// // Кому выгодно посадить опального экс-сенатора

Кому выгодно посадить опального экс-сенатора

614

Месть для Изместьева

2
В разделе

Россия наконец победила мафию. Из лексикона российских политиков и СМИ это слово почти исчезло, а значит, мафии в России нет. Зато вопреки всем законам марксизма на изрядном куске земной суши, где добывают много нефти и газа, а также держат в шахтах тысячи ядерных боеголовок, появилась новая форма социальной организации общества, где государственный статус и властные полномочия означают больше, нежели многозарядный пистолет и бандитские татуировки. Органы власти в таком обществе, разумеется, вынуждены подчиняться его понятиям, а не писаным законам. Тем более что законы здесь соблюдать не принято. А понятия народ усвоил быстро: дать взятку гаишнику менее хлопотно, чем стоять в очередях со штрафной квитанцией. Получить загранпаспорт за три дня, отдав несколько сотен долларов, приятнее утомительного ожидания и звонков паспортистам. Согласовать перепланировку квартиры? Узаконить дачный сарайчик? Открыть и вести свой бизнес? Чтобы быть свободным, надо платить. И этот принцип госкапитализма свято усвоили некоторые российские правоохранительные органы.

Судя по громким уголовным делам последнего времени, государственные силовые структуры работают с прибылью. Аббревиатуры всевозможных серьёзных ведомств стали едва ли не брендами. Конфликты и передел экономических сфер влияния приводят к новым уголовным делам и даже к вооружённому противостоянию между стражами порядка. Вспомним арест генерала ФСКН Бульбова, который чуть не спровоцировал перестрелку между спецназом ФСБ и спецподразделением антинаркотического ведомства, охранявшим генерала. И хотя сейчас свои посты потеряли и руководитель ФСБ, и глава ФСКН, противостояние между различными структурами продолжается. Да и конфликт Следственного комитета при Генпрокуратуре с МВД и самой Генпрокуратурой далёк от завершения.

Следственный комитет лихорадит уже давно. Его сотрудники собрали слишком много уголовных дел, в которых фигурируют миллиарды долларов. Неудивительно, что «юридической чистоты» от следователей уже не ждут. От них ждут результатов, то есть арестов влиятельных персон, которые можно впоследствии использовать как козыри в игре против конкурентов. В итоге в системе российского правосудия уже появились своего рода неписаные правила. Итак, нужно:

– во что бы то ни стало арестовать подозреваемого и содержать его под стражей до суда;

– предъявить арестованному как можно больше обвинений по «подходящим» тяжким статьям УК;

– раздуть конкретное уголовное дело и привлечь по нему в качестве обвиняемых и свидетелей обвинения максимально возможное число участников (чем больше документов, тем легче «потеряться» в них);

– постараться засекретить следствие и суд от общественности;

– любой ценой добиться от суда обвинительного приговора (а если невиновность подсудимого очевидна, срок заключения может быть условным).

В качестве иллюстрации последнего пункта можно привести печальную статистику Мосгорсуда. Только в 2006 году из более 50 тыс. уголовных дел, рассмотренных городским и районными судами Москвы, вынесено 0,3% оправдательных приговоров. Между тем в странах Европы соотношение обвинительных и оправдательных приговоров – 70 к 30!

Секреты сенатора Изместьева

Наиболее ярким примером ведения следствия по «понятиям» можно считать громкое дело бывшего сенатора и владельца холдинга «Корус» Игоря Изместьева. Оно драматично, как хороший сериал. Всё началось с налоговых проверок и обвинений в даче взятки сотруднику ФСБ «в рамках оперативного эксперимента», а закончилось целым букетом обвинений в терактах, убийствах, поджоге и руководстве бандой киллеров. 15 мая предварительное следствие закончилось, с материалами и обвинениями бывшему сенатору и мультимиллионеру придётся знакомиться в «Лефортове». При этом, по словам адвокатов, дело скорее всего будет засекречено: выносить на широкое обсуждение столь юридически небезупречный результат работы следователей гособвинители не станут. Игорь Изместьев заявляет, что невиновен по всем пунктам обвинения, а его защитники утверждают, что все имеющиеся доказательства против Изместьева состоят из показаний весьма заинтересованных лиц.

По теме

Напомним, что Игорю Изместьеву вменяется руководство финагинской преступной группировкой, с помощью которой он якобы организовал два теракта, семь убийств, четыре покушения и поджог. Он обвиняется по ст. 105 УК России (убийство), ст. 30 (покушение на убийство), ст. 205 (терроризм), ст. 213 (хулиганство), ст. 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества), ст. 112 (умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью), ст. 115 УК РФ (умышленное причинение лёгкого вреда здоровью) и ст. 291 (дача взятки должностному лицу).

По версии следствия, Игорь Изместьев руководил созданной в 1992 году финагинской (кингисеппской) преступной группировкой. Следователи считают, что Изместьев являлся непосредственным заказчиком 11 убийств, 
7 из которых членам ОПГ удалось совершить. В в 1994 году был убит директор по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салават Гайнанов, в 1999-м – предприниматель Олег Булатов, занимавшийся транспортировкой нефти. В 2001 году были застрелены бывший главный бухгалтер Башкирской нефтехимической компании Валерий Сперанский и московский нотариус Галина Перепёлкина. В 2002 году убит руководитель ЗАО «ВМС-Октан» Василий Хитаришвили, а в 2003 году в автомобиле были взорваны охранники компании «Башнефтехим» Евгений Метлицкий и Ринат Хабибуллин. Этот взрыв следователи считают терактом. По их мнению, целью преступления была не только гибель людей, но и «дестабилизация хода предстоящей предвыборной кампании по выборам президента Республики Башкортостан». В результате взрыва пострадали ещё два человека – также охранники «Башнефтехима». Но это следователи квалифицировали как покушение на убийство.

Ещё одно взрывное устройство в центре Уфы у резиденции Урала Рахимова не сработало: заминированы были «Жигули», простоявшие напротив дома Рахимова две недели. Затем милиционеры заметили бесхозный автомобиль и обезвредили его. Тем не менее Изместьеву предъявлено обвинение в подготовке покушения на гендиректора АНК «Башнефть» Урала Рахимова.

Изместьева также обвиняют в организации в 2003 году пожара в типографии в Златоусте. Изместьев якобы поручил банде Финагина спалить типографию, где печатались агитматериалы одного из кандидатов в президенты Башкирии.

Кроме того, следствие инкриминирует Игорю Изместьеву покушения на руководителя финансовой компании «Корвет» Михаила Орлова (у исполнителя во время выстрела заклинило оружие, и Орлов выжил), а также несколько неудачных покушений на предпринимателя Юрия Бушева. В качестве обоснования в обвинительном заключении указано, что бывший сенатор совершал инкриминируемые ему преступления, так как деятельность предпринимателей «противоречила» его интересам «в сфере переработки нефти и реализации нефтепродуктов». Те же мотивы якобы спровоцировали Изместьева к даче взятки в 10 тыс. долларов старшему оперуполномоченному службы экономической безопасности ФСБ Ольге Нуждёновой, проверявшей деятельность холдинга «Корус».

Эксперимент с показаниями

В 2003—2006 годах власти проводили массированную проверку компаний, занятых нефтяным бизнесом в Башкирии. Проверка касалась ухода от налогов при помощи внутреннего офшора на Байконуре. Вплоть до 2003 года байконурскими схемами пользовались почти все российские нефтетрейдеры: на безналоговой территории открывалась фирма, которой сдавали в аренду оборудование и работников башкирских нефтеперерабатывающих заводов. При этом физически вся нефть перерабатывалась в Башкирии, а нефтяники платили существенно меньше налогов.

Как ни странно, единственными «пострадавшими» от проверки оказались холдинг «Корус» и его фактический владелец сенатор Игорь Изместьев, который в 2001 году непосредственно руководил холдингом, а к 2004 году свернул дела в Башкирии. Весной 2006 года один из оперативников – майор ФСБ Ольга Нуждёнова – написала заявление руководству о том, что её пытаются подкупить в обмен на информацию о ходе проверки по «Корус-холдингу». Чуть позже при передаче Нуждёновой 10 тыс. долларов «в рамках оперативного эксперимента» был задержан другой сотрудник ФСБ – Михаил Тимофеев. Тот сразу стал сотрудничать со следствием и указал на «соучастников» – Александра Папахина, бывшего замначальника следственного управления ГУВД Москвы, генерал-лейтенанта налоговой полиции Александра Баканова и майора ФСБ Дмитрия Кривенко. Всех подозреваемых арестовали. Папахин содержался под стражей почти год, при этом из камеры он написал скандальное письмо спикеру Совета Федерации. Как писала газета «Коммерсантъ», «в нём Папахин утверждает, что замначальника управления по расследованию особо важных дел Генпрокуратуры Игорь Мясников и старший следователь по особо важным делам Иван Зипунников якобы оказывали на него психологическое давление с целью «заставить оговорить» члена СФ Игоря Изместьева». Реакции не последовало. Через некоторое время Папахин дал необходимые следователям показания. В результате .

По теме

Стоит отметить, что фамилия Нуждёновой неожиданно «всплыла» и в другом уголовном деле, связанном с Изместьевым. Оно касалось одного из неудавшихся покушений на предпринимателя Юрия Бушева и скандала вокруг компании по добыче известняка «Роснерудпрома». Владельцы компании обвинили Бушева в попытке рейдерского захвата предприятия. Решив действовать «неофициальным» путём, они подрядили неких сотрудников МВД «закрыть» созревшее к тому времени дело против «Роснерудпрома» за 40 тыс. долларов. Однако милиционеры вскоре привезли заказчикам фотографию трупа самого Бушева, заявив, что «проблема решена». Затем выяснилось, что Юрий Бушев жив-здоров, а фото – часть оперативного эксперимента по поимке заказчиков покушения на него. Слегка потрясённых таким поворотом дела владельцев «Роснерудпрома» арестовали.

К счастью, через полгода суд оправдал и выпустил всех обвиняемых, однако произошло это после того, как находчивые бизнесмены через адвокатов раздобыли аудиозаписи переговоров Бушева с чинами в МВД и ФСБ. Одним из таких чинов оказалась… Ольга Нуждёнова, проводившая проверку деятельности «Роснерудпрома», причём, как выяснилось позже, пытавшаяся объединить его с делом нефтехолдинга «Корус». До суда записи были разосланы во все органы власти и спецслужбы.

Бушев неоднократно заявлял о своих тесных связях с «органами» и, как писала «Новая газета», «не стеснялся называть и имя своего куратора. Им оказалась оперативный сотрудник службы экономической безопасности ведомства подполковник Ольга Нуждёнова». После вынесения оправдательного приговора Юрий Бушев пытался оспорить его в Верховном суде, который, впрочем, не поддержал протест – слишком очевидным было то, что «покушение» организовали сами силовики. Однако чуть позже Бушев неожиданно обвинил в организации этого и других «неудачных» покушений на свою жизнь сенатора от Башкирии Игоря Изместьева.

Незаменимый потерпевший

В ноябре Мосгорсуд принял к производству уголовное дело кингисеппской группировки киллеров, в которую входил бывший офицер-подводник Александр Пуманэ. По информации нескольких СМИ, к деятельности группировки имел отношение и Игорь Изместьев. Комментируя эти сообщения, сенатор заявил, что считает слухи вокруг него заказными и связанными с его бизнесом: «В качестве подтверждения заказного характера публикаций сообщаю, что за весь период расследования дела Пуманэ мне не было задано ни одного вопроса и со мной не проведено ни одного следственного действия, и это не связано со статусом сенатора. Я считаю дело «Корус-холдинга» ярким примером так называемых заказных дел, когда под предлогом защиты государственных интересов вымогаются деньги, разрушаются и захватываются компании в пользу тех или иных юридических или физических лиц». По его словам, в течение двух лет его шантажировала, угрожала, пыталась вымогать деньги организованная преступная группа, в которую входили сотрудники правоохранительных органов.

Затем Юрий Бушев был признан потерпевшим по делу Пуманэ. Якобы именно Бушева отставной подводник и штатный «киллер» финагинской банды ехал взрывать в Москву. Но по дороге нарвался на патруль и был до смерти забит неизвестными на допросе в милиции. И якобы именно Игорь Изместьев являлся непосредственным заказчиком взрыва.

После нескольких месяцев плотной «работы» с участниками группировки главари банды подтвердили показания Бушева. В результате один из киллеров – Александр Иванов – за шесть доказанных эпизодов убийств получил всего 12 лет колонии. Дело другого бандита, давшего показания против Изместьева – Сергея Финагина, – выделено в отдельное производство и до сих пор не передано в суд («Наша Версия» писала об этом в № 8 в статье «Финн неподсуден?»).

В качестве «потерпевшего» Юрий Бушев работал безотказно, а Сергей Финагин, портрет которого до сих пор украшает разыскной лист официального сайта ФСБ, аккуратно подписывал показания против Изместьева. Вскоре Следственный комитет обзавёлся массой материалов. В конце 2006 года Изместьева обвинили в организации убийства в 2001 году нотариуса Галины Перепёлкиной – бывшей гражданской жены Бушева. В качестве мотивов, толкнувших Изместьева на преступление, следствие упомянуло некие компрометирующие «Корус» материалы, которыми якобы обладала Перепёлкина.

По теме

При этом оперативники не увидели очевидного: на момент смерти Перепёлкиной, расстрелянной в центре Москвы финагинскими бандитами, Бушев находился в уфимском СИЗО по обвинениям в мошенничестве, при этом он уже несколько лет жил с другой женщиной. Тем не менее обширное наследство старейшего частного нотариуса столицы Перепёлкиной в обход прямых родственников досталось именно Юрию Бушеву.

А по обвинениям в организации покушения на Галину Перепёлкину был арестован именно Игорь Изместьев, который неоднократно заявлял, что даже не был знаком с убитой.

Идеальное похищение

Задержание Изместьева в январе 2007 года проходило по всем правилам жанра. К тому времени уже бывший сенатор прилетел из Швейцарии в Киргизию на переговоры с руководством республики на предмет разработки нефтегазовых месторождений. В аэропорту Бишкека Изместьева неожиданно блокировали и передали сотрудникам российских спецслужб, которые на пустом самолёте доставили задержанного в Новосибирск. А затем в Москву. В Домодедове Изместьеву официально предъявили обвинения и надели наручники.

Адвокаты бывшего сенатора неоднократно подавали жалобы и пытались возбудить уголовное дело против «неустановленных лиц», похитивших Изместьева на территории другого государства без всяких оснований, – документов об экстрадиции и официального объявления в розыск на Изместьева никуда не поступало. Владельца «Корус-холдинга» даже ни разу не вызывали повесткой на допрос. Однако Мосгорсуд не признал попытки похищения, зато судьи регулярно удовлетворяли ходатайства Следственного комитета о продлении срока пребывания Изместьева под стражей. После того как Изместьев начал протестовать и отказался давать показания, его неоднократно помещали в карцер, переводили в камеру с уголовниками, запрещали встречаться с родственниками и адвокатами и просто проводили «душещипательные беседы» о необходимости признаться во всём следователям.

Суд абсурда

Вскоре дело Изместьева пополнилось новыми обвинениями, которые его адвокаты считают попросту абсурдными. К примеру, сейчас Игорь Изместьев обвиняется в организации убийства в 1994 году директора по производству Ново-Уфимского нефтеперерабатывающего завода Салавата Гайнанова. Сам Изместьев на одном из судебных заседаний заявил по этому поводу следующее:

— Когда убили Гайнанова, мне было 26 лет. К тому времени я на Ново-Уфимском заводе проработал всего полтора года, был заместителем начальника отдела. Следствие утверждает, что мне было выгодно его убийство, так как я претендовал на его должность. Но меня никогда не назначили бы на место Гайнанова, хотя бы потому, что я окончил не нефтяной вуз, а авиационный. К тому же тогда нефтяная отрасль в республике курировалась лично её президентом Муртазой Рахимовым, и назначение требовалось согласовывать с ним. Я же, не видя перспектив в работе на заводе, решил тогда уехать в Москву, где организовал фирму по продаже нефтепродуктов. С Гайнановым же у меня были хорошие отношения, он не хотел отпускать меня из Уфы в Москву, и мне пришлось придумать версию, что в столице меня ждёт невеста...

На этом фоне обвинения в том, что Изместьев якобы с 1992 года руководил финагинской (кингисеппской) преступной группировкой, выглядят просто фантастичными. Но следователей не смущает и то, что почти всех своих «жертв» Изместьев не знал лично, зато они были знакомы с Бушевым. А убитый финагинскими в 1999 году сотрудник танкерной фирмы «Ронекс» Олег Булатов даже некоторое время занимал должность в одной из фирм Бушева.

Впрочем, самые нелепые обвинения свалились на Изместьева за несколько дней до окончания предварительного следствия. В числе прочего Игорь Изместьев, со слов Финагина, обвинялся в организации двух терактов в Уфе осенью 2003 года во время предвыборной кампании на пост президента Башкирии. Один из взрывов милиция предотвратила – напротив резиденции сына главы Башкирии Урала Рахимова был найден пыльный автомобиль. По грязи на ветровом стекле кто-то вывел на нём слово «бомба». В машине нашли мину МОН-90 и гранату РГД-5.

Другой автомобиль позже взорвался возле джипа с охранниками Урала Рахимова, погибли двое. Оба эпизода, по версии следствия, организовал Изместьев. В канун майских праздников следствие переквалифицировало обвинение по предотвращённому взрыву у дома Рахимова: Изместьев теперь обвиняется и в покушении на жизнь сына главы республики.

Такой оборот смутил даже адвокатов владельца АНК «Башнефть» Урала Рахимова: их клиенту никто не сообщал, что он признан потерпевшим по делу. Растерялись и эксперты. Председатель совета Общественного антикоррупционного комитета Александр Аринин, к примеру, заявил «Коммерсанту», что на выборах президента Башкирии 2003 года Игорь Изместьев хотя и выставлял свою кандидатуру, но не был самостоятельной фигурой, поскольку «действовал в команде Муртазы Рахимова, в которую однозначно входил и его сын Урал. Сложно даже предположить, что Изместьев мог в тот момент покушаться на сына президента».

Сейчас история Игоря Изместьева близится к развязке. Он сложил с себя полномочия сенатора и отлучён от нефтяного бизнеса. По решению Росприроднадзора у Изместьева отобрали дом в Подмосковье, затем он вынужден был расстаться с волго-балтийскими пароходствами и другими активами. Более года бывший сенатор и успешный предприниматель находится за решёткой в ожидании суда, тем временем предприятия башкирского ТЭК медленно, но верно переходят в собственность неких фондов и готовятся к реприватизации. Добыча поделена… Ну а осенью готовится засекреченный от общественности суд над Изместьевым.

P.S. Кстати, в разгар майских праздников в Думу незаметно поступили поправки к федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Теперь адвокат может лишиться своего статуса по одному только решению – Росрегистрации. Кроме того, в случае принятия поправок госорганы смогут запрашивать материалы и допрашивать самих адвокатов по делам их клиентов, что, по сути, уничтожает понятие адвокатской тайны и нарушает все мыслимые международные правовые нормы. Аналогичные поправки Госдума рассматривала и в 2006 году, однако тогда они были отклонены. Так что, возможно, уже скоро в России станет гораздо меньше громких уголовных процессов и меньше нарушений при ведении следствия. А поредевшее адвокатское сообщество присоединится к судебной власти в сфере обслуживания коррумпированной правоохранительной системы.

Опубликовано:
Отредактировано: 26.05.2008 16:40
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх