Версия // Власть // Крайне правые и крайне левые идеологии в Германии снова начинают вставать на ноги

Крайне правые и крайне левые идеологии в Германии снова начинают вставать на ноги

4562

Конец мягкой политики

В разделе

Значимость современной Германии и ее возвращение к глобальной роли лидера была основана на отрицании тоталитарного прошлого страны, как нацистского, так и коммунистического. Этот отказ от прошлого в настоящее время проходит испытание на прочность, по мере того как начинает проявлять себя толерантность крайне левых и крайне правых.

Под прикрытием

Два эпизода проиллюстрировали данные тезисы за последние дни. Одним из них является желчная борьба за увольнение Андрея Хольма из городского правительства Берлина за то, что тот в прошлом работал в Штази, а также Университете Гумбольдта. Другим является решение Конституционного суда Германии против запрета неонацистской Национально-демократической партии (НДП).

В 1989 году, когда Хольму было 18, он проработал в Штази несколько месяцев. Не зная, что конец близок, перед молодым человеком встал выбор, который был не особо сложным, поскольку его отец являлся офицером Штази. В средней школе он обратился в агентство и подписал обязательство о сотрудничестве. В возрасте 18 лет прошел пятимесячный курс обучения – в качестве сотрудника канцелярии одного из отделов ведомства. Он говорит, что стажировка была засчитана в качестве обязательной военной службы. После ее завершения он должен был изучать журналистику, а затем поступить на службу Штази, возможно, под прикрытием.

Этого так и не произошло. Хольм, который также является внуком известной жертвы коммунистического и нацистского режимов, учился дальше и стал социологом и профессором университета. Он придерживался своих левых взглядов и превратился в одного из самых известных берлинских противников джентрификации - серьезное достижение в быстро меняющем свой облик города.

В прошлом году левые партии хорошо провели местные выборы, вернув Майкла Мюллера на пост мэра. На национальном уровне СДПГ является младшим партнером в правящей коалиции с правоцентристским ХДС канцлера Ангелы Меркель. В Берлине, однако, партия заключила другой союз – с левыми (преемниками коммунистической партии, правившей в Восточной Германии) и Партией зеленых. Такая коалиция была бы немыслимой еще несколько лет назад – левые не рассматривались всерьез, несмотря на популярность на бывшем Востоке. Теперь, однако, партия имеет представителей в трех государственных органах власти, в том числе одного в Берлине, а в прошлом году ее член Бодо Рамелов стал первым в истории партии региональным премьер-министром.

Мемориал стыда

Защита от застройщиков и богатых нуворишей является ключевым вопросом в повестке дня партии, так что левые добились для Хольма поста руководителя жилищного фонда. Но тогда, в декабре, местная газета рассказала о его прошлом в Штази, и выяснилось, что он лгал об этом в опросе при приеме на работу в Университет Гумбольдта. Если бы он этого не сделал, его, возможно, вообще бы не допустили к преподавательской работе.

Разоблачение создало изрядное напряжение в «красно-зеленой» коалиции. Подобных скандалов и боятся левоцентристские политики, когда они договариваются о союзе с левыми. Такой альянс на федеральном уровне может быть единственным способом свергнуть Ангелу Меркель после парламентских выборов 24 сентября, если СПД, левые и Партия зеленых вместе наберут более половины голосов (текущие опросы дают им порядка 40%). Но СДПГ не хочет связываться со Штази, поскольку службу люто ненавидят в западных землях. В связи с этим Мюллер призвал Хольма подать в отставку и выйти из состава городского правительства, чтобы не вредить своей партии дальше.

По теме

Университет тоже уволил его. Данное решение профессор оспорил в суде. Но, несмотря на предыдущую практику нетерпимости к Штази, сейчас все обстоит несколько по другому. Президент университета Сабине Кунст говорит, что они бы не уволили Хольма, если бы он выразил сожаление по поводу того, что соврал при заполнении анкеты. Вступились за Хольма и студенты, среди которых профессор пользовался авторитетом. «Их не заботит его прошлое в Штази: это было слишком давно, в другой стране», - говорит Кунст. Так что, возможно, карьере Хольма еще не конец. Его борьба за права бедных жильцов, безусловно, продолжится, и, возможно, даже будет набирать обороты.

На другом конце политического спектра НДП - партия, которая яростно конфликтует с левыми – получила разрешение на существование от Конституционного суда Германии. Немецкие региональные власти обратились суд с требованием запретить партию, но тот принял любопытное решение: постановил, что в то время как крайне правая партия отвергла демократию и преследовала антидемократические цели, которые похожи на те, что исповедовали нацисты, «нет конкретные и весомые свидетельств того, что НДП добьется успеха в достижении своих антиконституционных целей».

На самом деле, данная партия не представлена в государственных органах власти, и на последних выборах набрала лишь 1,3%, чего далеко недостаточно, чтобы попасть в парламент.

Хотя предыдущая попытка запретить партию в 2003 году также не удалась, причины были разными. Тогда суд постановил, поскольку в партии было множество правительственных агентов, абсолютно неясно, действительно ли она исповедует нацистские взгляды или это все дело рук агентов правительства. Теперь суд продемонстрировал готовность терпеть реальную нацистскую организацию до тех пор, пока у нее нет шансов захватить власть.

Другая, гораздо более мягкая, но все же сильно националистическая партия, антииммигрантская Альтернатива для Германии (АдГ) добилась больших успехов на местных выборах. Она в настоящее время представлена в 10 из 16 местных парламентах Германии и готова попасть в федеральный этой осенью. На прошлой неделе один из руководителей партии раскритиковал мемориал Холокоста в центре Берлина, назвав его «Мемориалом стыда», и призвал немцев прекратить извиняться за преступления нацистов. Хотя лидер АдГ Фрауке Петри осудил данное высказывание, что далеко не один представитель партии считает также.

Крайне правые и крайне левые идеологии причинили немало страданий Германии в 20-м веке. В 21-м они опять начинают вставать на ноги. Это может быть признаком нормальности: в конце концов Германия доказала, что она является более устойчивой к эксцессам, чем многие другие европейские страны, где крайние партии пришли к власти или едва не сделали этого. Но это также может означать конец относительно мягкой немецкой политики, которая позволила Ангеле Меркель выиграть трое выборов подряд.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.01.2017 16:30
Еще на сайте
Наверх