// // На днях в дагестанском городе Кизляре прошёл митинг, организованный местными казаками. Люди вышли с протестом против приватизации Кизлярского коньячного завода, а также с требованием отставки руководства Дагестана

На днях в дагестанском городе Кизляре прошёл митинг, организованный местными казаками. Люди вышли с протестом против приватизации Кизлярского коньячного завода, а также с требованием отставки руководства Дагестана

1860

Корсары Рамазана Абдулатипова

2
В разделе

За последние несколько месяцев это уже не первая акция протеста жителей республики против действий региональных властей. О том, почему в регионе нарастает протестная волна, читайте в журналистском расследовании.

1 февраля в республике состоялся круглый стол, организованный рядом общественных организаций Дагестана, под названием «Приоритетные проекты президента РД – авантюра или реальность?». На нём местные эксперты подвергли резкой критике ряд инициатив руководства республики. Круглый стол сразу же окрестили «знаковым событием», так как он стал своего рода итогом первого года работы Рамазана Абдулатипова на посту руководителя региона.

Коньяк как символ раздора

События в Кизляре также назвали прямым следствием зачастую поспешных и нелогичных решений нового руководства республики. Потому что в них как в зеркале отразились те же самые «болезни региона», о которых говорилось на круглом столе. И в частности – коррупция и клановость. Дело в том, что около года назад было озвучено официальное решение региональных властей отказаться от приватизации предприятия, прежде всего на основании того, что сегодня никто не в состоянии дать за него реальную рыночную стоимость. Кизлярский завод коньячных вин оценивали в диапазоне 15–20 млрд рублей, и, учитывая обстановку в республике, понятно было, что такие деньги никто не заплатит.

Государственное унитарное предприятие «Кизлярский коньячный завод» считается официально одним из самых успешных предприятий республики. Оно ежегодно платит налогов в бюджеты всех уровней около 1,5 млрд рублей при общей выручке около 3 миллиардов. Завод входит в тройку самых рентабельных предприятий Северного Кавказа, и, по некоторым оценкам, его доля в формировании собственного бюджета Дагестана (без учётов федеральных трансферов) доходит до 40%. С 2008 года, когда был назначен новый директор Евгений Дружинин, производство выросло в два раза – с 30 до 60 декалитров в год. А само предприятие, которое является старейшим коньячным заводом на территории России, вышло на чрезвычайно конкурентный европейский рынок и даже пытается конкурировать, например, с некоторыми известными мировыми марками коньяков.

Интересно, что завод пытались приватизировать около года назад, но тогда только что назначенный глава региона остановил этот процесс, публично заявив: «Хватит грабить Дагестан!»

И на этом фоне сегодня действительно очень странно выглядит диаметральная смена позиций руководства региона. Неожиданно власти республики решили, что завод может платить значительно больше налогов, если его акционировать и отдать в частные руки.

Как считает руководитель московского отделения ККЗ Елена Криволапова, это совершенно несостоятельный аргумент, так как рынок элитного алкоголя и без того чрезвычайно затоварен и найти там дополнительные точки роста очень сложно. Поэтому, по её мнению, вывод только один:

– Приватизация нужна исключительно для того, чтобы для начала превратить завод в подобие сырьевой базы, выкупить по смешным ценам все имеющиеся тут запасы спиртов. После этого завод просто перестанет представлять какой-либо интерес и придёт в упадок. И всё кончится настоящей катастрофой и крахом предприятия.

При этом была озвучена минимальная цена лота – примерно 4 млрд рублей. Но, по официальным оценкам, только выдержанных коньячных спиртов в хранилище завода находится на 8 млрд рублей. И это без учёта «гудвилла» – то есть стоимости известнейшего бренда. Как считает ряд экспертов в винно-коньячной отрасли, она может быть сравнима со стоимостью бренда коньячного завода «Арарат», то есть не менее 250 млн долларов.

По теме

Где коррупция, там и клановость

Учитывая всё вышесказанное, понятно, что первое, о чём заговорили вышедшие на митинг люди в Кизляре, это коррупция. Новый директор ККЗ, владелец Дербентского завода игристых шампанских вин Магомед Садулаев, как считает ряд экспертов, может иметь весьма хорошие отношения с семьёй действующего главы республики. И больше всего в пользу этого мнения говорит тот факт, что в качестве заместителя генерального директора завода был назначен племянник президента РД Камиль Мирзалиев.

– Здесь надо пояснить, почему это назначение сразу породило столько разговоров о коррупции и такое народное возмущение, – комментирует ситуацию политолог Алексей Васильев. – Неоднократно публично озвучивалось, что главной системной проблемой Дагестана является так называемая клановость и связанная с ней активная торговля государственными должностями. И год назад новый руководитель региона, что называется, на этой волне пытался добиться общественной поддержки, очень много говоря о том, что будет беспощадно бороться с этой бедой. На деле же всё получилось даже не с точностью наоборот, а как многие республиканские СМИ открыто пишут – ситуация стала ещё хуже. Новый глава республики за год успел расставить на ряд ключевых должностей якобы ряд своих родственников. И приватизация ККЗ яркий тому пример – сначала на предприятии появляется предполагаемый близкий родственник президента, затем происходит смена успешного руководителя. И затем конфигурация бизнеса начинает меняться в пользу этих новых управленцев – очевидно, что главным претендентом на старейший коньячный завод страны станет господин Садулаев, у которого уже есть в собственности дербентское предприятие. И более того, мне лично очевидно, что завод, возможно, будет продан много ниже своей реальной стоимости – вряд ли цена вырастет выше заявленных 4 миллиардов.

И на этом фоне, по мнению эксперта, прямая параллель с критикой участником круглого стола региональных «нацпроектов» очень обоснованна. – Схема с этими приоритетными проектами Республики Дагестан та же самая, – считает эксперт. – Сначала под в общем-то здравую инициативу заводится некий родственник президента. В данном случае это якобы зять главы республики Магомед Мусаев. Его назначают руководителем Исполкома Стратегического совета при президенте РД, который ведает реализацией этих проектов. Потом туда заводятся некие конкретные экономические проекты. Например, разрабатываются планы по выводу промышленных предприятий из центра Махачкалы. Сам ход реализации которых даёт повод говорить о мощной коррупционной составляющей в интересах родственников нынешнего главы республики. Вот, собственно, это и имелось в виду, когда общественники открыто протестовали против подобных нацпроектов.

От всероссийской шашлычной до нацпроектов

Прежде чем перейти к сути некоторых других «национальных проектов», стоит немного рассказать о биографии человека, который непосредственно занимается их разработкой и претворением в жизнь. Это, как уже говорилось выше, Магомед Мусаев. Москвичам он хорошо известен в свою бытность директором Всероссийского выставочного центра (ВВЦ). Именно при нём был уничтожен единственный сохранившийся опытный экземпляр самолёта Ту-154, стоявший в центре комплекса, как исторический символ развития отечественного самолётостроения. Причём уничтожен варварски, публично, на глазах десятков людей. Вот строки из репортажа «Вестей» 2009 года: «Выставка медленно умирает. От павильонов отваливаются куски. Тут и там разрушаются статуи и целые колонны. Фонтан «Золотой колос» сгнил изнутри и не работает уже многие годы. Состояние одноимённого ресторана, некогда знаменитого на всю Москву, не лучше. В подтверждение этому – слова Михаила Силантьева, главного архитектора комплекса ОАО «ГАО ВВЦ»: «Площади используются совершенно не по назначению, совершенно варварски. Но такова сегодняшняя действительность».

Даже главный архитектор ВВЦ не знает, что и кому сдано в аренду в архитектурном и природном заповеднике федерального значения. На реставрацию памятников у ВВЦ денег нет, зато на новые проекты где-то находятся. Тогда общественность потребовала провести расследование деятельности Магомеда Мусаева. Например, известные российские космонавты требовали выяснить подробности исчезновения ряда знаковых экспонатов из павильона «Космос», где Мусаев умудрился устроить поросячьи бега. И, в частности, каким образом скафандр Юрия Гагарина оказался в национальном музее астронавтики США. Как говорили космонавты: «У нас слёзы от бессилия и унижения…»

По теме

Но человек, которого сейчас называют главным зятем Дагестана, тогда не только избежал уголовного наказания. Будучи выгнанным из Москвы, пусть и безнаказанно, но тем не менее с большим публичным позором, теперь, как выясняется, руководит стратегическими проектами, которые призваны возродить один из самых отсталых регионов страны.

Но общественность и здесь не приняла инициативы Мусаева. В частности, в рамках указанных проектов, глава региона пообещал превратить все промышленные территории в центре города в «парки и детские сады». Для этого правительство республики предложило предприятиям, занимающим площади в центральной части Махачкалы, передавать свои участки в Корпорацию развития Дагестана, которую организовал Исполком Стратегического совета под руководством Мусаева. В обмен им предлагались площади за городом и некие «дивиденды» от Корпорации развития Дагестана.

На сегодняшний день согласился на переезд только один завод имени Гаджиева. Но даже в этом случае речь может идти об очень солидных суммах. Учитывая, что заводу изначально было выделено около 23,8 гектара в центре Махачкалы, а стоимость сотки земли составляет 1,6–2 млн рублей, то цена вопроса только по этому объекту порядка 4–5 млрд рублей.

– В чём же здесь хитрость? А всё очень просто. Судя по имеющейся информации, участки, прилегающие к этому заводу, принадлежат нынешнему вице-премьеру республики Абусупьяну Хархарову, – считает Алексей Васильев. – То есть и эта вроде бы благая инициатива властей Дагестана, имеет, как говорится, второе дно. И явно играет на руку определённым, скажем так, группам граждан, напрямую связанных с главой региона или его родственниками. Кстати говоря, я хочу отметить, что и само назначение первых вице-премьеров правительства Дагестана, мягко говоря, вызвало очень сильное недоумение у общественности.

Действительно, вице-премьеров в правительстве Дагестана три. На момент назначения один из них имел судимость, а двое находились под следствием. Кстати говоря, курировали тему переноса промышленных предприятий двое из них. Это вице-премьеры Магомедгусен Насрутдинов (ныне находится в СИЗО) и Абусупьян Хархаров (до назначения на пост вице-премьера находился в розыске по делу о хищениях государственных средств, полученных на реконструкцию Махачкалинского морского торгового порта). Такая вот подоплёка приоритетного национального проекта Дагестана.

Объединение городов как символ коррупции

Ещё одним национальным проектом Дагестана должно стать объединение столицы республики Махачкалы и города Каспийска. Помимо того, что этот проект сам по себе вызывает много вопросов, поскольку города расположены не так уж и близко друг от друга, и здесь существует некая «экономическая составляющая».

– Давайте ещё раз вернёмся к Исполкому Стратегического совета. Есть очень много вопросов по поводу того, для чего вообще была создана эта структура, – говорит экономист Сергей Михайлов. – К примеру, по утверждённому положению, Исполком выполняет лишь функции по организации деятельности Стратегического совета. Но де-факто он исполняет многие функции правительства, связанные с перераспределением имущества и финансовых потоков. Именно эта структура, не являющаяся органом исполнительной власти, прописана в качестве ответственного исполнителя ряда мероприятий нашумевших приоритетных проектов руководителя республики.

Действительно, согласно положению Исполкому было поручено «формирование вклада Республики Дагестан (РД) в капитал Корпорации развития Дагестана (утверждённый перечень имущества РД, вносимого в качестве вклада в уставный капитал Корпорации)», а также «проведение независимой оценки имущества Республики Дагестан, вносимого в качестве вклада в уставный капитал Корпорации с привлечением компаний – мировых лидеров в области оценки активов».

– Иными словами, структуре, работающей на общественных началах, вне всякого контроля выполняющей функции организации заседаний и составления протоколов, якобы были даны колоссальные полномочия – отбирать понравившееся государственное имущество для дальнейшего изъятия, подбирать оценщика этого имущества и переводить его в подконтрольную негосударственную структуру, – рассказывает эксперт и в качестве доказательства приводит собственный анализ этого проекта.

По теме

В этих целях уже в октябре 2013 года создано открытое акционерное общество «Корпорация развития Дагестана». Хотя законом о бюджете Дагестана (ред. от 02.11.2013) предусмотрено внесение в уставный капитал этого ОАО 3 млн рублей, фактически было внесено более 30 млн рублей «живыми деньгами» и земельными участками оценочной стоимостью 2,13 млрд рублей.

Оценку стоимости осуществляла консалтинговая группа ОАО «НЭО Центр»

г. Москва (договор об оценке имущества, вносимого в уставный капитал Корпорации, № ОА-ЛК-0810/13 от 13 августа 2013 года).

Как утверждает эксперт, передаваемые в уставный фонд Корпорации развития Дагестана 115,5 гектара элитных земельных участков в городах Махачкале, Каспийске, на особо охраняемой территории побережья Каспийского моря были оценены по многократно заниженной цене – всего лишь 1800 рублей за квадратный метр. Если открыть любой сайт объявлений о продаже земли в дагестанской столице, то без труда можно убедиться в том, что средняя цена составляет 20–35 тыс. рублей (а участки на побережье доступны только избранным).

– То есть уже сейчас можно говорить о том, что из-за действий Исполкома, который организовал «нужную стоимость оценки», государство не досчитается более чем 20 млрд рублей, – подводит Сергей Михайлов. – Что и говорить, если знать о таких расчётах, то становится понятно, почему на круглом столе с участием ведущих общественных организаций Дагестана прямо назвали указанные приоритетные проекты не более чем сомнительными. И потребовали, кстати, отставки главы республики.

Здесь, наверное, ещё стоит сказать несколько слов о том, кто же, собственно, разработал такую «стратегическую программу» президенту Дагестана, получившую столь резкую оценку в республике. Её официальным разработчиком значится некая фирма IRP Group, возглавляемая бывшим журналистом Булатом Столяровым, с которой связано немало скандалов. Так, на последнем Сочинском форуме это консалтинговое агентство разрабатывало экспозицию Волгоградской области, которая представляла презентацию проекта строительства Национально-патриотического центра «Победа». Настоящий скандал вызвала представленная в экспозиции мини-скульптура «Родины-Матери», одетая в какой-то игривый сарафан из цветов. Впоследствии проверка Контрольно-счётной палаты области выяснила, что Комитет по молодёжной политике администрации Волгоградской области не имел права на заключение контракта с IRP Group. Не были сделаны обязательные обоснованные расчёты предельной цены контракта, бюджет региона не предусматривал этих трат, а потраченные 8 млн рублей были списаны как расходы комитета. Отчёт консалтингового агентства представлял собой кипу листов с фотографиями и надписями патриотического содержания. В Республике Татарстан IRP Group оказалась замешанной в скандале, вызванном нарушением условий конкурса на разработку стратегии развития региона. Скандал закончился отставкой министра экономики РТ Марата Сафиуллина (компания IRP Group без конкурса была объявлена разработчиком стратегии развития Татарстана до 2030 года и программы социально-экономического развития стоимостью 14 млн рублей в трёхмесячный срок).

Интересно, что указанные 10 приоритетных проектов президента Дагестана также были разработаны в какие-то невиданно короткие сроки и поэтому сразу вызвали недоверие в республике. Вот что, например, говорит известный в республике эксперт, заведующий отделом структурных преобразований экономики региона Института социально-экономических исследований ДНЦ РАН Сергей Дохолян.

«До публикации в РИА Дагестан я об этих проектах не знал и не слышал, чтобы кто-то из дагестанских экономистов (а мы друг друга более-менее хорошо знаем) участвовал в разработке этих приоритетов. И потом, надо отметить, что, судя по названиям, это не экономические проекты. Потому что это больше смахивает на пиар-акцию, действия по продвижению имиджа. Таково первое впечатление. А дальше говорить трудно, потому что больше информации не было об этих проектах. Если бы их разместили на сайте министерства экономики, мы бы ознакомились и могли бы дать квалифицированную оценку, что они собой представляют, насколько реалистичны».

Но здесь нужно сказать, что, судя по всему, с дагестанскими приоритетными проектами Булат Столяров, что называется, попал в точку. В ноябре 2013 года дотационный Дагестан, которому не хватало денег на выплату заработной платы учителям, разразился веером дорогих господрядов на интеллектуальные работы. В их числе «Выполнение работы по организации социологических исследований, проведение стратегического анализа и формирование платформы территориального бренда Республики Дагестан, включая разработку комплекса позиционирований» на 16 млн рублей, «Выполнение комплекса работ по созданию коммуникационной стратегии Республики Дагестан и её реализации в 2014 году» на 60 млн рублей, «Выполнение работ по разработке концепции развития территории Махачкалинско-Каспийской агломерации» на 90 млн рублей. Все эти подряды не были предусмотрены бюджетом, но не остались без финансирования. Нужно ли гадать о победителях?

Судя по всему, IRP Group и Булат Столяров в Дагестане, по моему мнению, могли найти настоящую золотую жилу. Родина-мать в цветах, как говорится, здесь отдыхает.

Дагестан – торговля продолжается – Знаете, сегодня человека, которого обвиняют в том, что он якобы продал скафандр Юрия Гагарина американцам, в Сети называют не иначе как «центром торговли должностями» в Дагестане, – считает Алексей Васильев. – Безусловно, официальных подтверждений этому нет. Но, как говорят, дыма без огня не бывает. Особенно если знать вот такую «экономическую составляющую» приоритетных проектов Дагестана. Иными словами, главы регионов один за другим меняются, а торговля как продолжалась, так и продолжается. Вопрос в другом – как долго это будут терпеть в Москве? Потому что, судя по всему, терпение у народа в Дагестане уже кончается, раз люди стали выходить на многотысячные несанкционированные митинги…

Источник информации:

Общая газета. ру

Опубликовано:
Отредактировано: 03.03.2014 15:48
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх