// // Израиль – Россия – Турция: любовный треугольник или пересечение интересов?

Израиль – Россия – Турция: любовный треугольник или пересечение интересов?

1166

Реставрация конфигурации

4
В разделе

Незадолго до встречи российского президента Владимира Путина с турецким президентом Реджепом Эрдоганом в Санкт-Петербурге израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в Риме сделал заявление о возобновлении отношений между Израилем и Турцией. Разобраться, кто и за какую ниточку разматывает сложный клубок взаимоотношений в раздираемом противоречиями регионе, сложно, но попробуем хотя бы в общих чертах.

Сульха. На Востоке это слово поймёт каждый, на каком бы языке он ни говорил. Это перемирие, всегда желанное, но не всегда достижимое или хотя бы надёжное. Сегодняшний союзник вдруг может оказаться коварным врагом, а заклятый враг вдруг явится с царскими дарами и вечной дружбой. Разобраться в хитросплетениях вечных дружб и сиюминутных распрей обычно помогает история.

Прежде чем углубиться в исторический экскурс, хотелось бы привести экспертное мнение профессора Бар-Иланского университета Зеэва Ханина о треугольнике Москва – Анкара – Иерусалим: «Москва и Иерусалим, очевидно, решили, что все потенциальные конфликты, которые могут возникнуть после восстановления контактов с Турцией, со стратегической точки зрения гораздо менее опасны, чем отсутствие координации с Анкарой перед лицом больших общих угроз на Ближнем Востоке, включая ситуацию с Сирией и Ираном».

Кто против кого дружит?

70–90-е годы прошлого века стали кульминацией расцвета израильско-турецких отношений. Турция, хотя и член НАТО, чувствовала себя не слишком комфортно, будучи зажата в клещи между СССР и Сирией, претендовавшей на турецкую Александрету. Это подталкивало турок на союз с двумя неарабскими странами: Ираном и Израилем, оттягивавшими на себя агрессию арабских диктатур.

Выход из игры Ирана ослабил позиции турок и укрепил их сотрудничество с Израилем. Этот геополитический расклад претерпел изменения по завершении холодной вой-

ны. Угроза со стороны СССР исчезла, Иран находился под давлением международных санкций, а Сирия, лишившись поддержки и финансирования могущественного патрона, уже не представляла реальной угрозы для турецкой армии.

Израиль стал не столь важен для турок, как прежде, но по инерции отношения оставались очень дружественными и тёплыми. Приход во власть Партии справедливости и развития (ПСР) круто развернул турецкую политику в отношении Израиля. Эта исламистская партия, филиал движения «Братьев-мусульман», пыталась навязать законы шариата в Египте, но была свергнута генералом Ас-Сиси.

С точки зрения ПСР, перед Турцией открывались блистательные перспективы. После американского вторжения фактически прекратил существование как цельное и самостоятельное государство Ирак. Арабский мир был расколот и ослаблен, Балканы не оправились после развала Югославии, кровопролитной войны и бомбардировок НАТО. Зато Анкаре уже никто не угрожал, и она начала быстро расширять своё влияние, осознанно или неосознанно возрождая нео-Оттоманскую империю.

По теме

Своей риторикой, амбициозными планами и обещаниями вернуть былую мощь и гордость Турции Эрдоган привлёк на свою сторону часть генералитета, несмотря на насторожённое в целом отношение высшего офицерства к ПСР. Он быстро распростился с тёплыми чувствами к Израилю и, пользуясь ненавистью к сионистам в арабском мире, даже готов был возглавить поход против Израиля.

Если друг отказался вдруг

Антиизраильская пропаганда набирала обороты. Во время второй ливанской войны израильтяне, привыкшие отдыхать в Турции, оказались жертвами словесного и физического насилия. В январе 2009 года, после операции «Литой свинец», на Всемирном экономическом форуме в Давосе Эрдоган обрушился с резкой критикой на президента Израиля Шимона Переса. Одновременно Турция стремительно сближалась с заклятым врагом Израиля – Ираном, а также с Сирией, с которой в 1998 году находилась едва ли не в состоянии войны.

В октябре 2009 года Анкара отменила традиционные военно-воздушные учения Anatolian Eagle с Израилем, зато начала совместные широкомасштабные военные манёвры с Сирией.

Во время визита в Ливан в ноябре 2010 года Эрдоган заявил, что его страна «не станет молчать, когда Израиль, используя современные самолёты, танки и фосфорные бомбы, убивает женщин и детей».

В 2010 году Турция отказалась возобновить торговое соглашение с Израилем, нанеся урон прежде всего своим гражданам: без работы остались тысячи турецких рабочих в Израиле, страна потеряла сотни миллионов долларов. В самой Турции нагнеталась истерия о «сионистском заговоре», и в июле 2010 года власти арестовали группу генералов, якобы получавших распоряжения из Иерусалима.

«Флотилия мира» в 2010 году, пытавшаяся прорвать блокаду Газы и закончившаяся убийством девяти боевиков организации IHH (финансировавшей это предприятие и тесно связанной с режимом и правящей партией), стала последним гвоздём в гроб некогда стратегических отношений между двумя странами.

Турок это не смущало. Популярность Эрдогана была на подъёме, Турция заняла место в авангарде борьбы с сионистами. С момента начала хаоса на Ближнем Востоке, умилительно именуемого Западом «арабской весной», эта страна оказалась в наиболее выигрышном положении. По всему региону началось буйное цветение «Мусульманских братьев» (далее – МБ). При поддержке Обамы они сформировали Национальную коалицию сил сирийской революции и оппозиции (НКОРС), во главе которой стояли всё те же «братья». Доминирующее положение Турции в регионе, казалось, обеспечено на 100%.

«Позорные еретики»

Ход вещей сломал Египет, выкинувший «Братьев» из власти в 2013 году. Попытки Эрдогана поддержать «Братьев» привели практически к разрыву отношений с Египтом. В Сирии тоже всё пошло не так. Режим Асада, которого Эрдоган предал, выдержал первый натиск, а «Братья» в качестве центровых сирийской оппозиции – надежда и опора Эрдогана – были раздавлены «Джабхат ан-Нусра» и «Исламским государством» (запрещены в РФ).

Снятие санкций с Ирана превратило эту страну в ведущего игрока на Ближнем Востоке, который начал формировать шиитский полумесяц от Багдада до Ливана, через Сирию. У Турции формально хорошие отношения с режимом аятолл, но и у турок, и у иранцев в отличие от США и современной Европы хорошая память и здоровые инстинкты. Они помнят о непримиримой борьбе, которую издревле вели между собой две эти страны, и возвышение Ирана в регионе вовсе не радует ПСР, тем более учитывая, что речь идёт о двух государствах, представляющих враждебные ветви ислама.

Положение усугублялось тем, что Эрдоган и его правая на то время рука – Давутоглу – настроили против себя всех соседей, надавав и не выполнив обещаний паритетного партнёрства. В регионе не осталось ни одной страны, с которой Эрдоган и его партия не испортили бы отношения.

По теме

Турция, поначалу поддерживавшая экстремистские группировки, на своей шкуре быстро убедилась, что приручить чудовище невозможно, даже принося ему в жертву собственных детей.

Заигрывания с запрещённым в РФ «Исламским государством» и сирийской «умеренной оппозицией» не повлияли на ситуацию. Запрещённая в России «Джабхат ан-Нусра» –

салафитская группировка и филиал террористической «аль-Каиды» – видела в Турции и МБ соперников, а ИГ перешло к прямым военным действиям против турок, объявив их «позорными еретиками» и «пособниками империалистов».

Греки не скрывали возмущения постоянными провокациями турок в греческом воздушном пространстве. Ас-Сиси разорвал отношения с Турцией после того, как те заняли сторону МБ и начали публично поносить египетское руководство. Арабские княжества и прежде старались держаться от Турции подальше, не верили ей и хорошо помнили о временах турецкого господства, после которого «трава не растёт».

Резко осложнились отношения с ЕС, вызванные недавними репрессиями Эрдогана против военных, судей и журналистов.

Единственным союзником турок остался Катар, но это не самый сильный партнёр, да и он начал тяготеть к Саудовской Аравии и ОАЭ.

Тут бы Турции держаться за Россию, но, сбив российский самолёт, Анкара потеряла последнего нейтрального соседа, подведя отношения к грани военного конфликта. Эрдоган и его партия остались в одиночестве и не увидели вокруг ни одного луча поддержки. Дальше – известная история. Эрдоган неожиданно просит у России прощения за сбитый самолёт и заявляет о своём стремлении к нормализации отношений с соседями, имея в виду прежде всего Россию и Израиль. Затем были встреча в Санкт-Петербурге с Владимиром Путиным и подписание важных документов.

Против – лишь трое министров из десяти

Глава израильского правительства сделал в Риме заявление о нормализации отношений с Турцией. При этом он, правда, пояснил, что морская изоляция сектора Газа сохранится, но добавил: мол, соглашение открывает большие возможности для экспорта израильского природного газа. Перед тем как выступить со столь сенсационным заявлением, Нетаньяху поставил в известность о готовящемся соглашении госсекретаря США Джона Керри, с которым в то же время также встречался в Риме.

Что означает для Израиля и Турции «программа замирения»? Речь прежде всего идёт о следующих пяти базисных пунктах.

Первый – восстановление отношений – предполагает обмен посольствами, возобновление официальных визитов, обязательство не действовать друг против друга в международных организациях и сотрудничество в сфере безопасности и разведки.

Согласно второму пункту Израиль должен будет выплатить компенсацию в размере 20 млн долларов семьям погибших и раненных на борту судна «Мави Мармара». В обмен Турция отзовёт иски против израильских солдат и офицеров, которые рассматриваются в суде в Стамбуле.

Согласно третьему пункту турки откажутся от своих требований о снятии блокады Газы, однако получат возможность передавать жителям Газы оборудование и гуманитарную помощь через порт Ашдода, то есть под надзором Израиля. Также Турция пообещала, что ХАМАС не будет с её территории действовать против еврейского государства.

В договоре не было пункта, касающегося возврата тел израильских военнослужащих Адара Гольдина и Орона Шауля, объявленных пропавшими без вести после операции «Нерушимая скала», однако Турция пообещала задействовать свои связи с ХАМАС, чтобы решить этот вопрос.

И наконец, Израиль и Турция начнут официальные переговоры о строительстве газопровода. Турция выразила заинтересованность в том, чтобы приобретать израильский природный газ и продавать его на рынки Европы. Буквально через неделю в ашдодском порту пришвартовалось первое судно с гуманитарным грузом из Турции, которое после соответствующей проверки пошло в Газу.

По теме

Голосование по вопросу ратификации соглашения с турками в кабинете министров действительно прошло практически без сучка и задоринки: из 10 министров лишь трое проголосовали «против». То есть, как говорится в известной пословице, и невинность соблюли, и капитал приобрели…

Клубок заклятых врагов

В новом приливе дружбы и сотрудничества сошлись несколько интересов.

Первый – экономический. Турция заинтересована в приобретении природного газа из месторождения Левиафан на севере Израиля. Израиль, в свою очередь, заинтересован в продаже этого газа. В перспективе газ может поступать в Европу, и Турция будет получать от этого дивиденды как страна-транзитёр.

Второй интерес – Иран. Он не угрожает Турции напрямую, как Израилю, но перспектива создания мощного шиитского блока в регионе и обретения Ираном ядерной бомбы настораживает турок. Тем более в ситуации, когда Америка уходит из региона, ЕС погружён в собственные проблемы и балансирует на грани распада, а арабы не в состоянии противостоять намного более сильному противнику. В Турции есть своё шиитское меньшинство, и Анкара вовсе не в восторге от мысли, что в один прекрасный день оно выступит на стороне персов. Израиль в этом плане – надёжный союзник, поскольку иранцы не оставляют ему другого выбора. Принцип «враг моего врага – мой друг» ещё никто не отменял.

Третье – запрещённое в РФ ИГ и «джихадистские» группировки типа террористической «Джабхат ан-Нусра». Израиль дня них – заклятый враг, но правящий режим в Анкаре – «раскольники» и «еретики», а значит, враг ещё более заклятый.

Четвёртый интерес и вовсе парадоксальный: обе страны заинтересованы в том, чтобы нейтрализовать друг друга. Турки снижают уровень поддержки ХАМАС, ограничиваясь гуманитарной помощью, и отказываются от провокаций. Израиль сокращает сотрудничество с курдами.

Вектор газа

По мнению ряда экспертов, в той запутанной ситуации, в которую вогнал себя сам Эрдоган, он, к своему вящему удивлению, обнаружил, что ему выгоднее отказаться от своего требования к Израилю о полном снятии морской блокады сектора Газа в обмен на перспективу энергетического сотрудничества с еврейским государством. Тем самым он убивает двух зайцев: с одной стороны, уменьшает зависимость Турции от российского топлива, а с другой – получает контроль над будущим энергетическим потоком в Европу.

Что касается правительства Израиля, то и премьер Нетаньяху, и министр энергетики Штайниц продвигали вариант газопровода в Турцию в качестве беспроигрышного для обеих стран. Создание механизма экспортной инфраструктуры для доставки израильского газа на европейские рынки, несомненно, будет способствовать более глубокому исследованию энергоресурсов в так называемом Бассейне Леванта, где, по результатам проведённых геологических изысканий, их содержится в 4 раза больше разведанных до сих пор запасов.

Превращение Израиля в экспортёра энергоносителей в Европу может иметь серьёзное стратегическое значение. Такая перспектива, казалось бы, не может не радовать. Однако далеко не все считают её радужной. Так, бывший внешнеполитический советник Белого дома в годы президентства Джорджа Буша-младшего Дэвид Вурмсер неоднократно предостерегал Иерусалим против варианта с турецким трубопроводом. Он полагает, что такая зависимость чревата «политическим шантажом со стороны Анкары», а также риском спровоцировать геостратегическое противодействие со стороны России.

В то же время активные сторонники так называемой газовой сделки – от правительственных чиновников до энергетических компаний, задействованных в реализации проекта, – настроены весьма и весьма оптимистично. Как они утверждают, на самом деле Турция потеряет намного больше, чем Израиль, в случае если перекроет «топливный поток» в её направлении именно по политическим мотивам.

Посадить ЕС на иглу

Что сближает интересы России и Израиля по отношению к Турции?

Здесь мы вступаем в область предположений и догадок, но наша версия, полагаем, имеет определённую логику. Примирение между Турцией и Россией, с одной стороны, и Турцией и Израилем – с другой, произошло – на этот факт никто не обратил внимания – после визита Биньямина Нетаньяху в Москву и встречи с Владимиром Путиным в начале июня, которую комментаторы в обеих странах характеризовали как очень продуктивную.

Мы можем предположить, что сближение обоих лидеров с Эрдоганом было спланированным и согласованным шагом.

В экономическом плане это выгодно и Москве и Иерусалиму. Российский «Газпром» добивается участия в газовых разработках в морских водах Израиля и строительства газопровода, и переговоры, насколько мы знаем, достаточно продуктивны. И Израиль и Россия в случае успеха переговоров заинтересованы в том, чтобы израильский газ шёл в Европу. Кратчайший и наиболее удобный и естественный путь лежит через Турцию, обладающую всей необходимой инфраструктурой.

Экономические соображения сочетаются с долгосрочными политическими. И Россия и Израиль заинтересованы в том, чтобы «посадить на газовую иглу» ЕС. Для обоих государств политика Брюсселя с его лицемерием в области прав человека, предвзятостью и навязчивым вмешательством – головная боль вообще, и особенно сейчас, когда это рыхлое и неустойчивое образование стало объектом манипуляций Вашингтона. В политической сфере обоим государствам также выгодно привлечь турок на свою сторону. Ещё один фактор – исламский фундаментализм. Турция, как мусульманская страна, вынуждена противостоять исламскому фанатизму, и, без сомнения, и Москва и Иерусалим заинтересованы в создании единой коалиции против этого зла.

Акцент

Что потребовали мы от Эрдогана?

В отличие от России, договариваясь с турками, Израиль чётко артикулировал свои условия: чего бы хотелось Тель-Авиву от Анкары. А что же Москва? Что мы потребовали от замирившегося с нами Эрдогана? Даже собственное условие возобновления отношений после компенсации за сбитый самолёт и то на радостях забыли. И как понимать высказывание Эрдогана по Крыму во время встречи с Петром Порошенко – мол, мы нипочём не признаем российский статус полуострова? «Судя по всему, Турция быстро будет переобуваться обратно, – полагает востоковед Анатолий Несмиян. – Никакой оси Анкара – Тегеран – Москва, конечно, уже не будет. Турция уже не станет союзником Ирана и России в Сирии. Замирение с Россией приобретает чёткие очертания: Эрдогану просто был нужен инструмент для шантажа Америки». Похоже, Эрдоган действительно готов, забыв недавние обиды – попытку свержения, «перезагрузить» отношения с США. Вот только бы курды ему не подгадили: ведь неизвестно ещё, кого в итоге выберут своими партнёрами янки, их или турок.

Константин Дружинников

Опубликовано:
Отредактировано: 29.08.2016 08:08
Копировать текст статьи
Комментарии 0
Еще на сайте
Наверх