// // Какие территории могла получить и потеряла Россия

Какие территории могла получить и потеряла Россия

1630

Гвинеянаш! Кувейтнаш!

Шейх Кувейта Мубарак на борту  крейсера «Варяг»
Шейх Кувейта Мубарак на борту крейсера «Варяг»
В разделе

События последнего времени побудили многих обратиться к историческим хроникам, вспомнив о землях, над которыми некогда развевался российский флаг. И вот уже всё чаще звучат разговоры: мол, и Аляска в своё время была осенена триколором, да и частью нынешней Калифорнии Россия владела ещё в те времена, когда никакими США в тех местах ещё и не пахло.

И сложись история чуть иначе, сегодня территория РФ вполне могла бы включать в себя заморские колонии. На самом деле их могло бы быть гораздо больше. И в их числе – Гавайские острова, Новая Гвинея и даже Кувейт.

Наверняка при виде карт мира образца XVIII–XIX веков у многих возникал вопрос: как получилось, что едва ли не добрая половина земного шара оказалась поделена между тремя-четырьмя европейскими государствами, тогда как Россия смогла присоединить к себе разве что часть Средней Азии? Неужели в империи не нашлось умелых мореходов? Явно не так – ещё в 1728 году Витус Беринг открыл пролив между Северным Ледовитым и Тихим океанами, а в 1803-м Крузенштерн и Лисянский совершили первое кругосветное путешествие. Может быть, опоздали к дележу? И это вряд ли – хотя белых пятен на карте уже почти не осталось, значительная часть земель в акватории Тихого океана ещё оставалась незанятой. Увы, объяснение оказывается простым – причинами того, что Россия отказалась заводить заморские колонии, стали банальная лень вступать в новые проекты и нерасторопность отечественной дипломатии.

Русская губерния под боком у США

Именно Крузенштерн и Лисянский стали первыми русскими, посетившими Гавайские острова. И именно они впервые услышали предложение о переходе туземных жителей в российское подданство. Идею эту озвучил король Каумуалии, возглавлявший одно из двух племён. К тому времени он уже отчаялся воевать с королём второго племени Камеамеа, а потому решил, что в обмен на лояльность «большой белый вождь» защитит его. Хитрость Каумуалии, однако, тогда осталась без внимания – для начала ему посоветовали наладить торговлю продуктами с Русской Америкой.

Каумуалии поклялся в верности императору Александру I и попросил его взять Гавайи под своё покровительство.

В 1816 году Каумуалии в торжественной обстановке через представителя Русско-американской компании Шеффера поклялся в верности императору Александру I и попросил его взять Гавайи под своё покровительство. Одновременно король передавал русским 500 воинов для завоевания островов Оаху, Ланаи и Молока, а также рабочих для постройки крепостей. Местные вожди получили русские фамилии: один из них стал Платовым, а второй Воронцовым. Местная речка Ханапепе была переименована Шеффером в Дон.

Новость о том, что в составе Российской империи появилось новое территориальное образование, достигла Петербурга лишь спустя год. Там от неё пришли в ужас. Как оказалось, санкции на ведение переговоров и уж тем более на принятие подобных решений Шефферу никто не давал. Александр I вообще был твёрдо уверен, что попытка присоединить Гавайи может подтолкнуть Англию к захвату испанских колоний. Кроме того, император боялся испортить отношения с США.

Обещанную помощь Каумуалии тщетно прождал несколько лет. Наконец его терпение лопнуло, и он намекнул Шефферу, что на острове ему делать нечего. В 1818 году русские были вынуждены покинуть Гавайи.

По теме

Земля Миклухо-Маклая досталась немцам

Впрочем, если ситуацию с Гаваями ещё можно считать недоразумением, то в другом случае императорское правительство сознательно предпочло ничего не делать.

20 сентября 1871 года российский путешественник Николай Миклухо-Маклай ступил на землю Новой Гвинеи. Сам остров к тому времени уже 250 лет как был открыт европейцами, однако никаких поселений за это время они там не создали и его территория считалась ничьей. Потому в соответствии с действовавшими правилами российский землепроходец нарёк территорию Берегом Маклая.

Примечательно, что дикие папуасы, поначалу сторонившиеся гостя, вскоре изменили своё отношение к пришельцу. Что было неудивительно – в отличие от британцев и голландцев «человек с Луны», как прозвали его туземцы, не палил по ним из «огненной палки», а лечил и учил земледелию. В итоге они провозгласили гостя Тамо-боро-боро – то есть наивысшим начальником, признав его право распоряжаться землёй. И в голову путешественнику пришла мысль: исследованная им территория Новой Гвинеи должна перейти под российский протекторат.

Письмами с описанием своей идеи Маклай буквально засыпал Петербург. В послании великому князю Алексею путешественник описывал, что Англия, Франция и Германия ведут делёжку территорий в Тихом океане. «Неужели Россия не захочет участвовать в этом генеральном деле? Неужели она не удержит за собою ни одного островка для морской станции в Тихом океане?» – спрашивал он. И почему российское правительство не признаёт его права на участки, приобретённые им на Берегу Маклая и островах Пэлау? Раз уж денег на организацию морской станции в казне пока нет, то надо хотя бы застолбить за собой землю.

Увы, в Петербурге рвение путешественника расценили иначе. Управляющий Морским министерством адмирал Шестаков открыто говорил: мол, Маклай просто решил стать на острове царём! Отправленная в Новую Гвинею комиссия также сочла, что никакой перспективы для торговли и мореходства остров не представляет, на основании чего император Александр II постановил закрыть вопрос. Правда, Британия и Германия, судя по всему, имели иное мнение, поскольку тут же поделили территорию между собой. Берег Маклая по этой договорённости отошёл кайзеру.

Николай II «слил» нефть британской короне

И всё же потеря Новой Гвинеи выглядит совсем пустяком на фоне другого провала, в результате которого для России оказался потерян Кувейт – одна из главных нефтяных кладовых мира.

В конце XIX века Кувейт стал точкой пересечения интересов Британии, Германии и России. Берлин и Петербург лелеяли планы по проведению железной дороги, которая помогла бы им закрепиться на Ближнем Востоке. Лондон, в свою очередь, наоборот, ревностно следил, чтобы его доминирование в Персидском заливе оставалось незыблемым. Однако сохранять статус-кво было непросто – ситуация в арабских странах традиционно не отличалась стабильностью. Вот и в Кувейте младший принц Мубарак убил своего старшего брата, провозгласив шейхом себя.

Эта ситуация заставила МИДы трёх стран по-новому взглянуть на кувейтский вопрос. В Петербурге было решено направить к шейху агентов, одновременно в Кувейт были посланы русские военные корабли. Британцы же традиционно предпочли вместо стали использовать золото – в обмен на ежегодное денежное содержание Мубарак пообещал, что не будет вести политику без учёта мнения Лондона. Но Восток, как известно, дело тонкое. Побыв два года на содержании у Форин-офиса, кувейтский шейх решил, что англичане стали чувствовать себя в его стране чересчур уж вольготно. В результате в апреле 1901 года Мубарак тайно передал русскому консулу Круглову – он готов встать под протекторат России. Ну а если нет, так нет – пусть англичане командуют всем и дальше.

В течение месяца в Зимнем дворце решали, что делать. С одной стороны, было крайне заманчиво укрепиться в Персидском заливе. С другой стороны, возникало опасение: а что, если Турция обидится и пойдёт войной? В конце концов глава МИДа Ламздорф отписал депешу: «Благоволите передать Круглову, что какое бы то ни было вмешательство в кувейтское дело нежелательно ввиду неопределённости положения на месте, грозящего осложнениями».

Получив ответ, шейх Мубарак счёл, что на всё воля Аллаха, и остался верен англичанам. Война же, которой так боялись в Петербурге, так и не началась – британцы передали в Стамбул, что Кувейт теперь их территория, и султан моментально отозвал войска. Взамен Лондон получил от Мубарака право на открытие почтовой службы, строительство железной дороги и проведение работ по поиску нефти. За передачу прав на разработку богатейших месторождений шейх попросил всего 4 тыс. фунтов стерлингов.

КСТАТИ

В течение XVIII–XIX веков Российская империя, что называется, «воевала по глобусу», не останавливаясь перед оккупацией нужных ей территорий. Так, в ходе очередной русско-турецкой войны в 1770 году русские войска захватили Кикладские острова, а в 1773-м отбили у турок Бейрут – почти в течение года он официально находился под юрисдикцией России.

Во время войны с Францией в 1798–1799 годах были захвачены Ионические острова и греческий город Парга.

Попытки основать колонии предпринимались и в частном порядке. В 1889 году искатель приключений

Николай Ашинов учредил на территории нынешней Джибути поселение, назвав его Новой Москвой. Однако, поскольку территория формально принадлежала Франции, Париж послал к поселению эскадру, которая обстреляла Новую Москву и вынудила русских сдаться в плен.

Опубликовано:
Отредактировано: 04.11.2015 14:54
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх