Версия // Общество // Как совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин мог сам себя сдать Лондонскому суду

Как совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин мог сам себя сдать Лондонскому суду

14149

Выложил как на духу!

Как совладелец «Юлмарта» Дмитрий Костыгин мог сам себя сдать Лондонскому суду. фото: Сергей Конков/Коммерсантъ
В разделе

Находящийся под домашним арестом бизнесмен Дмитрий Костыгин вряд ли имеет условия для спокойного сна. В России его обвиняют в мошенничестве с кредитами Сбербанка на 1 млрд рублей. По версии medium.com, в Лондонском международном третейском суде (LCIA) хранится документ, в котором Костыгин, по нашему мнению, признаёт подготовку фиктивного банкротства компании. Что, если англичане передадут эту бумагу российскому следствию?

В начале июля в «Юлмарте», одном из крупнейших онлайн-ретейлеров в России, введена процедура наблюдения. Компания тонет в долгах. Требования одного только Сбербанка достигают 2,7 млрд рублей, а кроме него в реестр кредиторов «Юлмарта» планируют войти почти три десятка компаний. Совладелец и фактический руководитель торгового гиганта Дмитрий Костыгин тем временем находится под следствием по обвинению в мошенничестве с кредитными деньгами. Но всё это лишь небольшая часть истории крушения «Юлмарта», ставшая следствием затянувшегося конфликта между акционерами.

«Наша Версия» подробно писала о взаимных претензиях совладельцев компании Дмитрия Костыгина (31,6%) и Августа Мейера (29,9%) с одной стороны и Михаила Васинкевича (38,5%) – с другой. Нет смысла сейчас пересказывать эту длинную запутанную историю. Достаточно сказать только, что акционеры вели тяжбу в Лондонском международном третейском суде, который в конце июля 2018 года обязал Костыгина и Мейера выкупить долю Васинкевича за 67,16 млн долларов.

Никто из них не владеет акциями «Юлмарта» (Ulmart Holding Limited) напрямую: Дмитрий Костыгин контролирует свою долю через Koshigi Limited, Август Мейер – через Svoboda Corporation, а Васинкевич – через Donna Union Foundation. По этой причине ставить точку в истории с выходом Васинкевича из «Юлмарта» пока рано. Третейский суд в июле постановил провести сделку в течение 28 дней. Близкий к процессу источник РБК сообщил тогда, что «компании Svoboda и Koshigi, которые были стороной судебного процесса, будут исполнять вступившее в силу решение Лондонского суда, насколько у них хватит финансовых возможностей. Дмитрий Костыгин и Август Мейер сторонами процесса не являлись и личных поручительств по исполнению обязательств Koshigi и Svoboda не давали». Вполне вероятно, что в ближайшие месяцы мы увидим старт долгого разбирательства между офшорными компаниями.

Но судебная тяжба в Лондоне может быть интересна совсем по другому поводу.

Как известно, русские миллиардеры уважают британское правосудие не в пример больше, чем суды на родине.

А потому они лично являются на заседания в Лондоне и отвечают на все вопросы, которые им задают. Так, похоже, поступил и Дмитрий Костыгин, ответив на вопросы британского арбитра 3 октября 2017 года.

Вопросы судьи касались, в частности, отношений Костыгина с предпринимателем Олегом Морозовым, пытавшимся запустить банкротство «Юлмарта» в августе 2017 года. До этого Дмитрий Костыгин переуступил Морозову право требования по займу в 248 млн рублей, который Костыгин сам и предоставил онлайн-ретейлеру.

По нашим сведениям, диалог в Лондонском международном третейском суде мог выглядеть примерно так (на вопросы отвечает Дмитрий Костыгин).

Вопрос: – Как вы и объяснили, вы уступили заём господину Морозову, чтобы начать процедуру банкротства? Чтобы можно было начать процедуру банкротства относительно НАО [«Юлмарт»]?

Ответ: – Нет, я сделал это с целью защитить компанию от агрессии других кредиторов, на случай, если они станут агрессивными.

По теме

Вопрос: – Я спрошу вас так: на самом деле вы планировали передать заём господину Морозову, чтобы господин Морозов немедленно его потребовал и вы подготовились начать процедуру банкротства, так?

Ответ: – Ну, подготовились к потенциальной... Приняли правовую позицию для одного из сценариев подготовиться к началу процедуры защиты компании от банкротства и кредиторов.

Под «агрессией других кредиторов», по всей видимости, господин Костыгин понимает законные требования банков вернуть кредитные деньги. То есть, по сути, совладелец «Юлмарта» в Лондонском суде мог признаться в стремлении провести под своим контролем процедуру банкротства компании, которая на тот момент утратила возможность выплачивать многомиллиардные кредиты.

Кто знает, что ещё мог наговорить Костыгин в третейском суде в Лондоне? Стенограмма октябрьского допроса Дмитрия Костыгина в LCIA могла бы пролить свет на истинные мотивы действий менеджмента «Юлмарта», который, по сути, собственноручно загнал компанию в долговую яму. По некоторым данным, из ответов Дмитрия Костыгина может следовать, что он рассматривал сценарий «дешёвого» расставания с Михаилом Васинкевичем на фоне неплатёжеспособности компании. Тем не менее, как мы уже сказали, британский арбитр обязал его и Августа Мейера выкупить долю Васинкевича по рыночной цене.

Вполне вероятно, что стенограмма октябрьского заседания в LCIA заинтересует российские правоохранительные органы. Что означают подобные высказывания, как не показания совладельца и фактического руководителя «Юлмарта», которые он дал сам на себя?

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 27.08.2018 09:54
Комментарии 0
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх