Версия // Власть // Ольга Любимова, Максут Шадаев, Александр Беглов, Алексей Гордеев и Алексей Егармин

Ольга Любимова, Максут Шадаев, Александр Беглов, Алексей Гордеев и Алексей Егармин

10343

Висты недели: Булгаков, крипта и рунет-шатдаун

Любимова, Шадаев, Беглов, Гордеев и Егармин (Фото: kremlin.ru,Duma.gov.ru, commons. wikimedia.org-Council.gov.ru, Youtube.com/MUPI TV)
В разделе

Максут Шадаев без интернета проигрывает, как и миллионы обычных пользователей. Дама – Ольга Любимова – выигрывает у джентльменов. Браво! А губернатор Беглов продолжает бегать от проблем избирателей, которые просто хотят тепла.

Ольга Любимова, глава Министерства культуры России. Несмотря на всю критику на вышедший на большой экран кинофильм «Мастер и Маргарита» со стороны патриотически настроенной общественности, получает хорошие карты.

Суть претензий в том, что министр культуры дала деньги на кино «неправильному» режиссёру, который показал, как «загнивает» элита в Москве 1930-х годов, вместо того чтобы развивать патриотические и героические темы. Но позвольте! На тот момент, когда режиссёр ленты Михаил Локшин покинул Россию и не поддержал СВО, к нему вопросов и претензий не было, а когда новая экранизация культового романа Булгакова начала собирать полные залы зрителей и приносить хорошие деньги от проката, в адрес Локшина, Фонда кино и министра культуры Любимовой сразу посыпались обвинения. Мол, картину нужно запретить, а тех, кто допустил (выдал прокатное удостоверение), наказать.

Не нужно быть кинокритиком, чтобы увидеть и понять: фильм получит огромные кассовые сборы, станет лидером проката. И потраченные деньги вернутся государству и тому же Минкульту для будущих отечественных кинолент. Творчество должно быть разным, культуру нельзя запретить или отменить. Если творцов ограничивать, то они будут либо уходить из профессии, либо искать себе другие места под солнцем, где их не будут гнобить и указывать, о чём и как снимать или писать. Поэтому позиция министра культуры Любимовой по отношению к недавно вышедшему кинофильму верная и даже выверенная.

Максут Шадаев, глава Минцифры РФ. Оказался с плохой картой на руках из-за интернет-шатдауна и невнятного объяснения: почему так случилось?

В конце января на северо-западе страны произошли масштабные отключения или сбои в работе интернета. Перестали функционировать Яндекс, «Госуслуги», МТС, Сбербанк, Ozon, сервисы такси, сайты в зоне RU, кассовые аппараты, банкоматы, мобильные приложения разных компаний. Спустя несколько часов неполадки удалось исправить.

Версии объяснения ЧП были самые разные: от того, что стаи БПЛА, выпущенные Украиной, повредили узлы связи, до учений, позволяющих сделать российский интернет суверенным. Не исключена и версия, связанная с тем, что в Питере проходила встреча Путина и Лукашенко, в связи с чем интернет отключили из соображений безопасности. Дабы успокоить народ, возникло объяснение, что интернет «отвалился» из-за чисто технической проблемы с DNSSEC.

Каждый может выбрать объяснение, которое больше ему нравится и понятно. Но мы всё же хотели бы, чтобы министр Шадаев объяснил всем гражданам страны на пальцах: почему интернет и жизненно важные сервисы перестали работать?

Страна находится под давлением санкций не первый день и не первый год, почему доступ в «Гос­услуги», вызов такси или оплата молока банковской картой в магазине до сих пор во многом зависят от каких-то зарубежных провайдеров, технологий и чужой воли?! Где, в конце концов, установлены дублирующие сервера, почему весь Рунет, похоже, до сих пор тотально завязан на Google и его иностранные технологии?

Александр Беглов, губернатор Санкт-Петербурга. Не смог избежать коллапса в ЖКХ – на Васильевском острове тысячи людей остались без тепла и воды.

Это был уже третий прорыв за неделю в историческом центре Санкт-Петербурга. Мы, конечно, понимаем, что инфраструктура ЖКХ сильно изношена, но не господин ли Беглов осенью бодро рапортовал о том, что город полностью готов к зиме?! И как только эта самая зима наступила – жители и автомобилисты Санкт-Петербурга стали системно жаловаться на плохую, а местами и отвратительную уборку снега с тротуаров и дорог. А ведь Санкт-Петербург – второй по значимости город в нашей стране.

И что губернатор Беглов? Приехал на место коммунальной аварии, пусть и не ночью, дал нагоняй ответственным лицам, пообщался с жителями, ответил прямо и честно на вопросы СМИ?! Увы, у Александра Беглова есть дела государственной важности, не барское это дело по авариям ездить и теплотрассам лазить! Специально проверили в телеграм-канале: о коммунальной аварии на Васильевском острове у губернатора Беглова ни слова.

Держим пари, что, как и в других городах, жителям, гревшимся у костров во дворах, счета за «подачу тепла в квартиры» придут в полном объеме. Господину губернатору бы надеть спецодежду и отправиться в котлован. Масштаб бедствия не на слайдах надо оценивать. И гнев людей из кабинета не оценить. Надо узнать о малом подвиге аварийной бригады. Объясниться и извиниться, наконец, перед замерзающими жителями. Но из губернаторского кабинета проблемы жителей, замерзающих в домах без тепла, видятся иначе.

Алексей Гордеев, зампред Госдумы, курирующий закон о криптовалютах, забуксовал. Да так, что министру Максуту Шадаеву стыдно перед казахами.

Беда российской номенклатуры – потеря ориентации в пространстве при смене рода деятельности в ходе переназначения. С сельским хозяйством Гордеев вполне справлялся, а вот с модными криптовалютами, по всей видимости, Гордеев разошёлся во времени и понимании. Оттого и буксует закон. «Мы провели какое-то миллиардное количество встреч, создали рабочую группу, был такой хороший оптимизм сначала, но на сегодняшний день, прямо и честно скажу, дела обстоят плохо до отвратительности, мы не продвинулись никуда», – пожаловался первый зампред комитета Госдумы по безопасности Андрей Луговой. А ведь в сегодняшних непростых условиях майнинг в России был бы не бесполезен. И самое время вывести его из серой зоны, где он у нас и обретается. Ладно, допустим, что в глубине души отдельные крупные руководители считают майнинг «бесовской выдумкой» или сомневаются в его законности. Настанут иные времена, попроще, – майнинг можно будет ограничить или даже вообще запретить. Но сейчас, наверное, целесообразнее его продвигать. Но как продвигать, если Гордеев и его подопечные буксуют который год?! Давеча министр цифрового развития России Максут Шадаев на казахском форме Digital Almaty – 2024 признал, что России, оказывается, есть чему поучиться у Казахстана касаемо криптовалют! Эй, профильная группа Гордеева в Госдуме! Не выходит закон – издайте, что ли, временный декрет. Но признаваться, что в вопросе криптовалют мы позади бывших советских республик Средней Азии и должны их догонять – позорище.

Алексей Егармин, генеральный директор российско-турецкого делового совета при ТПП. Пустил на самотёк налаживание неформальных контактов с Анкарой и завалил работу.

У России с Турцией снова не всё пучком – из-за давления США возникают всё новые сложности. И хотя Егармин божится, что для Анкары торговые отношения с РФ безусловный приоритет, что-то мешает поверить ему на слово. Может, тот факт, что турки вновь перестали принимать банковские платежи из России. В такой щекотливой ситуации Егармину выйти бы на первый план, организовать пресс-конференцию, например, где всё и разъяснить: что Эрдоган – друг России, но вот банкиры из его окружения ушлые и трусоватые хамелеоны, на всякий заокеанский окрик берущие под козырёк. Такое разъяснение было бы полезно в первую очередь для турок, весьма нервно реагирующих на любые намёки на зависимость своей власти от Вашингтона. А мастеру сидеть на двух стульях Эрдогану пришлось бы продемонстрировать лояльность не только американцам. Но почему-то вместо несложной работы Егармин счёл, что сможет обойтись словесами. Россия и Турция, с его слов, «активно ищут компромиссы для преодоления сложностей» (какие это компромиссы конкретно, можно уточнить?). И возникает ощущение, что человек либо не на своём месте, либо бездельник. Тут бы как-то проявиться Сергею Катырину, главе ТПП, – ау, Сергей Николаевич! Ваш подчинённый, похоже, «фишку не рюхает». Тогда хоть вы объясните: летаете ли в Турцию ещё? А с кем договариваетесь? А почему, когда у нас снижали ставки на импорт турецких яиц, на телеканалах не было видно ни вас, ни Егармина? Мы, значит, им яйца, а они нам – блокировку расчётов? Торгово-промышленная палата – структура, не обременённая дипломатическими ограничениями. То, что нельзя дипломатам, предпринимателям – можно!

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 13.02.2024 11:18
Комментарии 0
Наверх