// // Лишь 7 процентов смертей на дорогах происходит по вине нетрезвых водителей

Лишь 7 процентов смертей на дорогах происходит по вине нетрезвых водителей

864

Суперкара

2
В разделе

Недавняя страшная автокатастрофа на Минской улице в Москве, в которой по вине пьяного водителя погибли семь человек, вызвала дискуссию о необходимости кардинального ужесточения наказания для нарушителей правил дорожного движения, особенно тех, кто управляет авто в состоянии алкогольного опьянения. Предложения звучали самые драконовские – вплоть до пожизненного лишения прав пьяных водителей и конфискации у них транспортных средств. С другой стороны, как показывает практика, закручивание гаек водителям несильно улучшает ситуацию с безопасностью дорожного движения. Зато как на дрожжах растут доходы нечистых на руку сотрудников ГИБДД. Так можно ли как-то остановить пьяное безумие на российских дорогах?

Напомним, что авария на Минской улице в Москве произошла 22 сентября. Житель Москвы Александр Максимов, управляя своей «Тойотой» в нетрезвом состоянии на бешеной скорости (по различным данным, она составляла от 120 до 200 километров в час), врезался в автобусную остановку. От удара на месте аварии погибли семь человек – пятеро из них – несовершеннолетние воспитанники интерната, которые возвращались с фестиваля творчества. Вместе с ними погибли двое их воспитателей – супруги Ольга и Сергей Ширшовы.

В крови водителя было обнаружено 1,5 промилле алкоголя (что эквивалентно выпитой бутылке водки), после задержания Максимов заявил, что пил двое суток. Сейчас виновник ДТП находится под стражей. Выяснилась и ещё одна любопытная деталь: ранее Максимов уже лишался прав за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Однако это совершенно не помешало ему вновь сесть пьяным за руль. Нет никаких сомнений, что ближайшие несколько лет Максимов проведёт за решёткой. Насколько же сурово сегодня закон относится к оступившимся участникам дорожного движения?

Судя по оказавшимся в нашем распоряжении статистическим данным судебного департамента Верховного суда РФ, в минувшем 2011 году по статье 264 УК РФ (нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств) в России были осуждены 13 143 человека. Из них 7471 нарушитель – за ДТП, которые привели к тяжким телесным повреждениям, 4914 – за нарушение правил, повлёкшее смерть одного человека, 758 – двух и более лиц.

Самым распространённым видом наказания стало условное осуждение к лишению свободы. Такие приговоры были вынесены 8524 виновникам ДТП – более половины от общего числа. Интересно, что к условным срокам приговаривали даже водителей, по вине которых погибли двое и более человек – таких «условников» оказалось в минувшем году 215 человек. Реальные сроки получили 3724 человека.

Максимальная планка наказания, предусмотренная законом, составляет девять лет лишения свободы. В 2011 году, согласно судебной статистике, на срок лишения свободы от 8 до 9 лет по статье 264 УК РФ были приговорены всего 4 нарушителя. Самые же распространённые реальные сроки для лихачей находятся в диапазоне от одного до двух лет, к такому наказанию были приговорены 1157 человек.

Однако, судя по всему, наказания для виновников серьёзных ДТП вскоре могут быть кардинально ужесточены. С самой смелой инициативой на прошлой неделе выступила глава Комитета Госдумы по безопасности Ирина Яровая – она предложила наказывать виновных в ДТП со смертельным исходом так же, как за умышленное убийство. По мнению Яровой, пьяные водители, садясь за руль, умышленно покушаются на жизнь граждан, а значит, должны нести такую же ответственность, как и обычные убийцы. Между тем за убийство двух и более лиц Уголовный кодекс предусматривает наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Не придётся ли в таком случае строить новые специальные тюрьмы для водителей-«пожизненников»?

По теме

«Нельзя приравнивать нарушителей, пусть и пьяных, к убийцам, – рассказывает «Нашей Версии» вице-председатель Движения автомобилистов России Леонид Ольшанский. – У водителей, совершающих ДТП, нет умысла на убийство. У этого разгильдяя, который сбил семерых человек, был умысел проскочить быстрее светофор, но не повезло: ударился и по законам физики отлетел в остановку. И таких предлагают приговаривать к пожизненному заключению. Если человек взял пистолет и убил человека, то ему дадут семь лет, а если он собьёт двоих, то его предлагают сажать на 15 лет и вплоть до пожизненного заключения. И он будет сидеть в одной колонии с убийцей, и убийца будет хихикать, что ему дали меньше, чем нарушившему правила водителю».

Помимо ужесточения уголовной ответственности за ДТП, совершённое в состоянии алкогольного опьянения, сегодня звучат предложения об ужесточении административной ответственности для любителей выпить за рулём. Так, замглавы ГИБДД России Владимир Кузин предложил на днях помимо прав забирать у управляющих машинами навеселе и автомобили. К водителям могут быть увеличены и штрафные санкции – звучат цифры 100 и 500 тыс. рублей, предлагается также ввести пожизненное лишение прав за езду в нетрезвом виде. Только отвадит ли это любителей выпить за рулём от пагубной привычки?

«Всё это приведёт лишь к увеличению масштабов коррупции, – считает Леонид Ольшанский. – Когда за езду без прав ввели 15 суток административного ареста, размер взятки за это нарушение вырос многократно. Так же будет и с новыми санкциями в отношении пьяных водителей – перед перспективой конфискации машины или пожизненного лишения прав будут платить куда больше, чем сейчас. Кроме того, идея конфискации машины противоречит Конституции. Водитель не обязательно является собственником автомобиля, он может принадлежать фирме, родственникам и так далее. Почему они должны отвечать за грехи водителя?»

На фоне всей этой антиалкогольной истерии невольно напрашивается вопрос: а насколько серьёзную на самом деле опасность представляют нетрезвые водители? Премьер Дмитрий Медведев на прошлой неделе сделал по этому поводу весьма пространное заявление – дескать, по вине пьяных водителей происходят «самые страшные аварии». Непонятно, что имел в виду премьер под «страшными авариями», но, судя по статистике, .

Кроме того, судя по динамике, количество погибших в ДТП с участием пьяных водителей начиная с 2007 года, когда было ужесточено наказание в отношении нетрезвых за рулём, плавно снижается: если пять лет назад по вине пьяных водителей погибли 2555 человек, то в 2011-м, повторимся, 2103 человека. Сократилось и общее количество ДТП с нетрезвыми водителями: в 2007 году зафиксировано 15 593 «пьяные» аварии, а в 2011-м – уже 12 252 ДТП. Хотя если сравнивать показатели 2011 года с 2010-м, то здесь наметился небольшой рост: в 2011 году количество ДТП с нетрезвыми водителями увеличилось на 3%.

Конечно, никто не спорит с тем, что с пьянством на дороге необходимо жёстко бороться. Правда, резкое ужесточение санкций должно применяться не только к недобросовестным водителям, но и к тем, кто их задерживает и оформляет. А сегодня эксперты ставят под большое сомнение честность и непредвзятость не только инспекторов ГИБДД, но и наркологов, которые проводят медицинское освидетельствование и выносят окончательный вердикт пьяному водителю. Ни для кого не секрет, что вердикты эти зачастую не имеют ничего общего с реальностью.

«Наркологи могут действовать в сговоре с сотрудниками ГИБДД и фальсифицировать результаты освидетельствования. Это сегодня происходит сплошь и рядом, это не новость, это обычная порочная практика, – рассказывает «Нашей Версии» медицинский адвокат Дмитрий Айвазян. – И пока не наблюдается каких-то движений, чтобы противодействовать этому».

Вариантов защиты от коррумпированных наркологов у трезвых водителей нет практически никаких. Так, например, бытует мнение, что в случае если нарколог вынес неправильное заключение и из совершенно трезвого водителя превратил вас в документах в пьяного, то можно пройти независимую экспертизу и использовать её результаты как доказательства в суде. Однако это большое заблуждение. Суд принимает в качестве доказательств результаты экспертиз, которые он назначил сам. В лучшем случае заключение независимых экспертов будет воспринято судом как «мнение специалистов», причём пребывающих с водителем в определённых финансовых отношениях.

По теме

«Сотрудник ГИБДД приезжает лично к наркологу и обо всём договаривается. Бланки есть, печати есть, можно что угодно состряпать абсолютно, – говорит Дмитрий Айвазян. – Все эти тест-системы в закрытых оболочках, опечатывание – ничего не помогает. Кроме того, здесь высок субъективный фактор, который также является коррупционным инструментом. Нарколог может написать, что лицо было красным, а оно не было красным, может написать про запах изо рта и заплетающуюся речь, а ничего этого на самом деле не было».

Что же делать порядочному автовладельцу, который может стать жертвой недобросовестных наркологов? По словам нашего собеседника, в случае если у вас есть мобильный телефон, необходимо фиксировать на фотокамеру все процессуальные действия и документы – результаты тестов, диагностические аппараты и так далее. Позже по этим фото юристы смогут определить нарушения, например, что тестовые системы просрочены, не сертифицированы и не соответствуют тем нормативным требованиям, которые необходимы для проведения исследования. Это сыграет вам на руку в суде. Если вы уверены, что в вашем организме нет алкоголя, то ни в коем случае нельзя подписывать никакие протоколы, зато в протоколе можно написать пару слов о предвзятости эксперта.

«Санкции ужесточаются, а вот правоприменение остаётся прежним, – говорит Дмитрий Айвазян. – Параллельно с ужесточением наказания необходимо вводить и серьёзные санкции для недобросовестных наркологов. А сегодня они вообще ни за что и ничем не отвечают. Во-первых, их очень сложно уличить в фальсификации данных экспертизы, но даже если такое и происходит, то он максимум уволится из одного заведения и перейдёт на работу в другое. Нужны серьёзные процессуальные преграды для такого рода фальсификаций».

Но, как видно, никто из тех, кто предлагает ввести драконовские меры в отношении водителей, и слова не говорит об увеличении ответственности тех, кто этих водителей задерживает и оформляет. А ведь от решений этих людей может зависеть слишком многое. Что, например, может означать пожизненное, как сегодня предлагают законодатели, лишение прав для того же водителя-дальнобойщика? Фактически его судьба находится в руках двух человек – инспектора ГИБДД и нарколога, которые, к сожалению, далеко не всегда работают честно.

То, что новые санкции заметно подстегнут коррупцию на дорогах, ни у кого не вызывает сомнений. В начале сентября «Наша Версия» провела небольшое исследование о размерах поборов на дорогах. Мы проанализировали 100 последних сообщений СМИ о задержании инспекторов-«оборотней» при получении взяток. Так вот, более чем в 40% случаев это были взятки именно за управление автомобилем в нетрезвом виде. Причём зачастую деньги вымогались с совершенно трезвых водителей. Средний же размер взятки за «пьянку» по стране составил, по нашим подсчётам, 23,9 тыс. рублей. Рекордный размер взятки был зафиксирован в июне 2012 года в Москве – с показавшегося пьяным водителя инспектора потребовали 100 тыс. рублей. Теперь, видимо, начнут брать миллионами…

«Три года назад на заседании госсовета Владимир Путин говорил о проблеме безопасности движения. Он заявил, что на первом месте для нас в этом деле – строительство новых дорог, на втором – оперативное прибытие «скорой помощи» на место ДТП. На третьем – повышение качества подготовки водительских кадров. Никто об этих постулатах сейчас не вспоминает, ставки сделаны на репрессии, но ими ничего не решить».

Главная опасность на российских дорогах – это сами российские дороги. По уровню пассивной безопасности российские трассы сегодня занимают последние позиции среди цивилизованных стран. Шутка ли, только 7% протяжённости федеральных автотрасс имеют две и более полос в каждом направлении, а ведь на многополосных дорогах значительно сокращается риск лобовых столкновений на обгонах, которые практически не оставляют шансов участникам ДТП.

«Репрессии бесполезны, нужно строить новые и безопасные дороги, как это, например, делает сегодня Собянин в Москве, – говорит Леонид Ольшанский. – В Москве строительство дорог идёт семимильными шагами. Я живу на Мичуринском проспекте, раз в неделю я вижу на нём префекта Западного административного округа Алексея Александрова. Он лично выезжает и контролирует процесс реконструкции. Мичуринский проспект расширился вдвое, в самом опасном месте, где постоянно бьются машины на пересечении Мичуринского проспекта и Аминьевского шоссе, сегодня строится гигантская эстакада. И там, даже если захочешь нарушить, теперь не нарушишь. Когда люди хотят работать, они не рассуждают о репрессиях, а работают».

Опубликовано:
Отредактировано: 01.10.2012 16:01
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх