Версия // Бизнес // Кредиторы получили право отнимать имущество у предпринимателей даже после завершения дела о банкротстве компании сообщил Версии партнёр Horizon Global

Кредиторы получили право отнимать имущество у предпринимателей даже после завершения дела о банкротстве компании сообщил Версии партнёр Horizon Global

9414

Общество с безграничной ответственностью

фото: LORI
В разделе

В этом году предприниматели, которые в рамках субсидиарной ответственности при проведении процедуры банкротства всё чаще лишаются личного имущества, могут столкнуться с новой проблемой. Летом вступит в силу норма, по которой с личным имуществом можно расстаться и через несколько лет после завершения ликвидации предприятия. О том, к чему стоит готовиться бизнесу, «Наша Версия» поговорила с партнёром юридической компании Horizon Global Виктором Малаховым.

– В декабре 2016-го Госдума приняла очередной пакет поправок в закон о банкротстве, которые вступают в силу в течение этого года. Чего от них ждать российскому бизнесу?

– Одна из наиболее существенных новелл, в необходимости и полезности которой в среде профессионального сообщества есть сомнения, – возможность привлечения физического лица к субсидиарной ответственности после завершения ликвидации компании. Другое, не столь противоречивое, новшество состоит в том, что при определённых обстоятельствах денежная сумма, на которую лицо было привлечено к ответственности, взыскивается в пользу каждого из кредиторов, что позволит им самостоятельно решать судьбу данного имущества.

Субсидиарная ответственность – это право кредитора взыскать неполученный долг с другого обязанного лица, если основной должник был не в состоянии его выплатить. Теперь даже спустя годы после окончания банкротства по неоплаченным долгам ликвидированной компании придётся ответить в том числе и личным имуществом, на которое может быть обращено взыскание. Данная новелла делает должность руководителя всё менее и менее привлекательной и излишне рискованной, поясняет партнёр Horizon Global Виктор Малахов.

– И насколько просто это можно будет сделать?

– Достаточно просто при должном подходе. Если в деле о банкротстве вопрос привлечения к ответственности не рассматривался, то особых проблем со сбором доказательств и оформлением документов не возникнет. Тут важно, как именно проходил процесс банкротства, какие документы есть в деле, какие действия проведены арбитражным управляющим и какие обстоятельства установлены судом.

Для того чтобы обратиться в суд, не нужны новые или вновь открывшиеся обстоятельства, связанные с выявлением нового имущества у должника, с возникновением каких-либо документов, с приговорами по уголовным делам.

Любой кредитор, участвовавший в деле о банкротстве, посчитав, что его права и интересы нарушены, сможет обратиться с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности конкретного гражданина, который раньше был акционером, учредителем или директором уже ликвидированной организации.

Более того, физическому лицу необязательно иметь юридически оформленные отношения с ликвидированной компанией – достаточно доказательств, что оно определяло принятие ключевых решений.

Конечно, возникают вопросы, как собирать доказательную базу, если все документы сданы в архив. Тем не менее теперь по закону суд должен будет дать возможность кредитору, который предъявляет такой иск, ознакомиться с делом о банкротстве. Попутно он должен указать всех других кредиторов, то есть представлять также и их интересы.

– А если он не захочет это делать?

– Придётся. Дело рассматривается по особым правилам, разработанным для защиты прав и законных интересов группы лиц. В случае если в этой части кредитор поступает как эгоист, суд оставляет его заявление без движения до устранения недостатков – указания всех заинтересованных лиц. Иначе заявление вернут без рассмотрения по существу.

По теме

– Когда эта норма вступает в силу? В Horizon Global Вы уже подсчитали штрафы и последствия от этих нововведений?

– В части привлечения лица к ответственности после завершения дела о банкротстве – с 1 июля, в части обязательности группового иска – с 1 сентября.

Следует учесть, что процедура привлечения к ответственности зачастую начинается до возбуждения дела о банкротстве. На руководителя организации составляется протокол об административном правонарушении в связи с неподачей заявления о банкротстве при наличии недоимки в размере не менее 300 тыс. рублей. Штраф за это небольшой: до 10 тыс. рублей, и, как правило, с этим все соглашаются. Но если дойдёт до банкротства, этот факт будет дополнительным доказательством вины.

Кстати, закон не позволяет списать долг субсидиарной ответственности при процедуре банкротства физического лица. Долг придётся либо вернуть, либо жить с ним всю жизнь.

– Тем не менее тут, наверное, многое зависит от того, как поведут себя суды?

– Я надеюсь, что у нас не начнётся охота на ведьм, как это нередко бывает. Очевидно, первопроходцами станут фискальные органы, им эти процессы в суде даются несколько проще. В целом думаю, что в следующие год-два это нововведение как минимум вызовет массу дополнительных административных вопросов, в том числе коррупционную составляющую. А как максимум пойдёт волна постсудов.

– Какие сроки установлены для подачи таких исков?

– В течение трёх лет со дня, когда лицо, подающее заявление, узнало или должно было узнать о наличии оснований для привлечения к ответственности, но не позднее трёх лет со дня признания должника банкротом. Данный срок не является пресекательным и по уважительной причине может быть восстановлен судом. Является ли данный срок сроком давности или сроком совершения юридически значимого действия, в ближайшие несколько лет ответят высшие судебные инстанции.

Не стоит забывать и о недобросовестности, при установлении которой сроки могут быть самыми неожиданными. Например, в 2009–2010 годах Москомимущество обратилось в Арбитражный суд с заявлениями о признании недействительными результатов приватизационных торгов, проведённых в 1997–1998 годах. А это за пределами даже 10-летнего срока исковой давности. Потому что вдруг обнаружилось, что некое здание принадлежит не им, а, скажем, ООО «Ромашка» или ЗАО «Лютик».

– Какова сегодня судебная практика по субсидиарной ответственности руководителей?

– Реальный правовой механизм, позволяющий привлекать к ответственности, появился в 2009 году, хотя до 2014 года судебная практика буксовала. В 2014 году были первые прецеденты, а с 2015 года она заработала в полную силу. Сформировалась практика на уровне федеральных округов, дальше Высший арбитражный суд это подтвердил, а недавно Верховный суд, на мой взгляд, даже усилил эту позицию. То есть теперь по крайней мере руководителей привлекают к ответственности без особых проблем.

Например, недавно Арбитражный суд Приморского края привлёк председателя правления небольшого банка к субсидиарной ответственности на 236 млн рублей. Весь состав правления исключили, хотя решения подписывали все, но привлекли его одного. Суду морально проще определить одного, все это понимают, и всем это выгодно. Хотя председатель правления – достаточно номинальная должность. Он просто подписывал коллегиальные решения правления, даже счётом не распоряжался.

– Но ведь это, мягко говоря, несправедливо…

– Да. Суды не хотели очень долгое время за это привлекать. Ведь правовые основания для этого действительно местами неразумны. Но некоторые инстанции считают по-другому. Процесс пошёл в сторону ужесточения. В ряде случаев, будто, действует презумпция винов­ности: ты докажи, что действовал добросовестно и благоразумно.

– Получается, что скоро банкротство уже не будет спасать предпринимателей от долгов?

– Освобождение от долгов не главный итог. Основной результат ликвидации компании – чтобы в будущем не было проверок, чтобы снять риски, поскольку проверять нечего и уголовно-правовые последствия сходят на нет. Но после сентября, боюсь, ситуация может измениться.

– Может, как-то можно остановить подобное развитие событий, например Верховный суд в этот раз не поддержит создание в стране такой атмосферы неуверенности у бизнеса?

– Конечно, такого исключать нельзя. Уже неоднократно были случаи, когда закон принимался, но его вступление в силу откладывали или вообще отменяли. Так что пока это всего лишь планы, которые ещё ничего не значат. Но знать о них и готовиться к такому развитию событий очень даже не помешает. Строгость закона не всегда компенсируется необязательностью его исполнения, - прокоментировал партнёр юридической компании Horizon Global Виктор Малахов.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 14.02.2017 10:11
Комментарии 1
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх