// // К чему проводить мобилизационные мероприятия, если не будет войны?

К чему проводить мобилизационные мероприятия, если не будет войны?

1381

По закону военного времени

2
В разделе

О внезапной проверке готовности федеральных органов исполнительной власти к работе в условиях военного времени 29 августа сообщило Минобороны, но при этом о причине начала мобилизационных мероприятий – молчок. В ряде ведомств проверка идёт полным ходом, но её результаты заранее засекретили. Что происходит, позвольте узнать? К чему проводить мобилизационные мероприятия, если не будет войны? Или – будет? А что делать нам, гражданам? Запасаться солью и спичками? Попробуем разобраться вместе.

Примечательно то, как отреагировали на сообщение о начале проверки на форумах профессиональных военных. Реакция следующая: руководство страны, по всей видимости, знает что-то такое, о чём гражданам пока лучше не сообщать, дабы избежать паники. Но если бы угроза была 100-процентной, о ней наверняка сообщили бы, тут и думать нечего. Значит, уровень угрозы довольно высокий, но она всё ещё обратима. Подготовка, таким образом, явно не помешает, но паниковать и сушить сухари пока рано. Тем не менее некоторые штришки, о которых известно только военным, не дают обывателю расслабляться. Вот такой, к примеру, штришок: последний раз подобная проверка проводилась в 1951 году (причина – возможное начало войны с Турцией, которую, как ожидалось, могли поддержать США и Великобритания). С тех пор ничего подобного не было – даже на пике нашего противостояния с Западом во время Карибского кризиса. «По сути, проводятся учения, которые обычно предваряют и сопровождают начало войны, – констатировал военный эксперт Борис Рожин. – В тревожное время живём». Напрягает лишь отсутствие внятной информации от властей – это порождает самые причудливые слухи. Расчищают столицу в ходе второй волны борьбы с незаконной застройкой – это не просто так, это освобождают подступы к бомбоубежищам! Кстати, о бомбоубежищах, раз уж речь зашла. По некоторым данным, которыми нам приходится оперировать из-за отсутствия официальной информации (она засекречена), в России разукомплектовано порядка 96% бомбоубежищ. Полагающиеся дизельные генераторы, во всяком случае, имеются лишь на каждом 10-м объекте. Но сколько из них работает, сказать сложно.

«Стратегическую» тушёнку распродали и сено тоже

Итак, подытожим, что нам известно о проходящей проверке? В ней участвуют Банк России, Минкомсвязи, Минфин, Минпромторг и ещё Росрезерв. Проверка последнего ведомства обещает сюрпризы. Как известно, российский стратегический резерв – от консервов до автомобилей и природного газа в баллонах – находится в ведении двух федеральных ведомств одновременно: Министерства обороны и собственно Росрезерва. Но если у военных худо-бедно имеется возможность поддерживать свои хранилища в надлежащем виде (солдатики, если нужно, любую дыру залатают по команде и бесплатно), то у агентства, понятно, таких возможностей нет. Хранилища, или, говоря профессиональным языком, «комбинаты», многие из которых используются более 70 лет, обветшали. И несколько лет назад было принято соломоново решение: раз у нас нет денег ни на постройку новых объектов, ни на ремонт старых, нужно сократить объём сохраняемого, отказавшись от некоторых позиций. Ну вот, скажем, зачем нам хранить сено? К слову, в Китае сено – в качестве стратегического резерва страны – хранят до сих пор. А у нас – уже нет. Отказались и от баллонов с природным газом (а у наших военных эти баллоны ещё хранятся). Но что самое опасное – в ведомстве решили самостоятельно формировать номенклатуру сохраняемых позиций. Зачем, к примеру, хранить табачные изделия? Списываем! А зачем нам банки с консервированной кашей, если есть крупа? Долой! А ведь в банках каша была, во-первых, готовой к употреблению, а во-вторых, содержала мясо и жиры, которых, понятно, нет в сухих крупах. Представим, что случился форс-мажор: сварить крупу негде, нет ни мяса, ни жира – и какой тогда смысл в этих крупах? Грызть их сухими? Чиновники из Росрезерва наверняка об этом не задумывались.

По теме

А как вам идея сосредоточить весь стратегический резерв… на Таймыре? Чиновники, обсуждавшие эту идею на полном серьёзе и даже снарядившие туда несколько дорогостоящих экспедиций, мотивировали свою идею так: мол, во-первых, климат там подходящий, продукты могут храниться дольше, а во-вторых, оттуда сложнее разворовывать резерв. При этом, само собой, никто не подумал о том, как в случае необходимости вывозить весь запас из районов вечной мерзлоты. Да, и ещё о плохом. Есть основания утверждать, что в ряде хранилищ – например, в Волгограде, Ставрополе и в Ростове-на-Дону – мясные консервы, составляющие до 20% всего стратегического запаса страны, были, говоря бюрократическим языком, «выведены за штат номенклатуры товаров, подлежащих хранению». То, что хранилось, распродали в 2009–2010 годах, а новых закупок не проводилось. Семь лет назад на 150 базах Росрезерва хранилось порядка полутора тысяч наименований продуктов стратегического запаса на общую сумму более 5 млрд рублей – сегодня и баз уже меньше (по слухам, как минимум вдвое), и номенклатура товаров значительно сократилась. Известно, впрочем, что на этих складах точно есть: зерно, консервированные молочные продукты, растительные масла, крупы. У военных запасы намного «нажористей» – они-то свои запасники не «реформировали», да только нам с вами оттуда едва ли обломится в случае чрезвычайной ситуации. Будем есть то, что запас для нас Росрезерв. Ну а хороши ли эти запасы, нам, возможно, поведают после проверки – ориентировочно к октябрю.

Лев ВЕРШИНИН, политолог:

– Дьявол, как известно, скрывается в деталях. Я убеждён, что причина объявленной мобилизации самая что ни на есть серьёзная – сейчас объясню, почему я так думаю. Недавно публицист Ирина Алкснис позволила себе опубликовать такой пассаж: «Все эти наши проверки боеготовности шлют миру послание: мы готовимся к любому развитию событий, вплоть до самых тяжёлых и неблагоприятных, вплоть до партизанской борьбы». Если кто не понял, поясняет эксперт, создаваемые подразделения территориальной обороны – это про партизанскую войну в условиях оккупации. В рассуждениях Ирины Алкснис частенько проскальзывает истина, озвучить которую её коллеги по цеху пока не рискуют. По сути, впервые озвучена мысль о вероятной оккупации внутренних районов страны, и хотя с публициста спрос невелик, в устах именно Ирины Алкснис такое допущение дорогого стоит. Ждать ли нам войны? Думаю, ждать. Два года назад у нас был шанс её предотвратить, воссоединив Россию не только с Крымом, но и со всей Украиной. Этим мы продемонстрировали бы свою силу, и Запад едва ли решился бы на то, на что он решился сегодня. Но то окно возможностей уже захлопнулось, и сегодня у Запада идея одна: нас додавить окончательно.

Воевать мы будем не с китайцами, убеждены в Минобороны

А в Центробанке и Минфине, похоже, даже не потрудившись разобраться в сути происходящего, проверку истолковали однобоко, зато, так сказать, в духе времени. И раньше других успели её завершить. В общем, смысл проверки – как её истолковали банкиры – был в том, смогут ли полевые учреждения Банка России обеспечить личный состав Минобороны денежными средствами. Смогут, а как же! О «легенде учений» поведала замминистра обороны Татьяна Шевцова: в результате действий диверсионно-разведывательных групп прекратил работу Единый расчётный центр военного ведомства. «В связи с этим была организована работа по использованию резервной базы данных Национального центра управления обороной, что позволило своевременно выплатить денежное довольствие военнослужащим Южного военного округа через счета, открытые личному составу в полевых учреждениях Банка России». Молодцы, чего там! Ну а если и правда война? С военными скорее всего разберутся – но как тогда быть с остальными? Действия банковских структур в мобилизационных условиях никто даже не подумал проверить – не говоря уже о том, чтобы их отработать. Несложно предположить, что при таком раскладе будет твориться в банковских учреждениях в случае начала войны. Зато за военных можно не волноваться – они своё денежное довольствие получат сполна.

По теме

Несомненно, Татьяне Швецовой известно, что финансирование довольствия военно-служащих проводится через одну из структур, входящих в систему Центробанка – полевые учреждения. Если бы смысл проводимой проверки состоял исключительно в том, чтобы проверить, получат ли солдаты и офицеры своё денежное довольствие, то проверяли бы исключительно полевые учреждения. Но ведь проблему поставили значительно шире – речь-то шла о проверке всего Центробанка. Всего! А известно ли вам, что полевые учреждения Госбанка СССР не задействовали в мобилизационных мероприятиях практически никогда, даже в ходе совместных учений стран Варшавского договора. Как отмечают эксперты, считалось, что это очень рискованно и чрезвычайно дорого.

Да, кстати. Похоже, что в Минобороны нам недвусмысленно намекнули, с кем нам придётся воевать. Читаем официальное сообщение ведомства: «Выполняются мобилизационные мероприятия с призывом граждан из запаса, в том числе резервистов… и формирование воинских частей территориальной обороны в Южном, Центральном военных округах и на Северном флоте». В общем, с китайцами мы совершенно точно не воюем, что бы там ни говорили на сей счёт либералы. Если под ружьё ставят Южный и Центральный округа, значит, беды нам ждать из Европы. Отсюда, как бы сам собой, напрашивается вопрос к Центробанку. Господа, а у вас же, конечно, имеется план на такой случай? Как будем евро к рублю котировать? Будет ли действовать свободный обмен валюты? Вы только не молчите, любезные, ведь Минобороны русским по белому обозначило: в мобилизационных мероприятиях принимает участие Банк России. А мобилизация – это отнюдь не только зарплата военных.

К мобилизации не готовы ни военные, ни местные власти

К региональным властям вопросов в связи с проверкой едва ли не больше, чем к нашим банкирам. Координация и контроль «за переводом сфер деятельности на работу в условиях военного времени» официально возложены на территориальные органы исполнительной власти. Знают ли об этом чиновники? Готовы ли? Со дня объявления мобилизационных мероприятий прошла неделя, но ни один субъект Федерации так и не отчитался, как там у них дела с «переводом сфер деятельности»? Кто и за что отвечает? Неделя прошла, граждане! А мы об условиях военного времени талдычим! В общем, едва ли кого-то по-настоящему удивит, если в случае чего наши чиновники не сообразят, за что им хвататься. В июне 1941-го расслабленным управленцам тоже было непросто, но сейчас, похоже, всё будет намного печальнее.

Готовя распоряжение о начале мобилизационных мероприятий, в Минобороны даже не удосужились назначить ответственных лиц, в компетенцию которых входило бы налаживание «контроля и координации» с местными властями. Грубо говоря, тех, кто в случае необходимости даст растерявшемуся чиновнику пинка под зад. О чём это свидетельствует? Да о том, что в военном ведомстве выпустили совершенно сырое распоряжение, до конца не продумав, как обеспечить его выполнение. С точки зрения управленческой мысли – это безусловный провал. И как минимум иллюстрация того, что и в военном ведомстве у нас, кажется, беда с компетентными кадрами. И это накануне войны – ведь затеяли всю эту канитель с мобилизацией не с кондачка, не так ли?

А вот вам ещё очевидное упущение, которое, если военкомы вдруг бросятся его выполнять, способно запросто парализовать работу ведомства. Читаем сообщение Минобороны: «С гражданами, призываемыми из запаса», должны провести «военные сборы, на которых военно-обязанные пройдут курс интенсивной общевойсковой подготовки, обучение по воинской учётной специальности, боевое слаживание в составе подразделений». Прочитали? Сколько будет всего «партизан», призванных из запаса? Решено уже, кто и как будет заниматься их доставкой в воинские части? Военная логистика у нас даже в советское время хромала на обе ноги – в середине 80-х призывников из Крыма и южных областей Украины везли в Москву по железной дороге трое-четверо суток! Обычных призывников, не «партизан», которых везли бы вдвое дольше, – это на самом пике расцвета советской армейской системы. А как долго их будут везти сегодня, и говорить нечего – некоторые, пожалуй, успеют в дороге состариться. А денежное довольствие, откуда оно возьмётся? Бюджетом оно не предусмотрено – значит, резерв есть? А если нет? Что-то не слышно, чтобы где-то в глубинке начали призывать резервистов, не говоря уже о больших городах – значит, всё-таки глухо с деньгами?

Кстати

Военная истерия – неплохая возможность набить карман

Сопоставляя всё сказанное выше, возникает ощущение, что в Министерстве обороны затеяли какую-то не настоящую, невсамделишную мобилизацию. Но зачем? Зачем ставить на уши военных, и без того измотанных бесконечными внеплановыми проверками боеготовности и учениями? Год ещё не окончился, а их уже провели более сотни! Зачем нервировать мирное население, решающее, то ли ему сухари сушить, то ли бежать в банк снимать вклады – война же! На самом деле внятное объяснение только одно. «Мобилизационные мероприятия» – это огромный бюджет. Причём не системный, расписанный заранее и утверждённый Минфином, а дополнительный, из скрытых резервов, так сказать. Сколько может стоить одна только внеплановая мобилизация «партизан» по всей России? Едва ли министр, подписывая соответствующие распоряжения, не задумывался о том, во что эта мобилизация обойдётся. Откровенно говоря, происходящее начинает попахивать сердюковщиной – хорошо бы военным этот запах поскорее развеять.

Разумеется, объяснение происходящему может быть и принципиально иное – скажем, Москва решила таким образом оказать психологическое давление на потенциальных противников. Смотрите, мол, мы ко всему готовы! Но, как учит нас русская драматургия, если в первом акте на сцене появилось ружьё, в финале оно неизбежно выстрелит. Даже в том случае, если оно не заряжено.

Опубликовано:
Отредактировано: 05.09.2016 08:00
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх