угрозы. Угроза наличествует, и она вполне реальна. Достаточно нескольких десятков боевиков, прошедших войну, чтобы мирные россияне почувствовали себя максимально некомфортно – как тогда, в нулевых, с их Бесланом и Дубровкой.

Мы демонстрируем миру, как лихо наши крылатые ракеты долетают до Сирии с Каспия. А нам в ответ могут продемонстрировать, как не менее лихо боевики, познавшие вкус человеческой крови, проникают в Россию из Турции через Крым. Эти морские маршруты за последние 20 лет турки с крымскими татарами, видимо, так хорошо отладили, что едва ли нашим пограничникам повезёт задержать всех без исключения возвращающихся из Сирии соотечественников. В Поволжье и на Северном Кавказе (а поговаривают, что даже на Урале и в Западной Сибири) у мусульманских экстремистов имеются базы – «Наша Версия» не раз об этом сообщала своим читателям. В общем, поводы для беспокойства имеются – особенно на фоне сообщения Reuters о том, что уже более полусотни духовных деятелей Саудовской Аравии призвали к поддержке джихада против России, Ирана и законных сирийских властей. Муллы при этом сравнили военную операцию нашей страны в Сирии с вторжением войск СССР в Афганистан. Так что война началась.

Кстати

Во время афганских событий 1979–1989 годов часть мусульманских имамов точно так же, как сегодня в Саудовской Аравии, объявили джихад СССР. Крупных терактов это не повлекло, но некоторые неприятности советские правоохранители ощутили. В апреле 1980 года школьник-десятиклассник во время авиаперелёта из Батуми в Сухуми передал экипажу записку с требованием приземлиться в Турции – подросток хотел оттуда бежать в Афганистан, чтобы воевать с неверными. Самолёт вернули в Батуми, школьника задержали. В августе того же года в Киргизии в посёлке Чолпон-Ата был убит председатель Совмина Киргизии Ибрагимов. Его убийцу по фамилии Смагин нашли через несколько месяцев в железнодорожном вагоне повешенным на милицейском форменном шарфе. Британское издание Morning Star сообщило о том, что у Смагина были «политические мотивы» – он, будучи мусульманином, таким образом протестовал против «развязанной СССР афганской войны».

В ноябре 1982 года некий мусульманин, противник войны в Афганистане, угнал пассажирский самолёт, выполнявший рейс из Новороссийска в Одессу, и потребовал доставить его в Турцию, чтобы он оттуда смог добраться в Афганистан. Самолёт посадили в турецком Синопе, но добровольцу не удалось добраться до Афганистана – турецкие власти посадили его в тюрьму на восемь лет.

В сентябре 1986 года группа российских военно­служащих из Башкирии решила рвануть на самолёте в Пакистан, чтобы принять участие в джихаде. Они захватили Ту-134, убили двух пассажиров лайнера и нескольких милиционеров. Спецслужбы предприняли штурм – одного джихадиста убили, одного судили и расстреляли по приговору суда, а двоим их подельникам удалось скрыться.

Были и другие инциденты, связанные с попытками советских мусульман добраться до Афганистана и там повоевать против своих соотечественников, но в каждом известном нам случае добровольцев или задерживали, или ликвидировали при пересечении ими границы. Крупных терактов в СССР, связанных с афганской войной, официально зарегистрировано не было.

Опубликовано:
Отредактировано: 14.10.2015 17:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх