// // Насколько прижились в России эндаументы и что делать государству для их развития?

Насколько прижились в России эндаументы и что делать государству для их развития?

2435

Умная благотворительность

В разделе
Сестры милосердия удивили

Всё больше российских НКО, вузов и школ интересуются практикой создания целевого капитала. Их представители встретятся в начале апреля в Москве на международном форуме «Эндаументы 2018», который организуют Благотворительный фонд Владимира Потанина и Московская школа управления «Сколково». Накануне этого события мы побеседовали с руководителем фонда Оксаной Орачевой о состоянии и перспективах целевого капитала в нашей стране.

- Оксана, многие слышали про эндаументы крупных западных университетов и благотворительных фондов. Насколько такой способ финансирования проектов развит в России?

– С формальной точки зрения первые эндаументы появились у нас в начале 2007 года. Незадолго до этого был принят закон о фондах целевого капитала, который дал возможность их регистрировать. Но на самом деле в постсоветское время многие НКО размещали деньги на банковских депозитах, чтобы получать дополнительный доход и за счёт него оказывать поддержку людям. В конце 2006 года закон создал для них необходимую правовую среду.

– Сколько всего эндаументов сейчас в нашей стране?

– К концу 2017 года в России работали порядка 200 организаций с целевым капиталом, три четверти из них – специализированные фонды. Возможно, это небольшая цифра, чтобы говорить о создании целой отрасли, тем более что суммарные активы таких организаций невелики. Но постепенно ситуация меняется в лучшую сторону, ведь в отличие от разового сбора пожертвований эндаументы позволяют финансировать долгосрочные проекты. Свои фонды создают крупные общественные организации, целевые капиталы становятся частью жизни вузов, и это серьёзно меняет нашу систему высшего образования. Всё чаще к созданию эндаументов присматриваются школы и учреждения культуры.

– В каких ещё сферах возможно создание эндаументов?

– Эти сферы закреплены в законе. Помимо образования, науки, культуры, искусства и социальной помощи целевой капитал можно создавать для проектов в сфере здравоохранения, спорта, правового просвещения граждан и архивного дела. Если говорить просто, это те сферы, в которых, с одной стороны, не хватает государственных денег, с другой стороны, в них проблематично проводить массовый сбор пожертвований. Так, доходы от целевого капитала позволяют поддерживать Сибирский ботанический сад Томского госуниверситета и Музей истории Пермского госуниверситета. Благодаря эндаументу фонд «Вера» может помогать хосписам.

– Какова роль государства в развитии целевого капитала – оно помогает, мешает или просто не замечает?

– Главное, что требовалось от государства, – принять закон о целевом капитале. Кстати, сам текст этого документа – во многом заслуга учредителя нашего фонда Владимира Потанина и комиссии по развитию благотворительности, которую он в тот момент возглавлял в Общественной палате РФ. Государство во всей этой истории пока выступает в роли регулятора, хотя в будущем могло бы стать активным проводником эндаумента.

– Вы имеете в виду налоговые стимулы для жертвователей и НКО?

– Доход НКО от целевых капиталов уже сейчас не облагается налогом на прибыль. Жертвователи из числа физических лиц могут получить налоговый вычет. Для организаций такой возможности нет, но это не главная проблема. В России расцвет благотворительности пришёлся на период, когда льгот не было. Жертвовали именно те, кто хотел это сделать. Государство могло бы способствовать развитию эндаумента другими средствами, в мировой практике есть достойные примеры совместной работы правительства и благотворителей.

По теме

– Какие?

– Один из самых ярких примеров – сотрудничество министерства культуры, СМИ и спорта Великобритании и благотворительного фонда Heritage Lottery Fund, сформировавшего свой капитал благодаря лотереям. Программа стартовала в 2012 году и позволила расширить источники финансирования учреждений культуры и привлечь в эту сферу частные средства. На каждый фунт стерлингов, привлечённый в программу из внешних источников, фонд выделял фунт со своей стороны. Результаты не заставили себя долго ждать: десятки учреждений культуры начали создавать и развивать свои целевые капиталы.

– Пример Великобритании вряд ли можно считать показательным. Как быть, если в стране нет столько свободных денег?

– В качестве ответа приведу ещё пару хороших примеров. В 60–70-е годы западные правительства простили долги развивающимся странам. На Филиппинах средства от реструктуризации государственного долга пошли на создание эндаумента фонда защиты окружающей среды. Во Франции государство, чтобы простимулировать целевой капитал, просто сняло требование о минимуме средств, необходимых для регистрации эндаумент-фонда. Поддерживать развитие целевых капиталов надо, и сделать это можно не только через налоговые льготы. Об этом, кстати, мы тоже будем говорить на форуме «Эндаументы 2018», который состоится в Москве 6 апреля.

СПРАВКА

Эндаумент (англ. Endowment) – капитал, который формируется за счёт пожертвований денег или имущества. Сам по себе такой капитал не может быть израсходован на помощь нуждающимся или научные исследования. НКО передают его в довери-

тельное управление с целью получения дохода, за счёт которого в дальнейшем и финансируются долгосрочные образовательные и благотворительные проекты. Деньги могут быть потрачены лишь на цели, которые обозначены при формировании целевого капитала. Именно по такому принципу больше 100 лет финансируется Нобелевская премия.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.03.2018 19:53
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх