// // Людей, видящих звук и слышащих цвет, не так уж мало

Людей, видящих звук и слышащих цвет, не так уж мало

47

Смешенье чувств

Людей, видящих звук и слышащих цвет, не так уж мало
В разделе

Какого цвета буква «Я»? А какого оттенка цифра «2»? Понедельник окрашен в фиолетовый или коричневый тон? У флейты зелёный звук или серебристый? Если эти вопросы не кажутся вам абсурдными и у вас готов на них ответ, значит, вы попали в число избранных — людей, обладающих даром синестезии, чувством, позволяющим видеть звук и слышать цвет. Поздравляем.

Вы попали в весьма солидную компанию. Синестетиками были такие выдающиеся деятели мировой культуры, как писатели Набоков, Бальмонт, Рембо, Бодлер, художник Кандинский, композиторы Римский-Корсаков, Скрябин, Дебюсси, Мессиан, Чюрлёнис, известный не только своими работами в музыке, но и в живописи...

Само слово «синестезия» происходит от греческого synaisthesis и означает «смешенье чувств». Неординарные способности вызывают у людей, обладающих даром синестезии, богатые и весьма неожиданные ассоциации. Так рождается творческий полёт, связь между пространствами, которые обыкновенный человек не может соединить, — между нотами и красками, поэзией, прозой, музыкой и живописью. Вот почему иногда синестетики становятся известными поэтами, художниками, музыкантами.

Доктора медицинских наук, сотрудника Института нормальной физиологии РАМН Константина Анохина синестезия привлекла ещё одной интересной особенностью: «Синестетики часто обладают феноменальной памятью. Способность воспринимать ощущения от одних органов чувств через ощущения других позволяет им без проблем запоминать и сопоставлять, казалось бы, несочетаемое. Синестетики «видят» не только звуки как зрительные образы или цвета, у них и запахи сцеплены со вкусом или (!) тактильными ощущениями, либо со звуками».

На памяти профессора — история московского журналиста Ш. с ярко выраженной синестезией. Этот человек обладал уникальной памятью, позволявшей ему даже спустя годы без ошибок воспроизводить огромные таблицы цифр и букв. Каждый звук вызывал у него уникальный букет ощущений. «Какой у вас жёлтый и рассыпчатый голос», — сказал как-то Ш. одному своему собеседнику. Голос другого напоминал ему угольки. А тон в 2 кГц и 113 дБ он описывал так: «Что-то вроде фейерверка, окрашенного в розово-красный цвет, шершавая полоска, неприятный вкус, вроде пряного рассола».

Синестезия передаётся по наследству

Известно, что синестезия передаётся по наследству. В своей автобиографии Владимир Набоков пишет: «Когда мне было 7 лет, я взял кучу кубиков с буквами и случайно обмолвился своей матери, что их цвета «неправильные». Мать Набокова сама обладала синестезией и поняла, что мальчик имеет в виду несоответствие реальной окраски букв и их «внутреннего» цвета, возникающего в его сознании. Кстати, этот чудесный дар унаследовал и сын Набокова Дмитрий.

В конце XIX и в начале XX века синестезия была в большой чести, о ней много говорили, устраивали вечера цвето- и светомузыки, на которых играл особый инструмент, напоминающий орган, клавиши его извлекали не только звуки, но и цвета. Во Франции и России композиторы и поэты специально писали для таких концертов «цветную» музыку и стихи. Многие поэты, даже не будучи по природе синестетиками (среди них Брюсов и Блок), следуя модному поветрию, использовали цветовые ассоциации в качестве поэтического приёма.

Забавно, но впечатления синестетиков не совпадают. Например, каждый из тех, кто воспринимает буквы разноцветными, подбирает свою палитру: для одного буква «С» малиновая, для другого оранжевая, для третьего синяя. Лишь буква «О» для большинства людей с синестезией одинаковая — белая. Чем вызваны эти различия, никто не знает. Исследователи сравнивали ощущения от звуков музыкальных инструментов, которые испытывали поэт Бальмонт и художник Кандинский. Они оставили свои впечатления в стихах и живописи. У Бальмонта труба ассоциируется с «роем красных струй», у Кандинского — с жёлтым цветом, киноварью. Первый находил звучание скрипки похожим на «блеск алмаза», другой видел при этом зелёный цвет. Для поэта звук у виолончели словно «мёд густой и мглистый», флейты — «зорево-голубой», для художника — тёмно-синий и соответственно светло-синий...

По теме

Для большинства людей понедельник чёрного цвета, а воскресенье — жёлтого

Но зачем нужна синестезия? И почему она есть лишь у избранных? Константин Анохин полагает, что «то разнообразие связей в мозге, которое закладывается у ребёнка и отмирает к взрослому возрасту, у синестетиков, возможно, остаётся. Когда обыкновенный человек слышит какие-то слова, то их воспринимает слуховая кора головного мозга, а у синестетика одновременно активизируются и другие участки коры, например зрительная. Причём если слово связано с цветом, пусть и произносят его в полной темноте, то у подобных уникумов, как показали наблюдения, активируется та область мозга, которая связана с восприятием красок».

Есть и ещё одна любопытная гипотеза. Синестезия — «психическое ископаемое», наследство, доставшееся нам от далёких предков, у которых было одно-единое чувство, а не 5 или 6, которыми познаёт окружающий мир современный человек. В доказательство своей теории учёные предлагают вам самим провести анкетирование среди своих друзей: какого цвета слова «воскресенье» и «понедельник», а результаты его берутся предугадать. «Понедельник» для большинства будет более тёмных тонов (чёрный, коричневый, синий и т.п.) по сравнению с радостным воскресеньем (белый, красный, жёлтый и т.п.). Недаром на английском языке названия этих дней недели несут в себе подобные следы синестетического «атавизма». Выходной день у англичан обозначен словом ярким и радостным, как солнце — Sunday, а начало трудовой недели связали с сумерками, когда светит луна — Monday. Как бы то ни было, синестезия — явление уникальное. И очень украшающее нашу чёрно-белую будничную жизнь.

Опубликовано:
Отредактировано: 18.10.2016 00:39
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх