Версия // Общество // Как быть с 100 000 000 000 тонн мусора, скопившегося на территории России?

Как быть с 100 000 000 000 тонн мусора, скопившегося на территории России?

4670

Отходный бизнес

Темур Козаев
В разделе

В декабре 2016 года состоялось заседание Госсовета, в ходе которого президент, члены правительства и губернаторы обсудили ситуацию в сфере утилизации твёрдых бытовых отходов. Во время Госсовета прозвучала цифра – как оказалось, суммарный ущерб от плохой экологии достигает в России 15% ВВП. Оказывается, жить лучше нам теперь мешает ещё и мусор.

Есть такой полигон – Кучино. Известное место. «Монблан» отходов достигает здесь высоты 12-этажного дома. Недавно голос жителей вдруг достиг уха президента. И все сразу озаботились Кучином. В результате полигон был закрыт. Куда пошли 10 тыс. тонн твёрдых бытовых отходов (ТБО), которые прежде шли в Кучино? Естественно, на другие полигоны региона, которые тут же чуть ли не на 20–30% подняли цены на захоронение. Начались разборки между собственниками, и «вдруг» оказалось, что от свалки кормятся ОПГ, чиновники, воры в законе… и всё потому, что полигонный мусорный бизнес по доходности приближается к торговле оружием (полигон Кучино, оценочно, мог приносить «конкретным» людям чистыми до 1 млрд рублей в год). Как отдать такое? На Западе «мусорные» вопросы, как правило, курирует мафия, представленная проф­союзом мусорщиков. Надо надавить на правительство – начинают бастовать мусорщики, города начинают зарастать мусором, начинаются волнения, правительство отступает. Именно поэтому во всех развитых странах такие профсоюзы одни из самых мощных и опасных.

СССР, или Что было когда-то

В советское время, обеспечивая ускоренное движение к коммунизму, школьники собирали металлолом, бумагу, банки, бутылки, кости и т.д. Во всех городах не было проблем сдать вторсырьё и получить за него деньги. Пищевые отходы собирались отдельно от другого бытового мусора и шли на свинофермы, а аптеки принимали нестандартные бутылочки для розлива в них разных лекарств. Кроме того, было в Мытищах такое учреждение – Всесоюзный институт вторичных ресурсов, собиравший и распространявший информацию о технологиях по переработке отходов. Существовала и Академия коммунального хозяйства при МЖКХ РСФСР, занимавшаяся коммунальным хозяйством, в том числе свалками и очисткой вод, также имелись отраслевые НИИ, разрабатывавшие технологии утилизации отраслевых отходов. Кстати, многие технологии переработки и утилизации отходов, предлагаемые РФ сегодня западными и восточными странами, это те, ещё советские, но осовремененные технологии. Таких технологий в советское время было очень много, однако советская власть почему-то любила свалки, помойки и полигоны, а новые технологии почти не применяла.

И вот советская власть пропала, отраслевую науку перестали финансировать, учёные и новые хозяева НИИ стали торговать разработками и архивами, отчего наработки ушли в западном и восточном направлениях, а то и на помойку.

25 лет мы не вспоминали об отходах, но они в последнее время сами так сильно напомнили о себе, что нехорошо стало всем. Ведь за это время мы полностью перешли на всё западное, где основной товар сопровождает большое количество упаковки. Вот статистика Росприроднадзора: 100 млрд тонн твёрдых бытовых отходов (ТБО) на 4 млн гектаров земель накоплено в РФ. Сегодня в год в России образуется 60 млн тонн отходов, при этом лишь 6% ТБО перерабатывается, остальное хранится на полигонах, отравляя воду и воздух. По данным ВОЗ, от загрязнённости атмосферы в РФ ежегодно умирают 140 тыс. человек. Для сравнения: в Европе, население которой составляет 600 млн жителей, умерают 175 тыс. человек, а в США с их 330 млн граждан – 40 тыс. человек. Кроме того, в 2016 году из-за плохой российской воды в РФ заболели 350 тыс. человек и умерли 20 тысяч. Грязная вода становится причиной рака, смертельных инфекций, болезней органов пищеварения и кровеносной системы. Загрязнение подземных и поверхностных вод, обеззараживание хлором и плохие очистные сооружения – главные причины этих болезней. Наукой доказано, что грязный воздух сокращает жизнь на 9–11 лет, а грязная вода – на 30% (!). В общем, если мы немедленно не начнём от ТБО избавляться, будет плохо. Потому как, если не решить эту проблему сегодня, она просто приведёт к вымиранию страны, так как захороненные на полигонах отходы быстро «не рассасываются»: газетная бумага и картон разлагаются за 3 месяца; деревянные доски, обувь – 10 лет; детали из железа – 20 лет; жвачка – 30 лет; аккумуляторы – 100 лет; пакеты из полиэтилена – 200 лет; батарейки – 110 лет; шины – 140 лет; бутылки из пластика – 500 лет; одноразовые подгузники для детей – 500 лет; банки из алюминия – 500 лет; стеклянные изделия – более 1000 лет. Так что пакет с мусором, который кто-то бросил под куст, – это привет нашим праправнукам.

Может быть, помогут новые технологии? За рубежом давно действуют мусоросжигательные и мусороперерабатывающие заводы. Однако это, как выясняется, не выход. Причина – особенности российского мусора. Наши отходы состоят из 1700 компонентов, их влажность – не менее 44÷55%, содержание хлора – 67%. Для новых импортных мусоросжигательных заводов нужно полное исследование современных российских ТБО, из-за чего подобные заводы, приобретённые ранее во Франции, Дании и бывшей Чехословакии, давно прекратили свою работу из-за выброса в атмосферу огромного количества (порядка в 300 раз больше предельно допустимой концентрации – ПДК) весьма опасных канцерогенных вредных веществ – диоксинов, фуранов, фосгена и многих других подобных веществ.

Чиновники-мечтатели

Тем не менее не так давно был дан старт кампании по уничтожению отходов. Кто-то принял решение: мусор – жечь. Но перепревший, смешанный с почвой, многолетний мусор на полигонах, который невозможно разделить на фракции для сжигания, – это одно, а «свежий» мусор, поступающий из поселений, который как-то можно рассортировать, – это совсем другое. Партнёрами по проекту была найдена японо-швейцарская компания Hitachi Zosen Inova AG, которая пообещала участвовать в создании мусоросжигательных заводов. Предлагать они будут те установки, которые прекращают поставлять в старушку Европу. Но, как уже говорилось, эти заводы жечь наш мусор, по всей видимости, не смогут, поскольку отечественные ТБО сильно отличаются от западных. Кстати, тому, кто принял решение о сжигании отходов, видимо, не сказали: Еврокомиссия ещё в 2015 году рекомендовала ввести мораторий на новые мусоросжигательные заводы и быстрее выводить из эксплуатации действующие старые. То есть то, от чего отказывается Европа, у нас, похоже, подаётся как последние научные дости­жения.

Тому, кто принял решение о сжигании отходов, видимо, не сказали: то, от чего отказывается Европа, у нас подаётся как последние научные достижения

Кстати, глава Минприроды Сергей Донской ещё в 2013 году рассказывал об идее его ведомства – за семь лет создать отрасль, которая увеличит долю использованных и обезвреженных отходов производства и потребления с 11 до 80%(!). Недолго думая, чиновники одобрили тогда западные мусоросжигательные заводы со стандартными одно- или двухступенчатой схемами сжигания, в которых уничтожают отсепарированный мусор. То есть перед этим из ТБО выделяется несколько фракций, которые можно пустить в переработку. Такая сепарация может происходить либо непосредственно на заводе или сортировочном пункте, либо самими жителями. Для чего соответственно должен быть специально организован вывоз мусора. Не как у нас сейчас – навалом, а пофракционно – отдельно стекло, отдельно бумага, отдельно пластик и т.д. Где всё это? Широко внедрить такую схему пока не удаётся. Вывод: похоже, мы как жили с этими свалками и полигонами мусора, так и будем жить.

КОНКРЕТНО

Все допущенные чиновниками ошибки, по нашему мнению, лежат на поверхности.

Ошибка № 1. Из слов министра Донского можно сделать вывод, что, вкладывая миллиарды (один завод даже без строймонтажа будет стоить примерно 30 млрд рублей), страна получит сеть предприятий, которые не будут срабатывать накопленные гниющие отходы – главные отравители всего окружающего. Мусоросжигательные заводы, по всей видимости аналогичные предполагаемым к покупке, когда-то уже приобретались и работали во времена СССР. Однако они давно закрыты из-за гигантского превышения ПДК по вредным выбросам.

Ошибка № 2. Если закупается стандартная западная технология сжигания, то в России, так же как и в Европе, сначала должны быть созданы мусоросортировочные станции, чтобы на сжигание шёл лишь легко сжигаемый остаток, не дающий вредных газов в результате сжигания. При этом строительство таких станций должно опережать строительство новых заводов. Параллельно с этим должны быть созданы предприятия по переработке отдельных, уже отсепарированных, фракций. При хорошей сортировке в результате должна оставаться одна органика, которую во всём мире, как правило, перерабатывают в биогаз, который может сжигаться на ТЭС или идти в химию. Кроме газа на биогазовых установках получают ещё и высокоэффективные удобрения.

В общем, когда за дело берутся чиновники без привлечения специалистов, всё время получается что-то не совсем то, что задумывалось. Мы же привлекли специалистов и в следующих номерах покажем, как в реальности можно решить проблему утилизации ТБО в нашей стране.

Логотип versia.ru
Опубликовано:
Отредактировано: 30.10.2017 08:41
Комментарии 1
Общероссийская газета независимых журналистских расследований «Наша версия» Газета «Наша версия» основана Артёмом Боровиком в 1998 году как газета расследований. Официальный сайт «Нашей версии» публикует материалы штатных и внештатных журналистов газеты и пристально следит за событиями и новостями, происходящими в России, Украине, странах СНГ, Америке и других государств, с которыми пересекается внешняя политика РФ.
Наверх