// // На каждые 90 россиян приходится по одному чиновнику

На каждые 90 россиян приходится по одному чиновнику

2669

Армия бюрократов

2
В разделе

«Чудище обло, озорно, стозевно и лаяй» – так в конце XVIII века описывал российскую государственную машину Александр Радищев в своём «Путешествии из Петербурга в Москву». За два с половиной века многое изменилось, но все попытки умерить количество и аппетиты чиновников по-прежнему успешно отбиваются отечественной бюрократией. Как современное российское государство пытается одержать верх в этой борьбе с самим собой, изучала «Наша Версия».

Население Орловской области – самого маленького региона России – составляло на середину прошлого года 759 143 человека. При этом в регионе, по данным Росстата, насчитывалось 13 988 госслужащих. Это представители федеральных ведомств, региональных и муниципальных властей. Нетрудно подсчитать, что на одного чиновника приходится 55 «обычных» жителей, включая грудных младенцев. Много это или мало? Давайте сравним: в 2000 году «государевых людей» на Орловщине было 8652 человека. Получается, за более чем полтора десятка лет число управленцев всех уровней выросло почти в 1,6 раза. А вот население, напротив, сократилось более чем на 70 тыс. человек.

В среднем на 90 россиян сегодня приходится один чиновник. При этом в «забюрократизированном» СССР на одного госслужащего в 1985 году приходилось 132 человека. О планах сократить число чиновников не раз заявлялось на самом верху. Дмитрий Медведев в 2010 году, будучи президентом, поручил сократить чиновничий аппарат в стране на 20% к 2014 году. Однако он в итоге только вырос.

Цифровизация и оптимизация

Бывший министр финансов Алексей Кудрин, который намерен возглавить Счётную палату вместо уходящей на работу в правительство Татьяны Голиковой, в прошлом году выдвинул идею сокращения госаппарата за счёт цифровизации управленческих процессов. Проще говоря, чиновников должны заменить компьютеры. Возглавляемый Кудриным Центр стратегических разработок выпустил доклад, в котором предлагалось повысить уровень цифровизации процессов в сфере госуправления с нынешних 5–10 до 50%. Это, по мысли разработчиков, позволило бы снизить общее количество госслужащих в стране на 30%. Что ж, можно только умилиться благолепию идей Кудрина, согласно которым чиновники покорно соберут вещи и освободят места для машин. Так и вспоминается не утративший актуальности монолог Райкина: «И это чего ж, машина безмозглая будет решать, кому дать, а кому не дать?»

Тем временем сокращение гос­аппарата, казалось бы, является назревшим решением. Только недавно Владимир Путин подписал указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», предполагающий увеличение государственных инвестиций в образование, здравоохранение и инфраструктуру. На его реализацию придётся найти 8 трлн рублей. Почему бы ради экономии бюджетных средств не сократить количество чиновников? Вот только само новое правительство, наоборот, «распухло»: вместо 9 вице-премьеров теперь будет 10, вместо 21 министерства – 22. Интересно проследить логику: количество министерств увеличилось за счёт разделения Минобрнауки на Министерство просвещения и Министерство науки и высшего образования. Каждому из них понадобится свой аппарат с помощниками, секретарями и т.д., что в итоге приведёт к очередному раздуванию штатного расписания. Правда, одновременно ликвидируется Федеральное агентство научных организаций (ФАНО), отвечавшее за управление собственностью РАН и подведомственных ей институтов. Но не стоит обольщаться – все функции ФАНО переданы Министерству высшего образования и науки, а значит, и чиновники найдут себе применение, не покидая своих кресел.

По теме

Умножаем на шесть

Ещё в 2010 году Дмитрий Медведев в свою бытность президентом философски заметил: «Сокращаешь, проходит полгода – опять та же самая штатная численность. Даже в этом плане сокращения необходимы, для того чтобы просто численность не росла сверх меры».

Владимир Путин также боролся с разрастанием госаппарата. В 2015 году своим указом он сократил на 10% численность практически всех федеральных ведомств, включая собственную администрацию. Правда, для того чтобы оценить сокращения в «натуральном» выражении, хорошо бы знать изначальную численность чиновников, а тут со счёта сбиваются не только эксперты, но и Росстат. Официальные данные – 1,107 млн человек, но, по словам экспертов, эту цифру можно смело умножать на шесть. Ведь каждый регион устанавливает для своих ведомств собственное штатное расписание, как в уже упомянутой Орловской области. А ещё есть масса ведомств, маскирующихся под компании «с частично государственным участием», все сотрудники которых на самом деле получают зарплату из бюджета. Особняком стоит Центробанк. Его председатель Эльвира Набиуллина регулярно говорит о намерениях сократить штаты своего учреждения, но в официальном отчёте ЦБ за прошлый год можно прочесть, что «в ходе проведения организационно-штатных изменений численность работников Банка России в 2017 году увеличилась на 0,9 тыс. единиц и составила 55,6 тыс. единиц». То есть для надзора за 500 оставшимися в стране банками нужно более 55 тыс. сотрудников? Как же в таком случае работает Федеральная резервная система США, где 17 тыс. человек осуществляют надзор за банками, обеспечивающими 25% всей мировой экономики? О Банке Англии, в котором работают жалкие 1,8 тыс. сотрудников, и говорить смешно.

А чего стоят институты полномочных представителей президента и сити-менеджеров, которые, по сути, дублируют функции областных и городских администраций? Эти структуры госаппарата создавались ради идеи укрепления властной вертикали. То есть их роль была скорее политическая, нежели прикладная. Однако сейчас эти институты явно отслужили своё. Тем не менее расформировывать аппараты полпредов и сити-менеджеров никто не собирается.

Вопреки президентскому примеру

Поскольку цель предполагаемого сокращения армии чиновников – экономия бюджетных средств, имеет смысл посмотреть, во сколько обходится россиянам содержание отечественной бюрократии. В прошлом году статья федерального бюджета «Общегосударственные расходы» предусматривала выделение 1,2 трлн рублей на содержание госаппарата всех уровней, включая зарплаты. При этом средняя зарплата российского чиновника в прошлом году составила чуть больше 118 тыс. рублей. Начиная с 2015 года Владимир Путин своим указом снизил на 10% зарплаты себе и некоторым федеральным чиновникам. Правда, это не помешало министру финансов Антону Силуанову получать в прошлом году 1,7 млн рублей в месяц. Формально всё законно: ведомствам, имеющим незаполненные вакансии, разрешается перераспределять зарплатный фонд, чтобы осуществлять дополнительные выплаты имеющимся работникам. Пока президент урезает зарплату себе, зарплаты обычных чиновников, напротив, растут. В 2016 году, когда Дмитрий Медведев во время визита в Крым произнёс своё знаменитое «денег нет, но вы держитесь», зарплаты госслужащих увеличились на 11,5%. В прошлом году темпы роста благосостояния «государевых людей» составили 2,7%. А в нынешнем году статья федерального бюджета «Общегосударственные расходы» предусматривает рост зарплат чиновников ещё на 4%. В то же самое время, по данным Росстата, доходы простых россиян демонстрируют обратную тенденцию: с 2014 по 2017 год они снизились на 11,2%. А средняя зарплата в прошлом году составила 36,7 тыс. рублей.

КОНКРЕТНО

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.05.2018 20:29
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх