// // Как мы разучились что-либо производить сами

Как мы разучились что-либо производить сами

4417

Проедаем наследство

фото: Денис Русинов/ТАСС
В разделе

На днях на МКС отправилась очередная экспедиция. Российский корабль «Союз» отправил в космос в том числе американца, хотя отношения между нашими странами сегодня уже, кажется, ниже всякого «плинтуса». Впрочем, если быть точным, то «Союз» – это всё же советский корабль, его тогда создавали. И мы всё ещё проживаем наследство распавшейся страны.

Несмотря на отвратительные отношения и санкции, американцы продолжают покупать у нас ракетные двигатели РД-180, право на использование которых купила компания General Dynamics аж в 1996 году. В свою очередь, РД-180 не что иное, как усовершенствованная модель жидкостного двигателя РД-170, разработанного советскими учёными ещё в 70-х годах. Нынче и мечтать не приходится о подобных прорывах – разве что ждать, пока какой-нибудь Илон Маск вытеснит нас и из пилотируемой программы МКС (кстати, в этом году мы уже проиграли ему по числу коммерческих запусков спутников).

Промышленность падает уже четверть века

А откуда взяться новым спутникам/ракетным двигателям, если число научных сотрудников в России за последние три года упало на четверть, а число преподавателей в вузах на 16,8%. У нас в 1,5 раза меньше учёных на 100 работающих, чем в США. Количество регистрируемых в год патентов в 2001–2015 годах у нас выросло лишь в 1,3 раза, а в Индии – почти в 7 раз, в Китае – в 30 с лишним раз! В 2016 году в России произведено 280 тыс. компьютеров, что на 42% меньше, чем в 2012-м.

Как ни прискорбно, но в России продолжается деиндустриализация, начавшаяся ещё в 90-е. По итогам прошлого года промышленное производство в России составило – внимание! – 89% от уровня 1991 года (не к СССР, а к РСФСР). То есть наша промышленность падает уже четверть века, хотя мы вроде «встаём с колен». В последние годы хорошо себя чувствуют лишь добыча сырья, металлургия и отчасти оборонка. При этом мы сегодня зависим от импорта оборудования и инструментов на 80–90%. Даже самую простую продукцию с высокой добавленной стоимостью, освоенную ещё в СССР, мы производим сегодня в смехотворных объёмах. Скажем, троллейбусов – пару десятков в месяц, металлорежущих станков – пару сотен. Газовые турбины для Крыма вынуждены были чуть ли не «своровать» у «Сименса».

СССР производил самолётов в год от 150 до 180 штук. Сегодняшняя Россия – от 10 до 12. Ещё пару лет назад мы экспортировали за границу автомашины. Но уже в прошлом году экспорт легковых упал на 51%, грузовых – на 48%. За год!..

Почему такое с нами случилось? Изначально была сделана ставка на рыночные механизмы, которые сработали в пользу лёгких и быстрых денег и сверхконцентрации производственных активов. Открытие рынков на фоне относительно «дорогого» рубля сделали привлекательным импорт. Финансовая система страны настроена не на предоставление кредитов на производство, а на финансовые спекуляции, приносящие быстрый доход. К примеру, сейчас модная фишка – так называемый кэрри трейд, когда иностранные резиденты, пользуясь высокой ставкой ЦБ и относительно крепким рублём, занимаются финансовыми спекуляциями. Вложения в наши акции и облигации – это почти на 90% спекулятивные деньги. Они не идут на кредитование производства, где окупаемость может быть до 10 лет. Зачем? Если можно по-быстрому «срубить бабла» и вывести всё за границу. А добавьте сюда ещё более 100 млрд долларов, вложенные Минфином РФ в госбумаги США (под предлогом, что, мол, в Россию вкладывать некуда – «всё равно разворуют»). Это тоже деньги, выведенные из российской экономики.

Пресловутый гнёт

Другая причина деиндустриализации – пресловутый административный гнёт. Сегодня экономика и финансовая система страны на 70% контролируются государством – не самым эффективным собственником и тем более инноватором. Поэтому мы на 45-м месте в мире по уровню инноваций, а по условиям финансирования экономики, доступности кредита и насыщенности деньгами наше место около 60-го.

У нас только законов и инструкций действует более 8 тысяч. В каждом регионе к тому же тысячи своих «регуляций». За последние годы в стране единственно, что успешно построено, это «экономика сплошных запретов». И когда бизнес говорит, что тут «невозможно работать», то это недалеко от истины. Ну и, наконец, тяжелейшее налоговое бремя. Плюс взятки. Уровень налоговой нагрузки на российский бизнес составляет не менее 42–43%. И это одна из причин того, что даже крупнейшие госкорпорации предпочитают работать через офшоры.

Так что для того, чтобы вернуть хотя бы утраченные со времён СССР позиции в промышленности, приборостроении, электронике и т.д., нам, как ни парадоксально, нужна свобода – от произвола чиновников, чрезмерного налогообложения, тотального огосударствления, а также от финансовых спекулянтов. А чтобы эту свободу обеспечить, нужна чёткая политическая воля руководства страны.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 18.09.2017 08:29
Копировать текст статьи
Комментарии 3
  • Александр Юркевич 19.09.2017 08:46

    А малый бизнес в России, т.е. практически 80% предпринимателей, которые кормят свои семьи сейчас совсем хотят извести на корню, введя никому ненужные онлайн -кассы.Ни водной стране нет такого беспредела со стороны налоговой.Президент практически каждый день говорит о послаблении от налогового бремя, а чиновники делают свое.Если не отменят онлайн-кассы в 2018 году с 1 июля число безработных вырастет в несколько миллионов.

  • Гриня Обухов 23.09.2017 02:12

    Е-ь я не хотел ваш с-ый малый бизнес.

  • Сергей Карпеев 23.09.2017 10:37

    Кроме государства никто в экономику России вкладываться не будет. Почитайте экономистов Сергея Губанова, Андрея Паршева, академика Моисеева

Новости партнеров
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх