// // Известный юрист делает себе рекламу на чужом горе

Известный юрист делает себе рекламу на чужом горе

1735

Адвокатская PRактика Игоря Трунова

Игорь Трунов делает себе рекламу на чужом горе.
фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
Игорь Трунов делает себе рекламу на чужом горе. фото: Валерий Шарифулин/ТАСС
В разделе

Близкие жертв теракта, произошедшего в московском аэропорту Домодедово, просят следствие проверить владельца аэропорта Дмитрия Каменщика на предмет причастности к пособничеству террористам – об этом в ходе пресс-конференции сообщил представляющий интересы потерпевших адвокат Игорь Трунов. Как предполагают эксперты, к такой идее пострадавшие могли прийти по совету самого Трунова.

Почему, если нелепость предположений о связи миллиардера с террористами очевидна любому? Похоже, Игорь Трунов решил вновь использовать схему, в результате которой ему достаются гонорар и реклама, а клиенты остаются на бобах.

Игорь Трунов – человек удивительный. Трудно найти другого юриста, обладающего таким количеством наград и званий. Где случается громкий теракт или ЧП с большим числом пострадавших, он тут как тут – представляет интересы потерпевших. При таких успехах впору служить образцом для коллег, пользуясь у них почётом и уважением. Но вот парадокс – другие юристы отчего-то не спешат петь осанну собрату по цеху. Более того, некоторые отзываются о деятельности Трунова с откровенным негативом, невзирая на корпоративную солидарность. Среди них – известнейший юрист Михаил Барщевский. А также, по его словам, знаменитый Генри Резник, который после одной из проделок Трунова долго и красиво матерился.

В суде не появился

О том, что Трунов больше озабочен своим пиаром, нежели интересами клиентов, слышать приходилось и прежде. В частности, в связи с процессом о захвате Театрального центра на Дубровке, где он осуществлял защиту потерпевших, а также с делом об обрушении «Трансвааль-парка». Об этом тогда немало писали в прессе. И вот, похоже, появилось ещё одно свидетельство. Очередным примером подхода Трунова к исполнению своих обязанностей, судя по всему, может стать его участие в деле о падении в Ярославле самолёта Як-40, где он представлял интересы родственников погибших пилотов.

– Я осуществляла защиту интересов родственников погибших пассажиров, – поделилась адвокат Ольга Морозова. – Об участии Трунова я узнала ещё до моего вхождения в дело – в СМИ много сообщалось, что он выступает на стороне потерпевших. Потому, когда я вошла в дело, решила связаться с ним. Ведь в паре работать легче, добиваясь одной цели, к тому же человек он известный, опытный… Но этого не удалось. Зато выяснилось, что Трунов подаёт какие-то, на мой взгляд, совершенно странные иски, оспаривая в суде заключение Международного авиационного комитета о причинах катастрофы. Хотя было очевидно заранее, что этот иск проигрышный. Так в итоге и оказалось. Потому у меня сложилось впечатление, что этот человек просто хочет таким образом ещё больше раскрутить своё имя. Когда же дело было направлено в суд, я увидела, что имя Трунова вообще там не упоминается. Хотя если был заключён договор на осуществление защиты, то Трунов должен был участвовать в процессе. Но с материалами дела он не знакомился. И в суде он также не появился. Потому родственники погибших всё время говорили, что им некому помочь, в процесс они вошли без юридической помощи и оказались предоставлены самим себе. Позже я посмотрела, в каких ещё делах принимал участие Трунов. Везде примерно такая же ситуация. Происходит какой-то теракт или что-то ещё, расследованием чего занимается Следственный комитет, он тут же каким-то образом сразу появляется на стороне потерпевших, а потом куда-то испаряется и никакой помощи не видно. Могу предположить, что это делается для того, чтобы потерпевшие не шли ни в какую другую сторону и были под контролем у следствия. Либо человек таким образом просто делает себе имя. Например, по нашему делу он подавал жалобы на председателя Мосгорсуда. Понятно, что об этом в прессе будут писать: ах, какой смелый адвокат, он борется с Мосгорсудом! Но потерпевшие тут при чём?

По теме

«Мы не общались с ним месяцами»

Однако не только уважаемые юристы решаются откровенно выразить своё отношение к методам Трунова. Вероятно, они не хотят, чтобы его принципы работы отражались в итоге и на них. Мы связались с Людмилой Патрикеевой – вдовой погибшего пилота Игоря Жевелова, чью защиту как раз осуществлял Трунов. Рассказать о его помощи она не смогла. «Я отказалась от его услуг, – пояснила Людмила Патрикеева. – Мы не были с ним на связи, месяцами не общались, о его деятельности я узнавала в основном из публикаций в СМИ. Потом журналисты начали теребить меня. С одного канала звонили, с другого, спрашивали о его помощи. Мне это надоело, и я отказалась от услуг Трунова. Я не поняла, какие мои интересы представляют и что представляют».

Оригинальный метод ведения защиты, не находите? Устроить шум в прессе, внимание которой будет гарантированно приковано к резонансной трагедии, но при этом, если верить словам Патрикеевой, месяцами не общаться со своей клиенткой.

Кстати, Людмила Патрикеева рассказала ещё и о том, как повёл себя Трунов с матерью Андрея Соломенцева, ещё одного погибшего пилота. «Когда она прилетела и хотела встретиться с господином Труновым, узнать, что и как, раз он вызвался защищать экипаж, то он не пошёл с ней на контакт. Просто попросил, что от её лица ему нужна доверенность. Она даже, по-моему, с ним не разговаривала, разговаривала с его секретарём, с ним она не общалась», – рассказала вдова разбившегося лётчика.

Если всё так и есть в реальности, то ситуация выглядит довольно-таки гадко. И вряд ли её можно назвать иначе, чем пиаром на костях.

Справка

На днях Михаил Барщевский в эфире «Вести FM» рассказал о том, как Игорь Трунов стал адвокатом. Эту историю корифей адвокатского сообщества назвал грустной. «Где-то в середине 90-х было понятно, что российская адвокатура – рудимент советского строя. Надо было принимать новый закон об адвокатах, – поведал Барщевский. –

И тогда министр юстиции разрешил создание альтернативных коллегий. В Московской городской коллегии были жёсткие экзамены, обязательная стажировка, проверка работы – корпорация берегла свою честь. А в альтернативных экзаменов не было: делай взнос 100 долларов – и вперёд. А когда выходил новый закон об адвокатской деятельности, задумались, как отделять одних от других? Решили: все, кто работал адвокатами на момент принятия закона, автоматически стали членами Московской палаты адвокатов».

Одним из представителей таких альтернативных коллегий, по словам Барщевского, был и Игорь Трунов. Если так, то стоит ли теперь удивляться его поведению, юридическому мастерству и моральным принципам? И вот теперь Трунов, насколько известно из сообщений в прессе, решил заняться защитой интересов родственников жертв катастрофы лайнера над Синайским полуостровом. Рассуждал он и о выплатах близким погибших в результате падения «Боинга» в аэропорту Ростова-на-Дону. Будет очень странно, если они доверятся человеку, которого собственный пиар, похоже, интересует намного больше, нежели помощь людям, пережившим огромное горе.

Опубликовано:
Отредактировано: 09.05.2016 11:44
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх