// // На штрафах поднимается компания жены министра связи Никифорова «Автодория»?

На штрафах поднимается компания жены министра связи Никифорова «Автодория»?

4453

Штрафодор

2
В разделе

Камеры видеофиксации нарушений на дорогах начали массово устанавливать примерно пять лет назад. В этом была своя логика: сотрудник ГИБДД больше не должен был догонять нарушителя, составлять протокол, да и обвинения представителей этой службы в мздоимстве автоматически снимались. Однако на самом деле с появлением видеокамер бизнес на сборе штрафов просто поменял формат. Он перешёл к частным структурам и вышел при этом на более высокий уровень. Бизнес этот имеет мало чего общего с обеспечением безопасности дорожного движения.

Один из первых проколов с видеокамерами произошёл в сентябре 2009 года в Казани. В этом городе водителю автомобиля ВАЗ пришла по почте фотография его машины, на которой было указано, что он разогнался до скорости 277 километров в час. Автомобиль при этом находился в пробке.

А в 2014 году разразился настоящий скандал: автовладельцы Краснодара направили десятки жалоб на работу стационарных комплексов автоматической фиксации административных правонарушений на дорогах. Граждане жаловались, что камеры некорректно работают: автовладельцы были многократно оштрафованы за превышение скорости, при этом некоторые из них получили сразу несколько уведомлений о нарушениях, совершённых в течение одной минуты. Некоторым приходило по 40–70 штрафных квитанций. Генеральная прокуратура возбудила в этой связи несколько уголовных дел, выявив недостатки в эксплуатации систем автоматической фиксации нарушений ПДД.

Сбор штрафов при помощи камер видеофиксации давно превратился в доходный бизнес. Коммерческие войны, которые происходят на этом поле, периодически доходят до Федеральной антимонопольной службы. Так, в начале сентября ФАС была вынуждена проверить законность тендера, который проводили в одном из регионов в рамках расширения сети дорожных камер. К участию в тендере была допущена только одна компания, и конкуренты пожаловались в ФАС. Противоречащих закону нарушений там не нашли. Для меня интерес в этом случае представляют не споры между участниками тендера, а условия привлечения инвестиций для установки камер: концессионер будет получать фиксированную сумму за каждое постановление о нарушении ПДД в размере 233 рублей независимо от размера штрафа.

Эксперты давно обращают внимание на то, что система видеонаблюдения ориентирована прежде всего на получение прибыли. Для того чтобы преуспеть в бизнесе на штрафах, придумывают парадоксальные схемы. Не так давно на дорогах России появилась система «Автодория», которая собирает с водителей штрафы в автоматическом режиме. Этот комплекс отличается от уже знакомых водителям камер тем, что с помощью двух радаров измеряет среднюю скорость машины на определённом участке в диапазоне от 500 метров до 10 километров. Если она окажется выше разрешённой, водителю выпишут постановление об административном нарушении. То есть вычисляется некое среднее арифметическое. По-моему, это предполагает больше ловушек по сравнению с другими аналогичными системами.

По теме

Компания «Автодория» в качестве стартап-проекта была запущена в 2011 году на базе казанского IT-парка. Она предлагала первую в России систему подобного рода. Главная претензия водителей к «Автодории» заключается в том, что она не может указать конкретное место правонарушения. Водитель, который получает штраф от этой системы, фотографируется не в момент превышения скорости, его правонарушение высчитывается арифметически. Вот как комментирует это адвокат Любовь Гончарова: «Нарушение правил дорожного движения – это административное правонарушение, наказание за которое регулируется законодательством Российской Федерации. Бизнес-структура, какой бы совершенной она ни была, по закону не имеет права выставлять за него штраф. К тому же согласно КоАП правонарушение должно быть привязано к конкретному месту и времени. Без этого оно не может считаться таковым».

Больше штрафов – больше доходов

Система «Автодория» процветает и на сегодня в различной форме действует уже в 17 регионах России. Как сообщил директор «Автодории» Антон Куховаренко, власти Татарстана в 2013 и 2014 годах заключили с этой фирмой договоры более чем на 95 млн рублей. Каким образом зарабатывает «Автодория» – путём ли получения процента со штрафов или посредством фиксированных отчислений из бюджета республики, – тайна, покрытая мраком. Редакция направила в компанию письменный запрос. «Автодория» ничего конкретного нам не ответила, отослав к уже размещённому на их сайте пояснению. Оно гласит: «Все штрафы, которые платят нарушители правил дорожного движения, поступают в бюджеты субъектов Российской Федерации. Ни один из действующих государственных контрактов нашей компании не включает никаких иных видов выплат, кроме платы за использование самих приборов, которые никак не зависят от объёма зафиксированных правонарушений». Из этой формулировки можно сделать вывод, что вложенные компанией деньги как минимум возвращаются в «Автодорию» в виде платы за аренду их оборудования. Ни упомянутых контрактов, ни каких-либо подтверждающих документов в ответ на наш запрос компания не представила. Любопытно заметить, что пресс-служба «Автодории» не опровергла причастность жены министра связи Николая Никифорова к коммерческой системе, высчитывающей штрафы.

Я попросила прокомментировать схему «Автодории» генерал-лейтенанта полиции Александра Михайлова. Вот что он рассказал «Нашей Версии»: «С каких пор мы должны устанавливать парт­нёрские отношения с бизнесом? И с каких пор бизнес стал субъектом права? Более того, уже сегодня мы понимаем, что в ряде случаев искусственно создаются условия для нарушений. При этом тревожит другое: когда создавалась ГИБДД – структура безопасности дорожного движения, – с её помощью планировали снижать аварийность на дорогах, а не выкачивать деньги путём штрафов. Увы, сегодня коммерсанты почуяли запах денег и, используя любые возможности, пытаются влиять на власть в своих интересах. Было бы интересно изучить степень участия этих фирм в финансировании избирательных кампаний в регионах, где они работают».

Семейный бизнес

У ООО «Автодория» непростая карма. Система эта начиналась как стартап-проект в Татарстане. С апреля 2012 года хозяйкой казанской венчурной IT-компании «Стартобаза», в недрах которой выросла «Автодория», является Светлана Никифорова – очаровательная 32-летняя шатенка модельной внешности. Светлана выросла в Альметьевске, окончила юридический факультет Университета управления в Казани, работала заместителем директора альметьевского завода «Электрощит», возглавляла департамент развития компании Synergo, построившей IT-парк в Казани. Но знаменита Светлана Никифорова не этим. Она – супруга нынешнего министра связи и массовых коммуникаций Николая Никифорова.

Как известно, её будущий муж стал министром информатизации и связи Республики Татарстан в апреле 2010 года. Через месяц, в мае, Мин­информсвязи создало казанский IT-парк. В составе соучредителей парка числилась и компания «Татавант». Сотрудница «Татаванта» Светлана Никифорова получила, как вы правильно догадались, должность руководителя IT-парка. Именно здесь, в технопарке, и появилось ООО «Автодория». Первые крупные заказы «Автодории» совпали с назначением Николая Никифорова министром связи Татарстана. В мае 2012 года 30-летний Никифоров становится федеральным министром. Это произошло после того, как он внедрил систему «Электронное правительство» во все правительственные структуры. Одновременно с повышением Никифорова «Автодория» вышла на федеральный уровень, увеличив число своих филиалов в городах России.

По теме

Видеорегистраторы на дорогах – не единственная сфера деятельности «Автодории». Как следует из перечня услуг, указанных на сайте этой компании, в сфере её деятельности также значатся «розыск транспортных средств по точному или частичному совпадению госномера транспортного средства, локализация поиска, учитывая местонахождение устройств фиксации транспортного средства, прогнозирование маршрута движения разыскиваемого транспортного средства». «Это вообще нонсенс, – считает генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов. – С какой стати некая бизнес-структура выполняет оперативно-разыскные мероприятия, которыми должны заниматься правоохранительные органы? У этой «Автодории» нет групп оперативного реагирования, так называемых летучих групп. А если в эту структуру обратится, к примеру, киллер и за деньги попросит отследить маршрут транспортного средства?»

Судя по всему, вопросы к «Автодории» возникли у многих. Так, недавно в Подмосковье прекратили работу 49 комплексов фиксации нарушений ПДД этой системы. Как сообщил директор ООО «Автодория» Антон Куховаренко, причиной непродления контракта с подмосковными властями могла стать позиция областной ГИБДД.

Живи по средствам!

Автоматические камеры видеофиксации устанавливались до последнего времени на деньги региональных бюджетов или в рамках программы по повышению безопасности дорожного движения. В 2013–2020 годах на это было выделено около 1,2 млрд рублей из федерального бюджета. «Автодория» также получила бюджетные средства на развитие. «У регионов собственных денег на камеры не хватает», – признаёт зампред комитета Госдумы по транспорту Сергей Тен. Именно поэтому год назад у депутатов возникла идея использовать концессию для развития фотовидео-

фиксации. Однако принять такой закон до сих пор не удаётся: у него много противников. «Само понятие «концессия», когда речь идёт об исполнении наказания в рамках административного правонарушения, на мой взгляд, неприемлемо», – считает генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов.

Тем временем региональные власти находят лазейки. В одном из регионов в соглашениях с партнёрами – поставщиками камер видеофиксации прописали такие условия: выписанные с помощью камер штрафы пойдут в бюджет, а уже оттуда деньги поступят в компанию. Всё остальное – коммерческая тайна. В Башкирии госкомитет по транспорту и дорожному хозяйству предлагает компаниям установить за 2,5 млрд рублей 600–800 камер и обслуживать их в течение девяти лет, получая за это комиссию с собранных штрафов (её размер пока не установлен). В Волгоградской области схема такова: инвестор получает не фиксированную сумму, а 10% от суммы перечисленных в бюджет штрафов.

Генерал-лейтенант полиции Александр Михайлов предлагает альтернативную схему: «Нет денег в региональном бюджете – живи по средствам. Не можешь платить за услуги, в том числе за установку камер, ищи иные формы наведения порядка на дороге. Например, ГИБДД устанавливает на трассах картонные муляжи своих машин. Водитель издалека принимает их за милицейские и сбавляет скорость. Разве штрафы – единственная форма работы с гражданами? МВД – не карательная структура. Главное – создать условия для исключения нарушений и отнюдь не сделать самоцелью наказание, которое является крайней мерой».

…Пока эксперты спорят с коммерсантами, с безопасностью на дорогах России лучше не становится.

Справка

По данным Центра безопасности дорожного движения Московской области, за восемь месяцев этого года водителям было выписано 2,1 млн постановлений по данным с камер. При тарифе 233 рубля концессионер получил бы за год около 733 млн рублей, а за 12 лет – 8,7 млрд рублей.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.10.2015 15:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх