// // Местечковые чинодралы дестабилизируют ситуацию в стране

Местечковые чинодралы дестабилизируют ситуацию в стране

2065

Слабое звено власти

4
В разделе

Своевременный уход из жизни предпринимателя Амирана Георгадзе, расстрелявшего двух чиновников в здании красногорской администрации, позволил коллегам убитых перевести дух. Теперь им, кажется, больше нечего опасаться, разве только проверки их деятельности – занятно же разобраться, отчего их респектабельный проситель вдруг взалкал крови. Но любая проверка – это же несмертельно, согласитесь. А всё остальное чиновников едва ли страшит.

Свидетельством тому – множество уголовных дел о взятках и вымогательствах местечковых столоначальников. Гигантский бумажный червь роет подкоп под Россию, и никто, похоже, не знает, как его извести.

Дустом травить его нет никакого смысла. Этим летом президент России подписал указ «О мерах по совершенствованию организации деятельности в области противодействия коррупции», предписывающий создать на местах специальные органы «по профилактике коррупционных и иных правонарушений». Ожидалось, по всей вероятности, что эти самые органы в одночасье изведут всех бюрократов, пьющих соки из платёжеспособных граждан, – раз уж у Следственного комитета, прокуратуры и прочих силовиков с этим как-то не задаётся. И действительно, в регионах чиновников стали чаще хватать за руку. Читаем октябрьские новости: мэр Звёздного городка Александр Щипанов попался на 3-миллионной взятке, которую он совместно с сообщником «вымутил» у местного предпринимателя; прокуратура Костромской области возбудила уголовное дело по факту вымогательства более 20 млн рублей мэром Сергиева Посада Виктором Букиным у… кого бы вы думали? У костромского предпринимателя, у кого же ещё! В Тульской области расследуют деятельность местного бывшего замминистра внутренней политики Максима Мищенко – там целый букет криминальных эпизодов, но один, так сказать, наиболее показателен. Местный бизнесмен попросил чиновника одолжить ему флаг Тульской области – на сельскохозяйственную ярмарку. А Мищенко, по словам предпринимателя, «взял флаг у регионального отделения «Единой России» и продал мне его за 18 тыс. рублей – просто так, на время, давать не хотел». Что же, президентская инициатива таки возымела действие и на чинуш отыскалась управа?

Вымогать деньги не страшно – надолго не посадят

Как бы не так. Головы у гидры, как известно, отрастают по мере декапитации. Вот пример: в начале августа мэра курортного Коктебеля Ростислава Сторожика обнаружили повешенным. За два часа до смерти он отправил SMS-сообщение местному начальнику полиции, мол, в Коктебеле «всё плохо». «Смерть Сторожика могла быть связана с тем, что он влез в какие-то финансовые схемы, имеющие, в частности, отношение к незаконным постройкам в Тихой Бухте», – сообщала газета «Крымский телеграф». И вот Сторожика похоронили, а на его место заступил Сергей Падюков – исполняющим обязанности. Но продержался новый руководитель в своём кресле всего 10 дней: на 11-й его вместе с подчинённым задержали при получении взятки (4 тыс. долларов) от местного предпринимателя. Воистину это не люди такие, а, видимо, кресла в их кабинетах. Заколдованные. Сядешь раз – пиши пропало.

Смущает лишь то, что деятельность таких комиссий будет регулироваться губернаторами. А в свете недавних историй с посадками руководителей Коми и Сахалина и прозрачного намёка из президентской администрации, что-де ещё порядка 20 губернаторов находятся «под колпаком», инициатива и вовсе представляется небесспорной.

Говорят, что при Советах такого повального вымогательства чиновники себе не позволяли. Всё так, но лишь отчасти, соглашается депутат Госдумы Николай Харитонов. Ведь в Советском Союзе было не так много состоятельных людей, у которых чиновник мог выманить взятку. Но главное, что удерживало госслужащих от поборов, – суровое наказание. Какие-то несколько сотен рублей могли потянуть на «в особо крупном размере». А это – до 15 лет или вообще «вышка», расстрел. «А сейчас, – сетует депутат, – наказание не пугает чиновников. Дадут года три или пять – и тут же выпустят на свободу по амнистии. Глядь, а он уже снова где-то пристроился». В общем, нет иного пути начисто искоренить вымогательство, кроме как усугубить наказание. За такое думские коммунисты готовы двумя руками голосовать, да только рук всё равно не хватит, а коллеги из других фракций за ужесточение законодательства отчего-то не голосуют.

Вот и выходит: задерживают с поличным оперативники УФСБ по Москве и Московской области мэра Щипанова, возбуждают уголовное дело, а у пресс-службы Звёздного городка моментально начинает булькать отбеливатель: «Александр Фёдорович (Щипанов. – Ред.) задержан с очень большими странностями… Это провокация, которая долго и тщательно готовилась… Звёздный городок – очень лакомый кусок». Градоначальника, возможно, осудят, но былое вскоре забудется, а общественное мнение зафиксирует в памяти «провокацию» и «большие странности». Так что, если через пару-тройку лет столоначальник вернётся во властные коридоры, это едва ли кого-нибудь удивит, а тем более возмутит. Ну и чего опасаться-то, какого такого наказания?

Когда убивают бизнес, пули летят рикошетом в чиновников

Лыко в строку – недавний инцидент в Красногорске. Это как же надо было допечь предпринимателя, вбухавшего в строительство сотни миллионов, если не миллиарды, рублей, чтобы он, плюнув не только на прибыль, но и на свободу (и, как оказалось позже, на саму жизнь), пошёл разбираться с чиновниками, прихватив с собой пару «стволов»? Полагаете, что красногорский эксцесс – нечто из ряда вон выходящее? Ничего подобного! В Волгоградской области 63-летний предприниматель Асламбек Вагапов запросто вошёл в кабинет главы Светлоярского района Николая Крутова и разрядил в него обойму из ПМ. Правда, затем Вагапов поступил осмотрительнее, чем Амиран Георгадзе. Он незамедлительно явился с повинной и пояснил мотив своих действий: в течение трёх лет районный руководитель вымогал у него деньги. Вагапов купил землю и намеревался устроить на ней фермерское хозяйство, но зарегистрировать покупку не смог – «в регистрационной палате сказали, что протокол собрания неправильный». Тогда Вагапов обратился к главе района – помоги! И началась многолетняя канитель: фермер «заносил» взятки, чиновник клялся помочь, но ничего не менялось. В аналогичную «карусель» попал и Амиран Георгадзе: 50-этажные дома построили, отделали и подготовили к заселению, а разрешительных документов чиновники так и не выдали.

Ещё пример? Да сколько угодно! В Сургуте к предпринимателю Гюльгасану Искандерову наведались три чиновника из местной администрации с полицейским. При себе у них было постановление о сносе небольшого автосервиса Искандерова. Начались «переговоры». Нетрудно догадаться, что именно обсуждали договаривающиеся стороны. А когда «переговоры» зашли в тупик, сын 60-летнего хозяина «шиномонтажки» достал пистолет. Двое чиновников погибли на месте, третий отделался пулей в плечо. А стрелок сдался полицейскому. Примечательно, как на гибель чиновников отреагировало интернет-сообщество на городском форуме forum.isurgut.ru. «Ну да, просто так же поехали с проверкой в шиномонтаж, который уже три года стоит там, начальник отдела муниципального земельного контроля, главный специалист отдела муниципального земельного контроля и ведущий специалист муниципального земельного контроля департамента имущественных и земельных отношений!» «Чиновники давно «положили» на народ, создав такую ситуацию в городе. Теперь же отрикошетило в них самих. И я должен их жалеть и сочувствовать?»

Попади убитый чиновник в тюрьму – был бы жив

И снова о Красногорске. Инцидент с расстрелом чиновников районной администрации подавался в прессе как история обиженного на местные власти предпринимателя. Между тем такая подача ставит весь сюжет с ног на голову. Повествование о «красногорском стрелке», оплатившем месть ценой собственной жизни, стоило, пожалуй, подавать несколько иначе. Например, с рассказа об одном из убитых – первом замглавы красногорской районной администрации Юрии Караулове. Несколько лет назад Следственный комитет в рамках уголовного дела о незаконном оформлении земельных участков расследовал деятельность красногорских чиновников, в том числе и Караулова. Фигурантов расследования подозревали в превышении служебных полномочий – ч. 1 ст. 286 УК РФ, до четырёх лет лишения свободы.

Некие высокопоставленные сотрудники областной прокуратуры и подмосковного ГУВД учредили дачное некоммерческое партнёрство «Силанс». И с 14 января 2008 года по 4 мая 2010 года им удалось арендовать на 49 лет земельные участки в Красногорском районе площадью свыше 20 тыс. квадратных метров. И ведь что примечательно: годовая стоимость аренды не превышала 8 тыс. рублей – почитай задаром. При этом общая стоимость участков превышала 200 млн рублей. Как сообщили в СКР, аренда участков согласовывалась с Юрием Карауловым лично. Что дальше? А ничего ровным счётом: в феврале 2011 года прокуратура Московской области отменила постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Караулова и других фигурантов. Мало того, со слов официального представителя СКР Владимира Маркина, прокуратура не вернула материалы уголовного дела в следственное управление СК по Подмосковью, а направила их в органы МВД, грубо нарушив тем самым нормы УПК. А ведь, по словам Маркина, «чиновник администрации в своих показаниях подтвердил, что он принимал меры к ускорению оформления земельных участков для ДНП «Силанс»! Первое разбирательство по делу «Силанса» СКР возбудил 17 февраля 2011 года. Дело тут же закрыла прокуратура. Во второй раз дело возбудили в марте – и так же стремительно снова закрыли. В третий раз дело и возбудили, и закрыли в июне. Караулов, таким образом, вышел сухим из воды. Теперь-то обыватель вправе пофантазировать: понеси он тогда наказание, глядишь, был бы жив.

«Частный сектор» просят помочь победить коррупцию. Со стрельбой или без?

Признавая, что на федеральном уровне ситуация с коррупцией находится под контролем, руководитель президентской администрации Сергей Иванов не преминул отметить, что в регионах-де до сих пор «конь не валялся»: «Федеральные чиновники постепенно начинают понимать, что рисковать своей репутацией, прилюдно быть уволенным по утрате доверия – это очень и очень болезненно и плохо. А вот на региональном и на муниципальном уровнях надо ещё очень много работать». В прошлом году 300 региональных чиновников были уволены из-за утраты доверия, а ещё 600 кандидатов так и не попали на госслужбу из-за подозрений в коррупции. В общем, президентская инициатива создать в каждом регионе специальную комиссию, противодействующую коррупции, возможно, и правда последняя попытка навести порядок, не прибегая при этом к закручиванию гаек по советскому образцу. Смущает лишь то, что деятельность таких комиссий будет регулироваться губернаторами. А в свете недавних историй с посадками руководителей Коми и Сахалина и прозрачного намёка из президентской администрации, что-де ещё порядка 20 губернаторов находятся «под колпаком», инициатива и вовсе представляется небесспорной. Впрочем, основным «регулятором» работы комиссий, судя по всему, выступит Управление президента по вопросам противодействия коррупции, а это значит, что за вольницей губернаторов всё же будут приглядывать со Старой площади.

В начале ноября в Петербурге пройдёт международная конференция по борьбе с коррупцией. Ожидаются делегаты из 100 стран мира. По словам министра юстиции Александра Коновалова, отдельного обсуждения удостоится актуальный для нашей страны вопрос о роли «частного сектора» в борьбе с коррупционными проявлениями. «На недавней конференции в Панаме широкое признание получил тот факт, что коррупция оказывает значительное воздействие на частный сектор и частный сектор играет жизненно важную роль в борьбе с коррупцией, – отметил министр. – С учётом этого президиум Совета по противодействию коррупции при президенте России утвердил в качестве приоритетной тему «Партнёрство государства и бизнеса в предупреждении коррупции и борьбе с ней». Так что отечественному «частному сектору», всё чаще прибегающему к стрельбе, противодействуя чиновничьему вымогательству, наверняка будет чем поделиться с иностранцами.

Мнение

Антон ПОМИНОВ, гендиректор Центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International в России:

– Главная проблема в том, что у нас в стране стёрлись грани между властью и бизнесом. Двадцать лет назад бандиты были сами по себе, власть – сама по себе, а правоохранительные органы балансировали где-то между ними. Но тогда это были разные люди. А теперь один «авторитет» сидит в местной администрации, а другой - заправляет бизнесом, тем же строительством. И чему удивляться, если до поры до времени им удаётся находить общий язык, а в критический момент кто-то достаёт «ствол»? В 90-х годах «братки» обеспечивали предпринимателям физическую защиту, но никак не административный ресурс. Время шло, «братки» становились «ментами» или чиновниками, и сейчас у местных администраций имеется, по сути, любой ресурс. Хоть правоохранительный, хоть административный… хоть бандитский. Говорить, что нынче, мол, кризис и люди готовы друг другу глотки грызть, потому что пирога становится меньше, некорректно. Предприниматели могут пытаться отстоять свою правоту, обращаясь в прессу или в суды, но это, как правило, заканчивается тем, что люди уезжают за границу. Считаю, что уже есть предпосылки к тому, что такой случай, как в Красногорске, не будет единичным.

Сергей МАРКОВ, директор Института политических исследований, член Общественной палаты Российской Федерации:

– И задержания губернаторов Коми и Сахалина, и беспредел уровнем ниже, в местных администрациях, говорят о тенденции. Общество вправе задаться вопросом: сколько ещё у нас таких губернаторов, как Хорошавин и Гайзер? Не повлечёт ли расстрел в Красногорске повторения, ведь ни для кого не секрет, что чиновники на местах нередко используют предпринимателей как дойных коров. Чтобы у общества подобных вопросов не возникало, борьба с коррупцией не должна исчерпываться единичными задержаниями. Требуется системный подход. И одно непременное условие – проворовавшиеся чиновники должны нести реальные наказания, а не смехотворные, когда они оказываются на свободе через полгода после вынесения приговора. Говорил и говорю, что имело бы смысл, на мой взгляд, создать антикоррупционную спецслужбу, непременно в качестве временной меры, скажем, на несколько лет – для работы в регионах. Так можно было бы отстранять коррупционеров ещё до того, как они наворуют миллиарды.

Опубликовано:
Отредактировано: 02.11.2015 11:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх