// // Лия Ахеджакова: «С юбилеем в «Современнике» меня никто не поздравил»

Лия Ахеджакова: «С юбилеем в «Современнике» меня никто не поздравил»

536
Фото: Борис Кремер
Фото: Борис Кремер
В разделе

Лию Ахеджакову любят миллионы, одно лишь упоминание её имени тут же вызывает добрую улыбку. А ведь было время, когда сама Ахеджакова не догадывалась, что станет настоящей артисткой, и мечтала о профессии журналиста. Да и уже став актрисой, она ещё долго искала себя – её яркий трагикомический талант режиссёры разглядели не сразу. Как про себя говорит сама Лия Меджидовна, «всё, о чём я мечтала, не сбылось, зато сбылось что-то другое, о чём я не знала, что оно есть на свете».

– Лия Меджидовна, про вас Эльдар Александрович как-то сказал: она сочувствует слабым и ненавидит жестоких, и в этом её творческое кредо совпадает с позицией великого Чаплина…

– Ну, Эльдар Александрович всегда так комплиментарен в адрес своих актёров! Я, кстати, знаю и других режиссёров, которые как поставят клеймо на актёре, так всю жизнь и будут его использовать. А чем прекрасен Эльдар Александрович: он либо снимает, либо не снимает, либо любит, либо не любит. И у него всегда один актёр – Чаплин, другой – вообще Марлон Брандо. Он обожает своих артистов и всегда объясняется им в любви. Чем и прекрасен.

– Кстати, Эльдару Александровичу исполнилось 80 лет! Как, если не секрет, вы его поздравили?

– Да, 80 лет, поверить в это невозможно… Ну, я позвонила, конечно. И сейчас готова повторить, что сказала ему лично: я его люблю, желаю ему здоровья, чтобы он никогда не болел, чтобы у него было на душе хорошо, и никаких депрессий, чтобы у него были новые проекты, чтобы он так же был неиссякаем, как и в те годы, когда мы познакомились. Это было ну очень давно – перед «Иронией судьбы». Эльдар Александрович вообще человек неуёмный, энергичный, у него изумительная память, мне кажется, он знает наизусть всю советскую и русскую поэзию.

– А вот вашу роль в картине «Андерсен, жизнь без любви» Рязанов вырезал…

– Он же всегда снимает намного больше материала, чем войдёт в картину. У меня и в «Служебном романе» повылетало несколько сцен. А уж какие сцены были в «Небесах обетованных»! Какие дорогие для меня сцены, которые столько здоровья отняли... Мы, помню, снимали на какой-то гигантской московской помойке. Выше колена были эти миазмы, и мы в них огромную сцену, ещё и по пять дублей, играли. Всё вырезал! Он ради главной мысли часто жертвует даже самыми лучшими сценами. Я это знаю за Эльдаром Александровичем. Ради цельности материала он убирает, отсекает лишнее, как ему кажется. А что касается «Андерсена», то у него многие в итоге оказались в массовке. И даже очень хорошие артисты. Слава Богу, он меня всю вырезал, не оставил меня для массовки.

– Лия Меджидовна, правда, что собирались стать журналистом, но поступили в Московский институт цветных металлов?

– Это как бродишь, бродишь по путям неисповедимым. Пока на свой исповедимый путь попадёшь.

– Вы в «Современнике» уже 30 лет. И сегодня вы признанная звезда этого театра. А было время, когда вы своей первой большой роли дожидались целых восемь лет…

– Да, и преподнёс мне её Роман Григорьевич Виктюк. Спектакль назывался «Квартира Коломбины». И это был, наверное, первый за всю мою жизнь в театре такого высочайшего уровня материал. И сейчас, мне кажется, этот спектакль был одним из лучших творений этого очень талантливого человека. В те годы, когда мы работали с ним, Виктюк был в самом зените своего таланта. А мне просто повезло, что свой взор он обратил на меня. Да-да-да! Когда он принёс эти четыре маленькие пьесы Людмилы Петрушевской (а её в то время вообще не подпускали к театру) – каждая из них бриллиант, и все четыре подарил мне. Уж за это спасибо и Людмиле Стефановне, и Роману. Спасибо!

По теме

– После «Служебного романа» вы поддерживаете отношения с Алисой Фрейндлих?

– Ну, это было очень много лет назад, она живёт в другом городе... Когда мы снимались, для меня была такая честь играть с ней! Я ведь видела ещё её самую первую роль в театре – она Джульетту играла. Я до сих пор помню те гастроли БДТ на сцене Малого театра. Это было такое событие! Вообще, тогда Алиса сама была огромным событием. И зрители пробивались на спектакли именно на Алису Фрейндлих, хотя ей, по сути ещё девочке, было, наверное, ну лет 25 всего. Она была ошеломительным явлением! И таким же для меня и осталась. Вот год назад я посмотрела спектакль «Оскар и розовая дама». Должна сказать, что я была потрясена. Потрясена в первую очередь её скромным и мужественным поведением на сцене, ведь она не стремилась поразить зрителя размером своего таланта. Фрейндлих – великая актриса!

– Лия Меджидовна, на ваше настроение влияет погода? Бывают ли у вас депрессии? И как вы боретесь с мигренями?

– Моё плохое настроение, депрессия – не от погоды, а от ситуации. И от собственной неустроенности, неудовлетворённости или невостребованности. А с мигренью бороться легко – таблетку надо выпить, баралгин.

– Как вас поздравили с 30-летним юбилеем в театре?

– Никто не поздравил. Никто не вспомнил. И 25 было – никто не вспомнил и не поздравил. Надо очень пристально следить за жизнью актёра, чтобы на такие вещи обращать внимание. Да и играю я не так много – сейчас, по-моему, всего два спектакля в месяц. Иногда, правда, ставят в репертуар «Селестину» режиссера Николая Коляды. ... Эта моя героиня Селестина – последнее, что я сделала, по-моему, года три-четыре назад. Так что поздравлять-то меня нужно только с какой-нибудь новой работой, а не с юбилеем существования в театре.

Беседовал Михаил
Опубликовано:
Отредактировано: 29.11.2007 12:21
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх