// // Как в СССР скрывали и расследовали теракт на борту самолёта

Как в СССР скрывали и расследовали теракт на борту самолёта

3644

Ту-104 в Читу не пришёл

Как в СССР скрывали теракт на борту самолёта Ту-104
В разделе

45 лет назад, в мае 1973 года, произошёл самый крупный по количеству жертв воздушный теракт в истории СССР. В небе под Читой взорвался пассажирский Ту-104, в результате чего погиб 81 человек. ЧП сразу же было строжайше засекречено – впервые информацию о нём обнародовали только в 1991 году.

Причиной этого стало не только стремление скрыть тот факт, что и в Стране Советов могут быть террористы, причём из собственных граждан. На самом деле взрыва могло не случиться, не допусти власти элементарных ошибок в обеспечении безопасности полётов.

Самолёт Ту-104 201-го авиаотряда вылетел из столичного аэропорта Домодедово вечером 17 мая. Рейс № 109 всегда проходил без свободных мест – на пути в Читу лайнер поочерёдно приземлялся в Челябинске, Новосибирске и Иркутске, потому на нём традиционно летели домой многочисленные командировочные и отпускники с детьми. В 3 часа утра 18 мая лайнер с девятью членами экипажа и 72 сонными пассажирами на борту вылетел из Иркутска. Спустя 36 минут диспетчер аэропорта Читы принял закодированный радиосигнал, сообщающий о чрезвычайном происшествии на борту. Следом командир корабля Николай Обдянский доложил: «Поступило требование изменить курс. Сейчас пройдут в кабину, скажут, куда лететь».

Спустя две минуты отметка рейса № 109 исчезла с экрана радиолокатора. На дальнейшие вызовы экипаж не отвечал.

«При моргах дежурили автоматчики»

По приказу начальника областного управления КГБ генерала Царёва в небо немедленно были подняты вертолёты. Спустя три часа поисковая группа обнаружила в 97 километрах от Читы на склоне сопки Хундунай разбросанные по земле обломки самолёта. Вокруг на деревьях висели трупы. Прибывшие на место эксперты по характеру обломков практически сразу пришли к выводу – таким образом лайнер мог разрушиться только в том случае, если в салоне одномоментно резко повысилось давление. Говоря проще, произошёл взрыв. Эту версию подтвердили и найденные чекистами свидетели – пятеро рабочих таёжной лесосеки слышали в небе резкий грохот, будто бы сдетонировал снаряд.

Тем временем в аэропорту Читы родственники пассажиров ждали прибытия погибшего лайнера. Трижды звучало объявление о том, что по причине нелётной погоды рейс задерживается на неопределённое время. Вскоре по поведению работников порта встречающие начали подозревать, что произошло нечто серьёзное. Однако люди в штатском «убедили» их не поднимать панику и споро удалили их по домам.

О том, как развивались события дальше, рассказал в своих воспоминаниях профессор Вил Акопов, заведовавший в то время кафедрой судебной медицины Читинского мединститута. «19 мая рано утром мне позвонили домой и сказали, чтобы я немедленно явился в облисполком в связи с ЧП. Совещание начал прилетевший из Москвы крупный начальник КГБ. Коротко и как-то нехотя он сообщил, что накануне при посадке потерпел аварию самолёт. Есть подозрение, что он был взорван. Надо за один день вскрыть все трупы и на завтра представить документы. Тут поднялся сам начальник Бюро судмедэкспертизы, сказавший, что всё это выполнить в один день невозможно. Генерал назидательно, строго и несколько презрительно повторил, что всё возможно, когда есть приказ, «только скажите конкретно, сколько нужно помощников». Услышав ответ, он тут же приказал вызвать всех экспертов из Иркутска и Улан-Удэ».

По теме

Работа велась в строжайшей секретности. «У здания кафедры, как и при моргах, дежурили автоматчики, – пишет профессор Акопов. – Машиностроительный завод Читы срочно изготовил цинковые гробы, предназначенные для вскрытых трупов. По мере накопления приезжали грузовые машины, которые наполнялись гробами и везли их в аэропорт, откуда самолётом отправляли в Московский крематорий, а оттуда привозили урны, которые выдавались родственникам. Многие пытались найти в морге своего сына, отца, супруга, чтобы до отправки в крематорий проститься с ним, но они не допускались в морги, а о получении согласия на кремирование от родственников и речи не было».

Тем временем судмедэксперты исследовали трупы. Чекисты поставили перед медиками задачу найти человека, возможно, причастного к взрыву. Вскоре из тайги доставили очередные разорванные останки – у трупа отсутствовала практически вся передняя часть тела, а также кисти рук и нога. По характеру повреждений эксперты предположили: все эти травмы могли произойти, если бы погибший держал перед собой в руках бомбу. Казалось бы, поставленная задача выполнена. Однако дальнейший осмотр тела поверг медиков в недоумение: на спине трупа в районе сердца неожиданно обнаружилось круглое отверстие. Сомнений быть не могло – такой след оставляет только пуля.

«Об этом я сразу сообщил следователю. Тот выразил недоверие, отметив, что пулевой раны быть не должно. Вскоре он приехал с генералом, который отметил важность сенсационной находки, выслушал и предупредил, что ошибки быть не должно», – вспоминает Вил Акопов.

После этого перед судмедэкспертами поставили ещё более сложную задачу – идентифицировать личность подрывника. В итоге они буквально совершили научный подвиг, сумев восстановить даже внешность погибшего. Фото было передано в КГБ, и уже на следующий день в мединститут примчался сияющий генерал, который сообщил: террорист установлен – это 32-летний Чингис Рзаев из Азербайджана, служивший в армии сапёром.

Проходите без досмотра

В результате следователь по особо важным делам Валерий Зиканов восстановил картину случившегося на борту. Чингис Рзаев, судя по всему, явно страдал от какого-то психического заболевания, хотя на учёте и не стоял. С юношеских лет он мечтал стать дипломатом и даже поехал в Москву поступать в МГИМО. Однако там его даже не стали слушать – Рзаев не только не знал ни одного иностранного языка, но и по-русски говорил с трудом. Однако сам он расценил отказ как заговор против него. Так родилась идея бежать в Китай, о которой он как-то проговорился знакомым – дескать, там его точно примут и назначат дипломатом, к тому же с Китаем у СССР сейчас трения и обратно его не выдадут. Те, зная экстравагантность Рзаева, только посмеялись. Однако он не шутил – при обыске у него дома нашли чертежи самодельного взрывного устройства, которое он благополучно пронёс на борт. Когда самолёт начал набирать высоту, угонщик подошёл к стюардессе, показал бомбу и приказал лететь в Китай. В это время за спиной у террориста встал младший сержант милиции Владимир Ёжиков. С 1970 года, после того как отец и сын Бразинскасы угнали в Турцию АН-24, убив стюардессу, все рейсы, проходящие близ границы, тайно сопровождали вооружённые сотрудники МВД и КГБ в штатском. К тому же в январе 1973 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР, ужесточивший наказание за угон самолёта вплоть до смертной казни. Следуя инструкции, Ёжиков достал свой табельный ПМ и прицельно выстрелил террористу в спину – позже его пистолет без одной пули в обойме нашли в тайге среди обломков.

Судя по всему, изготовленная Рзаевым бомба имела взрыватель так называемого «обратного действия». В результате как только убитый террорист перестал давить на кнопку, произошёл взрыв.

Нынче порой звучат мнения о том, что, не выстрели Ёжиков в Рзаева, 81 человек, возможно, остался бы жив. Хотя вряд ли есть какие-то основания обвинять погибшего милиционера, тело которого затем так же тайно кремировали. Ёжиков действовал, как ему было предписано, другой вопрос – почему появилась именно такая инструкция?

На самом деле угоны самолётов в СССР были далеко не редкостью (о чём, впрочем, гражданам страны не сообщалось). Только с 1970 по 1973 год произошло шесть захватов воздушных судов, причём последний из них случился всего за три недели до взрыва над сибирской тайгой. 23 апреля 47-летний Иван Бидюк пронёс бомбу на борт самолёта, летевшего из Ленинграда в Москву, и приказал следовать в Стокгольм. Террориста сперва удалось обмануть, но затем, увидев, что самолёт вернулся в Ленинград, он привёл бомбу в действие. Самолёт только чудом не разрушился, но погиб бортмеханик, пытавшийся обезвредить преступника. Потому властям и спецслужбам было хорошо известно об опасности воздушного терроризма. Однако каких-то решительных мер, за исключением довольно противоречивого распоряжения стрелять в угонщиков, принято не было. И даже гибель Ту-104 не заставила изменить отношение к обеспечению безопасности. Спустя полгода, в декабре 1973-го, четверо пассажиров рейса Москва – Брянск пронесли на борт ружьё и обрезы, потребовав 1,5 млн долларов и возможность улететь в Швецию. Террористов в итоге удалось обезвредить милиционерам, добровольно составившим штурмовую группу. Лишь после этого в аэропортах наконец был ужесточён досмотр пассажиров и багажа, а в КГБ создано спецподразделение «Альфа» для борьбы с терроризмом.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 31.05.2018 15:12
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх