// // Как Ленин сделал Москву столицей

Как Ленин сделал Москву столицей

2698

Путешествие из Смольного в Кремль

Ленин и Бонч-Бруевич в Кремле. фото: РИА Новости
В разделе

Сто лет назад, в марте 2018 года, Совет народных комиссаров принял решение о переезде из Петрограда в Москву с одновременной передачей ей статуса столицы страны. При этом столицей Москву тогда объявили на время. «Наша Версия» выяснила, почему переезд большевистского правительства по сути оказался бегством и как Ленину пришлось делить Кремль с тараканами.

Говоря о том, почему большевики решили оставить «колыбель революции» и переехать в провинциальную на тот момент Москву, советские историки обычно ссылались на вероломство немцев, в середине февраля 1918 года возобновивших наступление по всему фронту и за короткое время занявших Двинск, Тарту и Псков. Всё это привело к реальной опасности захвата Петрограда, вследствие чего Совнарком и постановил переместить столицу в Москву. При этом советская историография деликатно умалчивала о том, что главную опасность для Петрограда представляла не столько мощь кайзеровской армии, изрядно потрёпанной за годы вой­ны, сколько малое количество желающих сражаться за новую власть. Расквартированные в городе солдаты, ещё недавно ходившие по Невскому с красными флагами, ехать на фронт отказались. Весьма скромными оказались и результаты мобилизации рабочих – из числа пролетариата, на который так уповал Ленин, в Красную армию записалось немногим более 10 тыс. человек.

Не меньшую опасность представляла и «пятая колонна» в лице многочисленных противников большевиков. После покушения на Ленина, случившегося 1 января, ЧК устроила в Петрограде тотальную зачистку, ликвидировав несколько вооружённых групп заговорщиков из числа офицеров, однако проблема осталась. А сокращение хлебного пайка в связи с уменьшением поставок продовольствия подсказывало новым властям, что вскоре роптать начнут и рабочие. В результате в конце февраля 1918 года член Высшего военного совета Михаил Бонч-Бруевич представил Ленину доклад с предложением о переводе правительства в Москву. На следующий день в ходе секретного заседания Совнаркома Ленин сообщил о своём решении оставить Петроград. «Чтобы всё было благополучно», – особо подчеркнул вождь революции.

«На фронт под Псков уезжают доктора»

Ответственным за переезд стал управляющий делами Совнаркома Владимир Бонч-Бруевич. Его воспоминания по сей день остаются главным источником сведений о том, каким образом происходило это «путешествие из Петербурга в Москву». Причём удивляет то, как советские цензоры не углядели в них крамолы, которая так и лезет из подтекста. Во-первых, Бонч-Бруевич прямо признаёт, что поддержка среди рабочих у большевиков была не такой уж тотальной. Так, он пишет: «В то время весьма реакционной организацией являлся «Викжель» – профессиональная организация железнодорожников, где в большом числе оказались меньшевики и эсеры. Через несколько дней после моего разговора с Владимиром Ильичём ко мне явилась делегация «Викжеля» и неожиданно спросила меня: «А правда, что правительство бежит в Москву?» Дальше Бонч-Бруевич со смехом рассказывает, как ему удалось провести железнодорожников, сообщив им, будто бы на самом деле правительство решило переезжать в Нижний Новгород.

Спустя год Ленин отмечал: «Знаете, я вижу результаты работы санитарно-врачебной организации. Уже в Кремле можно ходить, не затыкая нос, там, где раньше совершенно невозможно было пройти»

Во-вторых, даже в отцензурированном повествовании Бонч-Бруевича отъезд в Москву выглядит не как перебазирование с «знамёнами и оружием», а как бегство. Вся операция готовится тайно, поскольку существуют опасения, что поезд с Лениным может быть взорван. В связи с этим в первый эшелон, везущий делегатов ВЦИКа якобы «делать доклады московским рабочим», вместе с большевиками в купе сажают представителей других партий – фактически они становятся заложниками. Местом отправления главного поезда с Лениным и членами правительства выбран не вокзал, а одинокая станция Цветочная в предместье Петрограда, куда ночью тайно съезжаются видные большевики. «Наши товарищи быстро распространили в районе сведения, что это на фронт под Псков уезжают доктора, почему и грузят их имущество. Когда совершенно смеркалось, мы стали подвозить народных комиссаров и их семьи, а также и тех, кто должен был ехать по особому списку», – описывает Бонч-Бруевич.

По теме

Путь в Москву также протекает не без приключений. По дороге литерный эшелон обогнал состав с балтийскими матросами, решившими ехать по домам, вместо того чтобы защищать республику. Они вооружены и отказываются пропускать поезд с Лениным. Лишь после того, как охраняющие вождя латышские стрелки выкатывают пулемёты, матросы складывают оружие. В общем, на фоне всего этого понятен пессимизм Ленина, слова которого приводит Бонч-Бруевич: «Заканчивается петроградский период деятельности нашей центральной власти. Что-то скажет нам московский?»

«В Кремле можно ходить, не затыкая нос»

11 марта поезд с Лениным тайно прибыл в Москву. Спустя три дня чрезвычайный Всероссийский съезд Советов принял постановление: «В условиях того кризиса, который переживает русская революция в данный момент, положение Петрограда как столицы резко изменилось. Ввиду этого съезд постановляет, что впредь до изменения указанных условий столица Российской Социалистической Федеративной Советской Республики временно переносится из Петрограда в Москву».

Упоминание о временном перемещении правительства появилось, надо полагать, не зря – шестью месяцами ранее Временное правительство заявило о планах переехать в Москву, что сами большевики назвали тогда дезертирством. Обустраиваться в новой столице «понаехавшие» начали сразу и с размахом. Для размещения высшего руководства и ответственных сотрудников были реквизированы гостиницы «Националь» и «Метрополь», получившие названия 1-го и 2-го Домов Советов соответственно. Второразрядные служащие заселялись в гостиницы попроще. «Вчера в 9 часов вечера администрации меблированных комнат «Бельгия» на Тверской улице было предъявлено требование: освободить 30 номеров. Сроком для выселения был назначен 1 час», – описывала новые порядки газета «Новое слово». Сам Ленин с супругой и сестрой поселился в «Национале». Почему не в Кремле? Ответ простой – кремлёвские дворцы, как и сама крепость, в то время находились в ужасном состоянии после артиллерийских обстрелов, случившихся во время октябрьских боёв между большевиками и юнкерами. Однако квартировать в «Национале» вождям показалось небезопасно, а потому уже 19 марта они всё же перебрались в Кремль под защиту его стен. Любопытно, что при этом высшие руководители страны соседствовали с монахами и монахинями из Чудова и Вознесенского монастырей, расположенных на территории Кремля, а также проживавшими здесь же бывшими придворными и дворцовыми служащими.

По данным Федеральной службы охраны, не так давно рассекретившей материалы о состоянии Кремля в первые годы после революции, к середине лета 1918 года за стенами постоянно проживали более 1100 человек, 450 из которых были приехавшими. К концу года в Большом Кремлёвском дворце официально прописались 59 человек. В течение 1919 года режимный объект «зачистили от подозрительных элементов», прописав 400 новых жителей. К концу 1920 года в Кремле официально проживали более 2100 человек.

Куда сложнее оказалось наладить быт в полуразрушенной крепости. «На улицах была несусветная грязь. По улицам Кремля разливались настоящие озёра талой воды, побуревшей от грязи и мусора. На обширном плацу, раскинувшемся между колокольней Ивана Великого и Спасскими воротами, образовалось такое болото, что не проберёшься ни пешком, ни вплавь», – вспоминал комендант Кремля Павел Мальков. Члены санитарной комиссии, обследовавшей все углы новой резиденции, пришли в уныние – даже в кабинете Ленина царила жуткая грязь: «На шкафах, печках и на листах пальм масса пыли, и по углам у потолка затянуто паутиной... В коридоре стоит сломанный железный шкаф с пеплом, пылью, костями из-под мяса».

В итоге борьбу за чистоту пришлось возглавить лично председателю Совнаркома. Согласно подписанным Лениным Санитарным правилам для жителей Кремля каждый должен был соблюдать личную чистоту и чистоту в помещениях. Нерях предписывалось предавать суду «за нанесение общественного вреда» и выселять. Одновременно всех впервые приезжающих в Кремль отправляли в баню, а вещи передавали на дезинфекцию.

Жёсткие меры дали результат. Спустя год Ленин отмечал: «Знаете, я вижу результаты работы санитарно-врачебной организации. Уже в Кремле можно ходить, не затыкая нос, там, где раньше совершенно невозможно было пройти». И хотя Бонч-Бруевич в письме начальнику управления Санитарного надзора Якову Левинсону жаловался на тараканов в Кавалерском корпусе, где проживали Ленин, Троцкий, Сталин и другие вожди, в Кремле всё же стало чище. Спустя несколько лет уже мало кто вспоминал о том, что переезд провозглашался временным – в 1922 году Москва была официально объявлена столицей Союза Советских Социалистических республик, со временем превратившись в мегаполис, столичные функции которого вряд ли теперь решатся оспорить.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 20.03.2018 22:24
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх